новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Маленький леший

Сказочная повесть

 

Глава девятая

РАССТАВАНИЕ

 

Раскрыв на следующий день глаза, Оля удивилась. Она лежала в палатке, а сквозь щели брезента вовсю лупило яркое солнце.

– Ничего не понимаю, – прошептала девочка. – Как это я здесь очутилась?

Она выбралась наружу и увидела геологов, упаковывающих камни и вещи в мешки и рюкзаки. Они были веселы и громко переговаривались о предстоящем отъезде. У Оли сжалось сердце.

«Как же это я так долго спала? – огорчённо подумала она. – Ведь сегодня мой последний день в лесу Маленького Лешего!»

Она посмотрела на солнце, полыхающее сквозь листву, и отметила, что роса на траве уже высохла. Оля спросила папу, как оказалась она в палатке.

– Ты заснула неподалёку от лагеря, да так крепко, что даже не шелохнулась, пока я тебя переносил.

– Разве я была одна? – удивилась Оля и прикусила язык.

– Конечно, – папа отвлекся от упаковки минералов и удивлённо посмотрел на дочку. – А с кем ты могла быть?

Но она не ответила, а, схватив полотенце и пакет с умывальными принадлежностями, быстро побежала к ручью.

– Сегодня не гуляй! – крикнул ей вслед папа. – Будешь помогать собираться!

У ручья девочку поджидал Маленький Леший. На траве возле него сверкало под солнечными лучами русалочье платье. Против ожидания он не выглядел печальным.

– Ты любишь поспать, – заметил Маленький Леший, пока она умывалась и чистила зубы.

– Меня не выпускают из лагеря, – стряхивая с ладоней студёную воду, выпалила Оля.

– Знаю, – кивнул Маленький Леший. – Очень жаль. Мне хотелось погулять с тобой на прощание.

– А ты не кажешься грустным, – вглядываясь, заметила Оля. Он засмеялся, но глаза его остались серьёзными.

– Заранее привыкаю быть без тебя.

– И получается?

– Ещё не знаю.

– Оля, ты где? – донёсся от лагеря голос папы, и девочка невольно съёжилась.

– Давай погуляем! – предложила она своему другу.

– Ты хочешь ослушаться? – удивился он.

– Если бы я оставляла папу, то последний день не отходила бы от него, а раз оставляю тебя, то буду с тобой, понятно?

Она затолкала русалочье платье под футболку и завязала край её узлом на животе, чтобы платье не вывалилось. Затем дети перепрыгнули через ручей и побежали под укрытие деревьев. Умывальные принадлежности остались у ручья на траве, и Оля поморщилась, представив, как папа обнаружит их и рассердится.

«Но ничего, – подумала девочка, – если бы папа знал про Маленького Лешего, то он сам отпустил бы меня с ним попрощаться!»

Несмотря на то, что Маленький Леший выглядел весёлым, девочка чувствовала, как её охватывает огорчение от предстоящей разлуки, и боялась посмотреть на него, чтоб не выдать своих переживаний.

«Неужели это всё в последний раз?» – спрашивала она себя, наблюдая притихший, словно взгрустнувший лес, и слушала непринуждённую болтовню Маленького Лешего о живущих здесь животных и растениях.

Он задержал девочку у невысокого дуплистого дерева и вынул из нижнего дупла маленького, с ладонь, толстенького зверька, похожего на мышку, но с пушистым хвостом, притом с пробором, отчего шерсть на нём была разделена надвое. Зверёк даже не проснулся. Он лежал на ладони Маленького Лешего, очень нарядный, серенький, с белесым животиком и чёрной полосой, идущей от носа к ушам, как у барсука.

– Какой соня! – засмеялась Оля.

– Это и есть лесная соня, – сказал Маленький Леший и, взяв ладонь девочки, вложил в неё зверька. Оля потрогала пальчиком шерсть сони, она была плотная и густая. Усы топорщились по краям розового носа и уморительно двигались во сне независимо друг от друга. Маленький Леший из озорства дёрнул соню за ус, и зверёк открыл глаза. Несколько секунд он спросонья таращился на девочку, потом подпрыгнул и хотел убежать, но Оля успела зажать его в ладони. Тогда соня неожиданно громко и противно завопила. Девочка испуганно разжала пальцы, но вместо того, чтобы убежать, соня повалилась на спину и, угрожающе растопырив когтистые пальчики, заверещала так пронзительно, словно её резали на части.

– Перестань! – строго сказал верещунье Маленький Леший и взял её у девочки.

Соня моментально успокоилась. Маленький Леший посадил её на ветку, и она сразу стала презабавно умываться, смачивая языком ладошки и проводя ими по мордочке и за ушами. Потом наступил черёд шубки, которую соня вылизывала, помогая себе лапками, и добралась, наконец, до хвоста. Сидя на задних лапках, она взяла его передними и самым тщательным образом вычистила каждую волосинку от основания до кончика. Уши её при этом двигались, как локаторы, а зоркие глазки не выпускали из вида девочку.

Пока соня занималась своим туалетом, Маленький Леший вынул из дупла её гнездышко, слепленное в форме чаши из всякой всячины, и тщательно очистил его от помёта и объедков лесной неряхи. Затем он засунул его обратно в дупло и велел соне возвращаться.

– Ей ещё рано просыпаться, – сказал он, когда зверёк спрятался. – Сони выходят на закате солнца и возвращаются обратно перед восходом.

– А что они кушают?

– Непослушных девочек.

– Я серьёзно! – обиделась Оля.

– Если серьёзно, то всё кушают: ягоды, жёлуди, насекомых. Очень любят улиток и птичьи яйца. Могут слопать даже птичку!

– Понятно... А их кто кушает?

– Сонь? В основном сороки и совы, но и горностай, если встретится, не откажется... Так и живут.

Некоторое время дети шли по лесу молча и думали о предстоящей разлуке, но оба, словно договорились, не признавались в этом друг другу. Маленький Леший остановился у высоченного дуба с шероховатой крепкой корой и нежно её погладил.

– Помнишь, как мы сидели здесь, когда познакомились?

Сглотнув, Оля кивнула, а Маленький Леший подпрыгнул и, схватившись за нижнюю, толстую ветку, быстро на неё вскарабкался. Затем он помог влезть на дерево Оле, и дальше они стали взбираться вместе, поднимаясь всё выше и выше, пока наконец не достигли вершины. Девочка избегала смотреть вниз, хотя и твёрдо усвоила, что в этом лесу с ней ничего плохого случиться не может. Насколько хватал глаз, вокруг простирались владения Маленького Лешего, и она с грустью подумала, что видит их, быть может, в последний раз. Солнце сместилось к западу. Оля почувствовала голод и вспомнила, что ничего ещё не ела.

– Что-то есть хочется, – сказала она и улыбнулась Маленькому Лешему.

– Я и забыл, что ты человек! – усмехнулся он. – Я скоро.

Маленький Леший исчез, и только ветка, на которой он сидел, слабо покачивалась. Девочка приготовилась ждать, но он быстро вернулся и протянул ей свёрнутый лист лопуха, полный брусники, а ещё кусок древесной коры в форме чаши, в которой тягуче покачивался желтовато-прозрачный мёд. Оля радостно взяла угощение.

– Вкусно! – сказала она, отпив с края коры.

Маленький Леший с любопытством наблюдал, как девочка за обе щеки уписывает ягоду с мёдом.

– Здорово, – сказала она, насытившись, и вытерла липкие руки о лопух.

– Ещё хочешь?

Девочка покачала головой. Больше всего ей хотелось сейчас полежать на солнышке, и она сказала об этом своему другу. Он вызвал колдовской вихрь, и тот снёс детей с дерева прямо на Лесную Полянку. Они улеглись рядышком в высокой чуть тронутой желтизной траве и стали рассматривать облака. Теперь, когда они были совсем близко, горечь от неизбежной разлуки усилилась, стало ясно, что ни о чём другом им больше говорить невозможно, поэтому оба долго и подавленно молчали.

– Чего бы ты хотел больше всего на свете? – спросила Оля, чувствуя, что молчание становится ей невмоготу.

– Чтобы тебе было хорошо.

– Правда? – она удивлённо приподнялась на локтях. – А я думала, ты скажешь, чтобы я осталась!

– Тогда бы ты переживала за папу и хотела к людям. Человек должен жить среди людей.

Оля подумала, что действительно сильно бы скучала по папе, по городу и даже по школе, если б осталась.

– Странное дело, – задумчиво сказала она. – Ты почему-то всё время заботишься обо мне, а о себе забываешь. Почему?

– Мне это тоже странно, – вздохнув, ответил Маленький Леший. – Духи должны заботиться только о себе.

– А хорошо, что ты изменился?

– Не знаю. Если б я мог делать, что хочу! А так – не знаю.

– Люди тоже не всегда делают, что хотят. Думаешь, мне хочется ходить в школу? Это такая тоска! Особенно домашние задания! А что делать? Приходится.

Маленький Леший удивленно посмотрел на неё.

– Мне это непонятно. До встречи с тобой самой большой моей радостью было узнавать новое. Видимый мир так чудесно устроен, разве тебе не интересно познавать его?

– Это скучно! – вздохнула Оля.

– Но разве не скучно только спать да есть? – удивился Маленький Леший.

– Существуют ещё развлечения. Например, мультики или компьютерные игры, или музыка...

– Это всё равно, что еда, только для души, – перебил её Маленький Леший. – И отвлекает от главного.

– Помню, – поморщилась Оля. – Главное – это слушаться Бога и любить людей. Легко тебе говорить, ты ведь не жил среди людей, а они ещё могут дать фору бесам!

– Люди это те же духи, только посаженные в плоть, как семя. Из них может вырасти хорошее растение, а может негодное... Я не хочу, чтобы ты была негодным растением.

Разговор ненадолго прервался.

– Мне не хочется, чтобы мы на прощание спорили, – грустно сказала Оля. – Хочется запомнить только хорошее.

– А разве было плохое?

– Было. Помнишь, как я выступала в пещере у гномов? Даже обозвалась! А в Лабиринте Воспоминаний? Когда я не послушалась тебя и пошла с этой Хозяйкой.

– Хватит! – смеясь, перебил Маленький Леший. – Всё было замечательно!

– Нет, это ты замечательный, потому что так говоришь... И вообще, лучше тебя у меня никого не было.

– У меня тоже.

Дети встретились глазами, и девочке показалось, что она куда-то проваливается. Как при внезапном падении, у неё перехватило дыхание, замерло сердце. Столько невысказанного страдания и любви было во взгляде Маленького Лешего! Он отвернулся и замер.

– Каждый день для меня здесь – как вечность, – тихо сказала Оля и, подумав, добавила: – В сравнении с прошлым.

Маленький Леший промолчал.

– Тебе грустно? – спросила Оля.

– Невыносимо!

Он сел и обхватил колени руками.

– Ты меня проводишь? – робко спросила девочка.

– Нет.

– Значит, мы видимся сегодня в последний раз?

– Значит.

Он снова взглянул на неё сквозь полуопущенные ресницы, и от его взгляда девочка заплакала. Две слезинки выкатились на её загорелые щеки и, оставив блестящие полоски, упали в траву. Следом за ними часто-часто побежали другие. Девочка закрыла лицо ладонями.

– Успокойся, – попросил Маленький Леший, но она заплакала ещё горше. Слёзы полились непрерывно, они струились между пальцами.

– Сюда идут, – сквозь отчаяние донёсся до неё голос Маленького Лешего. – Прощай!

Оля отняла от лица мокрые ладони и увидела, что его рядом нет. На полянку от лагеря поднимались Дима и папа, вид у которого был весьма суров.

– Как ты посмела уйти без разрешения в лес?

Оля молчала, низко опустив голову.

– Ты плачешь? – спросил Дима, присаживаясь рядом. Оля отвернулась.

– Это ей не поможет! – строго сказал папа и произнёс приговор: – За то, что ушла самовольно из лагеря и даже не поела, будешь сидеть в палатке, поняла?

Это было не совсем справедливо, но у Оли не было сил спорить с папой, поэтому она молча встала и побрела к лагерю.

Всю ночь Оля пролежала в палатке без сна и проплакала, представляя, каково сейчас в лесу Маленькому Лешему. Ночью поднялся ветер и полил дождь, отчего геологи забрались в палатку, и как Оле ни хотелось уйти, чтоб напоследок ещё раз увидеться с другом, ничего у неё не вышло. Тяжёлые капли то быстро, то затихая стучали о крышу палатки и заглушали Олины всхлипывания. Ночь показалась ей бесконечной. Только под утро забылась она в коротком сне и видела себя с Маленьким Лешим, идущим по краю бездонного ущелья. Вдруг Маленький Леший сорвался и полетел вниз. Она, не раздумывая, прыгнула за ним следом. На этом сон прервался, и она ощутила, как кто-то трясёт её плечо. Это был Дима.

– Оля, что случилось? Ты кричала. Тебе снился кошмар?

– Не важно, – пробормотала она и, откинув одеяло, выбралась из палатки. От странного сна на душе было скверно. Оля поёжилась. Всё вокруг было серо и тягостно: мокрая трава, поникшие под тяжестью капель кусты и деревья. Солнце только всходило, и небо выглядело чистым, точно умытым. Несмотря на сырость, в листве то и дело подавали голоса невидимые птицы.

Геологи молча и деловито упаковали рюкзаки и стали разбирать палатку. Оля тоже сложила в небольшой рюкзачок свои вещи, проверив, на месте ли главные её сокровища: солнечный камень, бирюза и русалочье платье, сложенные в лукошко Маленького Лешего, которое девочка спрятала на самое дно рюкзака. Когда все были готовы к пути, Оля привычным движением накинула лямки на плечи и оправила рюкзак на спине. Пока взрослые перекуривали и распределяли поклажу, она прислонилась к дереву, напряжённо всматриваясь в лес и надеясь увидеть своего друга, но он не показывался. Оля немного сердилась, но не сомневалась, что он где-то рядом.

– Присядем на дорожку, – раздался в тишине бас дяди Геры, и все уселись как пришлось: кто на корточки, кто на поваленное дерево, а Оля опустилась прямо на траву и сразу почувствовала, как намокли от влаги шорты, но даже не пошевелилась, пока дядя Гера не сказал:

– Ну, как говорится, с Богом!

Тогда все поднялись и, бросив последний взгляд на своё лесное пристанище, двинулись в обратный путь.

– Прощай, Ромка. Прощай! Не забывай меня, – прошептала сквозь подступившие слёзы Оля. – Я тебя тоже не забуду!

Они вышли из леса так же быстро, как когда-то вошли. Девочке вдруг показалось, что она остаётся там, лишь небольшая часть её уходит. Это было странное чувство, и когда на горном перевале, прежде чем спуститься по другую сторону хребта и потерять из вида владения Маленького Лешего, она обернулась, чувство это усилилось. С последней надеждой девочка всмотрелась вдаль, желая увидеть своего друга, но его не было, и тяжело вздохнув, она стала спускаться следом за геологами, уходя всё дальше и дальше от ставшего ей дорогим леса.

 

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru