новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Евгения Игнатьева

 

 

Сказки для современных принцесс. Принцесса Вероника

 

В одной стране жили-были король и королева. Они были счастливыми людьми: любили друг друга и никому зла не делали. А когда у них родилась дочь, маленькая принцесса Вероника, они стали еще счастливее. Родители души не чаяли в маленьком пищащем комочке, покоящемся в резной люльке под кружевным балдахином.

Однако их радость разделяли не все. Была одна злая женщина, главная фрейлина королевы,  ей  покоя не давало их счастье. Она так завидовала им, что вскоре дошла до того, что не смогла спать по ночам. Вертелась с боку на бок и мучилась черной завистью. Такое очень трудно выдержать, и главная фрейлина поняла, что если она что-нибудь не сделает, то совсем сгинет от своей зависти. Тогда она прокралась ночью в покои Вероники и украла ее. Сначала она хотела убить бедняжку, но потом передумала. Фрейлина отвезла девочку в дальнюю деревню и подбросила на порог крайнего дома.

В этом доме жила тетушка Лоретта. У нее уже были свои дети – восемь мальчиков и девочек – поэтому, когда она услышала, как где-то рядом плачет младенец, то решила, что ей это приснилось или послышалось: ей часто казалось, что дети плачут. Но Вероника замерзла и проголодалась и кричала все громче. Тогда тетушка Лоретта все же открыла дверь. Она нашла на своем крыльце маленький комочек в дорогих батистовых пеленках и атласном стеганом одеяльце, вышитом золотом. "Что ж, – подумала она, – если уж судьба подкинула мне этого крикуна, то видать, мне его и растить". Она тогда еще не знала, что это девочка. Лоретта взяла принцессу в дом, и никто в деревне особенно не удивился – у нее всегда дети появлялись неизвестно откуда. Продав пеленки и одеяло, тетушка выручила приличную сумму денег. Девочку назвала Лолой. Имена всех в этом доме начинались на букву "Л". Такая уж была у Лоретты причуда.

Лола росла среди детей Лоретты и не догадывалась, кто она. Конечно, тетушка иногда попрекала ее куском хлеба, но так она говорили всем своим детям, поэтому девочка не обращала на это особого внимания. Или ей казалось, что не обращала.

Фрейлина королевы сначала пару ночей спала спокойно. Она радовалась, когда видела, как страдают родители девочки, и думала при этом: "Так вам и надо, не мне одной терзаться и не спать по ночам". Вскоре она опять перестала спать, но теперь уже потому, что ее мучила совесть. Она боялась, что то зло, которое она сделала другим, вернется к ней. Этот страх так извел ее, что был уже сам по себе наказанием за ее ужасный поступок. Наконец она поняла, что так больше продолжаться не может, и решила исправить положение. Она подкинула королю записку, где было подробно описано, что произошло с их дочерью и куда ее отвезли. Только кто это сделал, она не написала.

Король с королевой не переставали любить свою Веронику и надеяться, что в один прекрасный день они найдут ее. И хотя у них уже родились четыре прекрасных принца, они несказанно обрадовались, получив записку. Иx радость была так велика, что они даже не стали выяснять, кто украл их дочь, заложили карету и пустились в путь.

Когда золоченый экипаж подъехал к деревне, вся местная детвора с гиканьем и улюлюканьем окружила его. Вероника тоже была среди них.   Карета остановилась у дома тетушки Лоретты. Они постучали в дверь. Лоретта вышла. Король спросил у нее, находила ли она двенадцать лет назад (именно столько времени прошло) младенца у своих дверей.

– Как же, находила, – сказала Лоретта.

– И что же вы сделали с ней? – спросила королева.

– Взяла себе, а что еще было делать.

– И где же сейчас эта девочка, жива ли она? – Сердца обоих родителей готовы были выпрыгнуть из груди.

– Еще бы, жива-невредима.

– А сохранились ли у вас доказательства, пеленки и одеяло? – поинтересовался король.

– Еще чего, конечно, нет. Я их продала, и все мы жили на эти деньги три месяца.

– И все же, если девочка невредима, то где она? – не вытерпела королева.

– Да вот же она, прямо сзади вас стоит, – сказала Лоретта.

Король с королевой обернулись. Вероника-Лола была чумазой девчушкой, одетой в штаны, которые она донашивала за младшим сыном Лоретты, и огромную рубашку. Волосы ее были растрепаны и спутаны. Словом, она совсем не была похожа на принцессу.

Но королеве было на это наплевать. Она хотела обнять девочку, но боялась напугать ее. Она только подошла к ней, присела и, взяв ее ручку в ладони, спросила:

– Как тебя зовут?

– Лола, – девочка растерялась и не знала, как нужно вести себя.

– Ты не Лола, а Вероника, и ты наша дочь, – сообщил девочке король, а все стоящие вокруг ахнули. – Ты поедешь с нами.

– Постойте, а кто вы такие? – спросила тетушка Лоретта.

– Я – король этой страны, а это королева. Девочку украли у нас двенадцать лет назад и подкинули вам. Мы очень благодарны вам за то, что вы вырастили ее, и за это вы получите награду.

Услышав про награду, Лоретта растаяла и не стала препятствовать родителям забрать девочку. Но прежде чем дать тетушке денег, король все же проверил, кому она продала пеленки и одеяло. Только когда его величество увидел их своими глазами у богатого купца из этой же деревни, он отсыпал Лоретте большую горсть золотых монет.

Деревенские дети бурно переживали новость о том, что Лола оказалась принцессой. Некоторые дразнили ее, говоря: "Ваша милость, подайте на пропитание". Иные говорили: "Не забывай нас, когда переедешь во дворец". Королева спросила девочку: "Ты хочешь поехать с нами?"

– Еще бы, – ответила Лола, – конечно, хочу.

– Хорошо, – сказала королева, – тогда пойди, собери свои вещи и садись в карету.

Лола бросилась в дом за своим сокровищем, единственным, что принадлежало ей: круглой картонной коробочкой, в которой лежали игральная карта с изображением кавалера и блестящая пуговица из сорочьего гнезда. С коробкой в руках она забралась в экипаж. Дети окружили карету и улюлюкали, провожая ее. Они кричали и кривлялись, но  в душе завидовали Лоле – ведь она теперь будет жить во дворце, есть досыта разные вкусности и спать, сколько ей захочется.

 Сначала Лоле понравилось во дворце.  Он спала на огромной кровати, ее наряжали в красивые платья, на руках появились перстни, на шее – ожерелья. Все это было такой красоты, что даже дочка деревенского купца не могла мечтать о них. У принцессы были слуги, которые мыли ей ноги и причесывали волосы. Но кое-что во дворце ей все-таки не нравилось.  Во-первых, девочку называли чужим именем – Вероника. Во-вторых, хотя пища и была очень вкусной, чтобы поесть, нужно было так изощряться, что еда теряла всю прелесть.

В первый раз ее усадили за стол в присутствии только самых близких: родителей, советника короля и нескольких фрейлин, среди которых была и та, чей поступок изменил ее судьбу. Перед девочкой поставили снежно-белую тарелку, всю в золотых узорах, и вилки с ножами, о которых Вероника и понятия не имела.  "Смотри, как делают другие, и повторяй сама", – шепнула ей королева.

Подошел парень в ливрее и положил принцессе на тарелку кусок мяса. Королева взяла нож, Вероника тоже. Она ткнула им в мясо и – бац – кусок вылетел из тарелки и оказался на полу. Все засмеялись, Вероника обиделась.

– Ничего, ничего, – сказал король. – Научишься еще.

Он велел парню в ливрее положить другой кусок мяса Веронике. Королева разрезала его на кусочки и показала, как надевать их на вилку. Веронике понравилось  ловить вилкой мясные куски, но часть из них все же оказалась на полу. Суп надо было есть ложкой и рот вытирать салфеткой. Вероника предпочитала  пить суп из плошки, а рот вообще не вытирать. А когда принесли мороженое, принцесса увидела, что все ковыряют его ложкой. Сначала она тоже попробовала так, но вскоре убедилась, что подтаявшее мороженое с краю гораздо вкуснее. Она нацепила шарик на жирную от мяса вилку и стала облизывать его, далеко высовывая язык. Это тоже оказалось неправильно.

Все это совсем не нравилось Веронике. Но хуже всего была учеба. Король сказал ей, что она должна учиться. Но девочке не было понятно, почему надо знать, что сделал какой-то там король сто лет назад, пусть он и приходился ей пра-прадедушкой. Не хотела она учиться читать и писать. Единственное, что ей нравилось – это ездить на охоту с братьями. Но это случалось не часто. Танцевать и петь у нее не получалось, и она так быстро натерла мозоли о струны арфы, что возненавидела этот инструмент. Королева часто обнимала и целовала ее, но Вероника не знала, как на это реагировать. Ее ведь прежде никогда никто не обнимал и не целовал, кроме того случая, когда это попытался сделать один деревенский мальчишка. Но она так наподдала ему, что тот больше не лез. 

Однажды королева сказала ей, что нужно учиться, потому что она принцесса и однажды станет женой короля.  Вероника подумала, что быть женой короля это, наверное, хорошо. Ей даже удалось написать несколько букв не очень коряво, но потом интерес пропал. Однажды терпение Вероники лопнуло. Вот как это произошло.

Король с королевой сказали ей, что они не могут допустить, чтобы она так жила.

– Наш долг – научить тебя управлять собой, – сказал ей король. – А когда  ты станешь королевой, то должна будешь уметь сама вести себя правильно без того, чтобы тебя к этому принуждали.  Поэтому нам приходится применить крайнюю меру. Если ты не начнешь учиться сама, мы должны будем тебя наказать

– Наказать? – Переспросила Вероника. – Это как когда тетушка Лоретта бегала за мной по всей избе с палкой, чтобы пройтись ею по спине?

– Девочка моя, – сказала королева. – Нам так не хочется этого делать. Но мы будем вынуждены, если ты не исправишься, для твоего же блага.

Но Вероника оставила это без внимания. Обычно когда тетушка Лоретта собиралась наказывать ее, она свирепела, краснела и так кричала и поносила девочку, что было больно и обидно. А король с королевой говорили спокойно. Поэтому девочка ни капельки не испугалась.

Но учиться она не хотела, и однажды король наказал ее. Вероника обиделась, подумала-подумала и сбежала из дворца. Потихоньку она выбралась на дорогу и подсела на телегу крестьянина, который ехал в ее деревню. Она решила, что у Лоретты ей было свободнее. Гуляла, где хотела, и ела, хоть и мало и не так вкусно, зато могла пачкать платье, сколько ей угодно. И никакой учебы!  Телега въехала в деревню и поравнялась с домом тетушки. "Спасибо", – сказала Вероника и слезла с повозки. "Еще чего, не надо мне твоего "спасибо", деньги плати", – грубо ответил крестьянин. Когда Вероника еще не была принцессой, никто с нее денег за проезд не требовал. Но теперь на ней было богатое платье. Она сняла с пальца перстень и протянула вознице. Тот испугался, увидев богатый перстень, и умчался прочь.

Лоретта встретила ее ворчанием. "Снимай свое платье и побрякушки, – сказала она девочке. – Я продам их, и пока вырученные деньги не кончатся, можешь жить здесь. А потом ступай, куда хочешь, и сама себя корми".  

Сначала Вероника обрадовалась своей свободе. Но потом все изменилось. Лоретта была груба с ней, дети дразнили ее  – как и раньше, но теперь она смотрела на это по-другому.  Как отличались деревенские мальчишки от ее братьев-принцев. Ей часто снилось, как красавица-королева обнимает и целует ее, и во сне ей было так хорошо в объятиях матери. А ведь когда она жила во дворце, она так и не научилась радоваться этому.  Ах, сколько букв она была готова выучить теперь и сколько пальцев ободрать о струны арфы, лишь бы опять оказаться в объятиях королевы. Она даже перестала откликаться на имя Лола, так хотелось ей вернуться во дворец. Но разве это было возможно? Ведь она не была достойна этого, и ни один король никогда бы не захотел жениться на ней, оборванке в поношенных мальчишеских штанах. Она смотрела на то, как деревенские молодцы бьют своих жен, и плакала, понимая, что она и только она сама виновата в том, что теперь ей никогда не стать женой короля.

А во дворце ее родители ломали голову над тем, что же им теперь делать. Вероника не возвращалась. Они понимали, что не смогли приручить дикарку, и думали, что ей, возможно, лучше жить в деревне. Но их сердца не могли смириться с разлукой и разрывались на части. Вероника обиделась на то, что ее наказали, но ведь они и не могли поступить по-другому.

А фрейлина тем временем опять не могла спать спокойно. Ее мучили попеременно то совесть, то зависть. В конце концов, она заболела так сильно, что поняла, что скоро умрет. Тогда она  позвала короля и королеву, чтобы облегчить перед смертью душу. Выслушав ее, король воскликнул:

– Даже ваша черная душа обеляется этим признанием. Почему же мы медлим совершить справедливость и проявить нашу любовь. Ведь Вероника действительно наша дочь и наш долг – вырвать ее у злой судьбы.

Король с королевой простили фрейлину и отпустили ее с миром, а сами сели в карету и поехали за Вероникой. Они боялись, что их дочь не захочет видеть их. Карета въехала в деревню, и деревенские дети опять окружили ее и с гиканьем и улюлюканьем бросились за ней. Вдруг на дороге показалась Вероника. Королева выскочила из кареты, бросилась к дочери и заключила ее в объятия. Вероника заплакала, и король с королевой  тоже заплакали, и даже некоторые из деревенских, чьи сердца еще не совсем зачерствели, тоже заплакали.

Вероника вернулась во дворец, но только теперь ее словно подменили. Она умудрилась столькому научиться за такой короткий срок, что все диву давались. Вскоре все истории про ее прадедушек и прабабушек уже казались ей очень интересными, а музыка, которую она извлекала из струн своей арфы, была так прекрасна, что Вероника и не замечала никаких мозолей на пальцах. И конечно, она была лучшей в мире охотницей.  А когда ей исполнилось 18 лет, к ней посватался государь соседнего королевства.  И как ни жаль родителям было расставаться с дочерью, они понимали, что уже сделали для нее все, что могли, и теперь ей пришла пора самой строить свою жизнь. Королева Вероника со своим королем, как и полагается, жили долго и счастливо, но она всегда знала, что хотя счастье дается нам свыше, чтобы  быть счастливой, необходимо и самой кое-что сделать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru