новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Баграт Шагинян

 

 

Под мигалкой

 

Когда еще мне приходилось лежа смотреть на обивку салона машины «скорой помощи»? Оказывается, она пористая и ослепительно-белая.

 Удивительно, тело трясется как фарш, нашпигованный свинцом, чувствует каждую колдобину на дороге и резкое торможение, а я все еще жив. Эти фельдшеры суетятся, возятся с приборами и  с капельницей, неужели они на самом деле надеются меня спасти?  Я не врач, но и то понимаю, что мне не жить. Судя по тому участливому взгляду, которым смотрит на меня  девушка, сидящая ближе всех к моей голове, она тоже это поняла. Так зачем же лететь сквозь городские пробки с противно воющей сиреной, если с такими ранами все равно невозможно выжить? Наверное, это формальность – раз дышит, значит надо везти в реанимацию.

И зачем только я полез на него, когда он  вытаскивал руку из кармана?

Тоже мне Алексей Матросов! «Братва» моя, которую я спас, даже не шелохнулась.

«Ваш коммерсант задолжал нашему восемь тысяч баксов!». Какие же мы идиоты!!! Сейчас меня даже восемь миллионов не спасут!

Там, за дверцами, откуда меня запихнули на носилках, отъезжает в небытие мое прошлое, вся жизнь, все события, которые были в моей жизни: любовь, ненависть, встречи, расставания, взлеты, падения, переживания и радости, мама, друзья, Даша.

Там, за матовыми стеклами тоже кипит, бурлит и продолжается жизнь. Все куда-то спешат, как всегда, слышно даже как люди в пробках неистово сигналят и кричат, обзывают друг друга. А меня везут к последней остановке, к точке. Вот такая вот машина времени!

Девушка с сердобольным взглядом уже смотрит недоумевающе, это, наверное, на моем лице появилась слабая улыбка из-за моих мыслей. На самом деле, почему мне не страшно? Может это от их обезболивающих? Может, от осознания, что все кончено,  не надо ни к чему стремиться, бороться за что-то, опасаться чего-то? Все позади, финиш. Жизнь прошла. Можно подводить итоги.

Теперь у нее мокрые глаза. Сколько в них  чистоты, доброты и тепла! Она напоминает мне мою Дарью. Точно, взгляд у нее похож очень на Дашин!

 

...Она не хотела меня отпускать. Когда мне позвонили на мобилу, я был у нее. Абрамыч говорил слишком громко, она все подслушала. Слезы, мольбы, колени… Пресловутая женская интуиция, «плохое предчувствие», над которым я так часто подтрунивал. Да, реально, это могло меня спасти, если бы не мое упрямство и глупость. «Прошу тебя, не езжай с ними… я умоляю, без тебя разберутся… ради меня, ради Христа, пожалуйста!».

Как это не поехать, а если подумают, что я сдрейфил? Что я скажу, меня девчонка моя не пустила?

Какая она была красивая, когда заслоняла дверь. Вид у нее был решительный, как у ласточки, защищающей свое гнездо с птенцами от коршуна. Каким я был дураком, мне нужно было тогда обнять ее, нежно поцеловать, просушить ее слезы своими щеками, забыть про все и остаться. Но я то думал, что еще будет время и возможность раскаяться, извиниться за свое упрямство и за то, что так грубо ее оттолкнул. Наверно я и на том свете не смогу простить себя и забыть выражение глаз, когда я, уходя, с огромной силой, с грохотом захлопнул массивную металлическую дверь прямо перед ее красным и опухшим от слез лицом. Не смогу забыть ее взгляда, в котором были огромная любовь и дикое отчаяние вперемешку. Вот это будет настоящим адом! Почему в состав бригады реанимации не входят священники? Я бы сейчас исповедовался и покаялся в том, что так обидел близкого, любимого человека на самой последней встрече в жизни и за то, что оставил ее одну в этом мире. Наверняка стало бы легче, если выговорился бы кому-нибудь. Хотя наверно не смог бы сейчас ничего сказать. Да и грешков у меня кроме этого хватает. Если Бог есть, то вряд ли  он меня простит. И зачем меня только втянуло в этот преступный мир? Криминальная романтика, «блатная жизнь», «братва», «ботва», «разборки», «наезды», «крышевание», «скачки», «стрелки», перестрелки.

А ведь мог стать нормальным человеком, из тех, кого мы считали «лохами», «фраерами». Моя мать наверняка хотела для меня другой участи, ей бы точно хотелось бы видеть меня каким-нибудь дипломатом, артистом или писателем и гордиться мной. Я мог бы сделать счастливым хоть, кого-нибудь. Мог бы прожить так, чтобы своей жизнью зажечь непогасимую звезду, так чтобы меня помнили. Мог сделать мир хоть чуточку красивее и лучше. А я был просто сорняком в этой жизни, пользователем и эгоистом.

Сейчас уже ничего невозможно изменить. Не, какой бы ни был Бог, вряд ли я ему нужен такой…    

«Он тебя любит!»

Что?!  Я не ослышался? Это вроде проговорила медсестра, похожая на Дашку. Может, мне показалось?

 «Он тебя любит и прощает» – точно это она шепчет мне, как будто опасаясь, что коллеги ее услышат. И еще украдкой показывает указательным пальцем в небо, а другой рукой вытирает слезы.

«Прощает и принимает тебя».

Невероятно… Она что, читает мои мысли? Или, может, опять та самая женская интуиция? Хотя, наверное, не так уж трудно догадаться, о чем может думать человек в последние минуты.

На душе сразу же полегчало, такое ощущение умиротворенности и спокойствия. Хотел бы я ей сказать об этом, но сил нет, получилось только слабо улыбнуться. От нее пахнет так вкусно, какой-то ванилью. А в своем белом халате она как настоящий ангел. Как и моя Дашка.

 

Что-то у меня руки уж очень сильно похолодели, да и в голове, в мозгах какой то неестественный холод, наверно вместо крови там уже только физраствор циркулирует. И сердце вроде уже не…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru