новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум Живой Журнал

 

© Алла Алексеева 

 

 

Возьми меня, мама!

 

– Это неправда! Неправда! – кричал Сашка, утирая текущие слезы, – Вы все врете! Врете!

Он убежал в комнату, бросился в постель и долго-долго плакал, уткнувшись лицом в подушку.

Сашка жил в детдоме уже год. Его, испуганного, заплаканного и очень грязного, привез милиционер. Он всю дорогу был ласков с ним, гладил по голове и, вздыхая, приговаривал: «Эх ты, бедолага…».

Наверное, поэтому Сашка милиционера не боялся, а только тревожно заглядывал в глаза и тихо просил:

– Дядя, когда мама из больницы вернется, скажи ей, где я.

– Все будет хорошо, парень, – отвечал милиционер, почему-то отводя в сторону свой взгляд.

Прошел целый год, а вестей от мамы все не было. Сашка ждал, терпеливо снося все обиды и побои старших мальчиков. Он не плакал и не жаловался. Он ждал, что однажды откроется дверь и войдет мама. Она обнимет его, возьмет на руки и унесет домой. Но мама все не приходила. А сегодня…

Сегодня в игровую комнату пришли какие-то люди. Они стали рассматривать детей. Малыши сразу окружили их и стали, перебивая друг друга просить: «Возьми меня, мама».

Мальчики постарше, стояли в сторонке и, насупившись, угрюмо смотрели на незнакомцев. Они уже знали, зачем пришли эти люди. Незнакомые люди приходили и раньше. Мальчики знали, что после таких визитов кто-то из малышей находил новую семью. Но их, тех, кто был постарше, никто никогда не брал. Выбирали только малышей.

Сашка не подбежал к незнакомцам, хоть и считался еще «малышом», он стоял у окна и грустно смотрел на детей.

Женщина что-то тихо прошептала на ухо мужчине, и он внимательно посмотрел на Сашку. Потом они также тихо что-то сказали директору, показывая глазами на Сашку.

Наконец они вышли, и малыши сразу успокоились. Только старшие хмуро поглядывали на Сашку. В их глазах можно было прочесть и зависть, и презрение, и даже слезы отчаяния.

Потом пришла няня и отвела Сашку к директору.

Директор задавал ему разные вопросы, потом погладил Сашку по голове и попросил подождать в коридоре.

Сашка не понимал, почему его вызвали, и что нужно было этим людям. Он стоял, прислонившись к стене, и в его груди гулко билась тоска.

 

– А может…– как маленький теплый огонек вспыхнула надежда,– а может, мама попросила этих дяденьку и тетеньку приехать за ним? А может, она еще больна и не может сама приехать за ним?

Его маленькое сердечко взволнованно забилось, как испуганный воробушек.

«Мамочка» – это слово как будто нежно коснулось его щеки. Какая она теперь мама? Сашка смутно помнил ласковое бледное лицо, текущие слезы и мягкие губы, которые касались его лба. Зато он ясно помнил лицо отца, злые черные глаза, красные щеки и взлохмаченные волосы, а еще запах вина. Этот запах и отец жили в его памяти вместе...

 

В коридоре гулял сквозняк. Это нянечки проветривали спальные комнаты. И если бы не сквозняк, Сашка так никогда и не услышал бы страшные слова. Сквозняк приоткрыл дверь кабинета и…

– Мальчик очень замкнутый, необщительный, – говорил директор, – и неудивительно: на его глазах пьяный отец зарезал мать. Хорошо хоть недолго бедняжка мучилась – умерла по дороге в больницу…

Сашка долго кричал. Только после того, как медсестра поставила ему какой-то укол, он затих.

Сон был тяжелым и беспокойным. Сашка вскрикивал, стонал и скидывал с себя одеяло.

Только через неделю Сашка начал есть. Нянечки тайком утирали слезы, глядя на его осунувшееся, бледное личико.

Он не озлобился, но стал еще более замкнутым. Подолгу стоял у окна и смотрел на дорогу. Он ждал.

Однажды детей повели в актовый зал. Малыши удивленно спрашивали: «Сегодня праздник? Нам дадут конфеты?» Нянечки ничего не отвечали, только пожимали плечами. Когда все уселись, директор объявил:

– Дорогие дети, – сказал он,– к нам приехали гости, они покажут вам кукольный спектакль, а потом они обещали сюрприз».

Спектакль был такой веселый, что даже Сашка смеялся. Смешной царь все время искал Бога и не находил его. Только пастушок Ваня смог объяснить царю, где и как можно найти Бога. После спектакля, оказалось, что царь так и не понял, где можно найти Бога, и дети сами пытались объяснить ему как же Его найти. Царь оказался очень капризным и глупым, и все время грозился все детей казнить.

Это было смешно и весело.

После спектакля был сюрприз. О, какой это был вкусный сюрприз. В каждом пакетике были конфеты, печенье, апельсины. Но был там особенно вкусный кусок домашнего пирога с творогом. От него так пахло домом.

Гости долго еще разговаривали с детьми, гладили малышей по голове, облепивших их, как пчелки мед. Даже Сашка подошел, и ему тоже по-матерински погладили голову. Давно мальчику не было так хорошо, так радостно. Это были какие-то другие, особые люди. Они говорили спокойно и ласково, все время рассказывали о Боге, который очень любит детей, в их глазах светилась доброта и любовь.

После их отъезда в детдоме стало так грустно, как будто солнышко, посветив, скрылось за тучами.

Еще долго дети вспоминали глупые шутки царя и его смешную угрозу всех казнить, пели песенку из спектакля и вспоминали домашний пирог. Но жизнь в детдоме постепенно снова становилась скучной и однообразной.

Сашка погрустнел. Он думал о маме, о Боге, который, оказывается, любит всех детей, о себе. Это были новые, необычные и какие-то взрослые мысли. Любовь невидимого и незнакомого Отца, который живет где-то на небесах и знает все о нем Сашке, согревала его исстрадавшееся сердечко.

Этот вечер ничем не отличался от других, ну разве что за окном шелестел дождь. В спальне няня выключила свет, и вскоре было слышно только, как сопят детские носы. Сашка не спал. Он пытался вспомнить мамино лицо и не мог. « Боже, – взмолился он, – если Ты вправду любишь меня, верни мне маму. Я буду всегда послушным и хорошим мальчиком, я буду помогать ей во всем. Даже если она больна и не может ходить, я все буду делать за нее, только верни мне маму. Я никогда не буду огорчать тебя плохим поведением, я буду все делать, что Ты скажешь, только верни мне, пожалуйста, маму». Сашка заплакал, укрывшись с головой одеялом. Так он и уснул. Только поздно ночью дежурная няня, обходя спальни, поправила одеяло. Она тихо вздохнула, увидев слезы на его спящем личике.

Утром на улице засветило яркое солнышко, весело запели птицы, ласково зашелестела весенняя листва на деревьях. В комнатах стало светлее и теплее. Сашка почувствовал тепло и радость от нового весеннего дня. Что-то изменилось, нет, он сам изменился. Теперь он твердо верил, что он не один, что мама придет.

– Ожил мальчонка, – сказала одна няня другой, глядя на Сашу.

И, правда, Сашка весело носился с другими мальчиками, звонко смеялся и играл.

– Ты что такой веселый?– спросил удивленно самый старший мальчик.

– За мной придет моя мама, и я уеду с ней домой,– радостно сказал Сашка.

– Ври больше. Не придет. Все знают, что твою мамку папка зарезал.

– Все знают, но никто не знает, что мама выжила. Вот увидишь, она приедет.

– Сегодня?– мальчишка издевательски засмеялся.

– Сегодня!

В столовой уже заканчивали обедать, когда послышался гудок автобуса.

– Ура!!! Театр приехал!!!

Детвора так и прилипла к оконным стеклам.

Дверь автобуса распахнулась, и из него выпрыгнули молодые ребята-актеры. Они стали разгружать ширму и коробки с куклами.

– Обед еще не закончен, – строго сказала директор.

Дети разочарованно сели на свои стульчики и стали нехотя доедать свой скудный обед. Но всему наступает конец. Обед закончился, но встать из-за стола никому не разрешили.

– Сейчас вам наши гости раздадут сладости.

В дверях появились две девушки. Они несли коробки с конфетами, за ними появилась женщина, которая несла большой поднос, укрытый большим белым полотенцем.

– Мама!!! Мамочка!!! Я знал, что ты приедешь за мной!!!

Это был Сашка. Он повис на шее растерявшейся женщины, и плача, целовал ее щеки. Поднос с грохотом упал на пол.

– Маленький мой,– заплакала Люба, – ты скучал по мне, мой хороший? Не плачь, видишь, я приехала.

Девушки удивленно переглянулись. Они хорошо знали Любу и ее мужа. У них не было детей. Супруги любили друг друга, но бездетность огорчала их. Вся церковь не раз молилась, чтобы Господь послал им детей. Вот и вчера в воскресенье тоже молились об этом.

Люба взяла на руки Сашку и отнесла его в автобус. Они говорили, целовались и обнимались все то время, пока шел спектакль. Потом Люба зашла к директору и долго о чем-то с ним говорила.

Когда она вышла, сказала:

– Ты поедешь со мной сегодня, потом я сюда еще раз приеду и заберу твои документы.

«Боже, какой Ты хороший!!! Ты все сделал, как я просил». – шептал, глотая счастливые слезы, Сашка.

– Мама,– спросил он уже в автобусе,– А папку уже выпустили из тюрьмы?

– Из тюрьмы?– растерялась Люба.– Ну что ты наш папа в тюрьме не сидел.

– Но ведь он тебя ударил ножом в живот? Я сам видел, как его милиционеры связали и в машину посадили.

-Нет, сынок, ты ошибся – это был не твой папа, это был чужой человек. Твой папа очень хороший и добрый. Мы давно просили Бога, чтобы он нашел тебя. Теперь мы будем вместе.

-Всегда?

-Всегда.

 

Сашка третий год живет в семье Любы и Николая. Он умеет благодарить Бога, ходит с мамой папой в церковь. Конечно, он, бывает, нарушает обещание, которое дал когда-то Богу, но всегда просит прощения и старается исправиться. Страшные события, которые ему пришлось пережить, потихоньку стираются из его памяти. Новые родители души в нем не чают. Теперь трудно узнать в этом улыбчивом, чистеньком, хорошо одетом мальчике худого, загнанного, грязного ребенка.

Бог позаботился о нем.

 

Как бы хотелось, чтобы на земле больше не было детей, по ночам зовущих мам. Чтобы слезы на детских лицах высохли и улыбки осветили их лица!

 

Рисунок автора

 

 

© Алла Алексеева

 

 

 

 

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru