новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Маленький леший

Сказочная повесть

 

Глава седьмая.

ЛАБИРИНТ ВОСПОМИНАНИЙ

 

– Что случилось? – очнувшись, спросила девочка. Маленький Леший поддерживал её за локти и встревожено вглядывался в лицо.

– Мы у Лабиринта Воспоминаний, – он облегчённо вздохнул.

– А куда он ведёт? – Оля с любопытством разглядывала широкий чёрный вход.

– Никуда. Это вход и это же выход. Только запомни: что бы ты там ни увидела, ничему не верь: всё это существует лишь в твоём воображении, поняла?

Оля кивнула.

– А мы не заблудимся?

– Мы в любой момент можем вернуться обратно.

– Я не взяла солнечный камень, – вспомнила вдруг Оля. – А там темно!

– Тебе помогут Болотные Огоньки.

– А они добрые?

– Не очень, – усмехнулся Маленький Леший. – Их задача завлекать путников в болото и там губить. Но в моём лесу путников, кроме вас, не было, и Болотные Огоньки никого не погубили... Вот они!

Он кивнул в сторону лабиринта, и девочка увидела на фоне чёрного входа две снующие светящиеся точки. Они удалялись вглубь, как будто приглашали следовать за собой. Дети пошли за Болотными Огоньками по лабиринту, который оказался таким узким, что они прижались друг к другу, и Оля, обхватив Маленького лешего за пояс, вцепилась в его травяную одежду.

– Боишься? – улыбаясь в темноте светящимися глазами, спросил он.

– Немножко, – призналась Оля, и он покровительственно положил руку ей на плечи.

– Со мной тебе нечего бояться.

Оля украдкой улыбнулась.

«Мальчишкам всегда нравится кого-нибудь защищать!» – подумала она. Ей было приятно чувствовать себя под защитой Маленького Лешего. Внезапно Болотные Огоньки взмыли вверх, и дети упёрлись в каменную стену.

– Тупик! – разочаровано сказала Оля, но вдруг вспыхнул такой яркий свет, что она зажмурилась, а, открыв глаза, в изумлении обнаружила, что стоит на улице рядом со своим домом, а мимо по тротуару идут люди и проносятся автомобили. Оля скучала по городу, но его явление здесь ошеломило её.

– Ты видишь? – спросила она, сомневаясь, не ей ли одной открылось это видение. Маленький Леший кивнул, с любопытством разглядывая Олин город.

– Это мой дом, – Оля пальцем указала на балкон. – А вон там, на пятом этаже, я живу!

Ей сильно захотелось пойти домой, но она знала, что город не настоящий, а только – её воспоминание, как объяснил Маленький Леший. И едва она захотела увидеть свою квартиру, видение заколыхалось и переменилось. Они стояли уже посреди большой комнаты. Оглядываясь вокруг, девочка могла видеть свои и папины любимые вещи, которые, как всегда, были разбросаны в беспорядке. А вон компьютер и телевизор... От удовольствия она засмеялась и дотронулась до дивана, стоявшего рядом с ней так реально, что хотелось на него сесть, но рука ушла в пустоту. Девочка разочарованно вздохнула.

– Жалко, что нам нельзя по-настоящему здесь очутиться, – грустно сказала она. – Так здорово было бы погулять по городу! Тогда бы ты побывал у меня в гостях.

– Я бы хотел быть с тобой всегда, а там или здесь – безразлично!

Девочка покраснела. Мысль о предстоящей разлуке неприятно кольнула её. А он помнил об этом всё время. Бедный Маленький Леший! Оля сочувственно на него посмотрела. Но внезапно мираж исчез, и бирюзовые глаза Маленького Лешего снова засветились во мраке.

– Жалко, что в городе нет такого лабиринта, – смущённо пробормотала Оля. – Я могла бы каждый день видеть тебя по воспоминаниям.

– Это горько, – сказал Маленький Леший и отвернулся.

– Скажи, а я могу увидеть своих друзей или... маму?

– Конечно. Только вспомни.

– Я маму не видела. Она умерла, когда я родилась.

– Тогда ты её не увидишь, здесь оживают только воспоминания.

Но не успел Маленький Леший договорить, как их вновь озарил яркий свет. Они очутились в преогромной зале с зеркальными колоннами. Тысячи свечей горели в высоко подвешенных люстрах, за полуовальными окнами была ночь. Средина залы была пуста, только вдоль стен стояли низкие пузатые стулья и диванчики с изогнутыми золочёными ножками. Обивка на них ярко алела, а узоры на стенах и на полу были расцвечены красно-золотым.

– Это не моё воспоминание! – сказала удивлённая Оля.

Неожиданно узорчатые двери распахнулись, и в залу хлынул поток нарядных мужчин и женщин. На них были богатые одежды и драгоценности, очень похожие на те, что девочка видела в пещере у гномов. Люди разговаривали на незнакомом языке и выглядели как живые, но были бесплотны и проходили сквозь детей, будто тех и вовсе не было. Вдруг голоса смолкли. В зале появился человечек в голубом кружевном наряде и громко что-то провозгласил. Все расступились, освобождая средину, и низко склонились. Оля от любопытства вытянула шею и увидела, как в залу вошла девочка её лет с блестящей диадемой в чёрных вьющихся волосах. Оля ахнула и стиснула ладонь Маленького Лешего.

– Смотри, Ромка, на ней моё платье!

На девочке было платье в точности такое, какое надела Оля в пещере у гномов! После того, как они протащили её по камням, платье пришлось выбросить, и сейчас девочке стало его так жалко.

– Может, это на тебе было её платье? – насмешливо спросил Маленький Леший, но Оля не ответила, потому что следом за юной принцессой в залу вошли король с королевой и много нарядных детей с игрушками.

– Вот это да! – восхитилась Оля.– У неё день рождения!

Но что было дальше в ало-золотой зале, она так и не узнала, потому что видение исчезло. Дети снова очутились в темноте.

– Там, наверное, будет бал! – вздыхая, сказала Оля. – Как бы я хотела потанцевать на настоящем балу!

– Зачем?

– Это так здорово! Неужели ты не понимаешь?

Маленький Леший пожал плечами. Он и в самом деле не понимал, что может быть хорошего в том, чтобы танцевать на балу, да ещё в таких неудобных одеждах!

– Хочешь, я соберу для тебя большой хоровод из лесных духов? Это гораздо интереснее, чем какой-то бал!

Но Оля не успела ответить, потому что в темноте прозвучал вдруг женский голос:

– Ты не можешь понять человеческую душу, Маленький Леший! Девочке нравится всё прекрасное, а тебе только природа. Это оттого, что ты – природный дух!

Прямо перед ними словно выткалась из мрака высокая статная дама. Кожа и одежда её светились, тогда, как глаза оставались тёмными, отчего казались пустыми, точно глазницы.

– Я – Хозяйка Лабиринта Воспоминаний, – важно представилась им дама. Маленький Леший склонил перед ней голову. Оля по его примеру тоже поклонилась, но он её одёрнул.

– Тебе не нужно, – шепнул он. – Ты человек и не должна кланяться никому, кроме своего Бога!

Но Хозяйке Олин поклон понравился, и она ласково к ней обратилась:

– Я показала тебе воспоминания давно умершего человека. Я не знаю будущего и настоящего, потому что я хранительница прошлого, или памяти. Я коплю всё бывшее когда-либо и сохранившееся в воспоминаниях. И когда ты вторглась сюда со своими живыми воспоминаниями, я очень удивилась. Здесь ещё не бывало человека в теле!

Оля смутилась и посмотрела на Маленького Лешего.

– Это я привел её сюда! – дерзко сказал он.

– Я живу среди воспоминаний, – печально произнесла Хозяйка. – Значит, так было нужно, чтобы сюда пришёл живой человек, хоть это и против правил... Что бы ты хотела увидеть?

– Маму! – не задумываясь, ответила Оля. – Я видела её только на фотографиях, но очень хочу посмотреть, какая она была.

– Хорошо, – улыбнулась Хозяйка. – Я покажу тебе всё, что захочешь, и даже сверх того, но только ты должна пойти со мной, а этот дух пусть останется здесь и ждёт.

– Но почему ему нельзя с нами? – спросила огорчённая Оля.

– Потому что я так велю! – строго сказала Хозяйка. – У всякого духа есть свое место. Его место в лесу, а моё здесь! Ты – другое дело, ты будешь избранной среди людей, кому я открою неведомое, и увидишь такое, о чём другие люди не могут даже мечтать!

Хозяйка протянула девочке зеленоватую светящуюся руку.

– Не ходи! – попросил Маленький Леший, но Оля уже приняла руку Хозяйки.

– Я быстро, – сказала она, следуя за той по лабиринту. – Только посмотрю на маму и вернусь. Ты жди!

Девочке лестно было ощущать себя особенной или, как сказала Хозяйка, избранной. Ещё бы! Ведь скоро она увидит то, что невозможно видеть другим!

Оставшись один, Маленький Леший сел на пол и стал дожидаться Олю. Там, куда увлекла её Хозяйка, выросла стена, тогда как стена, в которую упёрлись дети, придя сюда, растворилась, и на её месте возник коридор, ведущий в противоположную сторону. Маленький Леший мысленно ругал себя, что позволил ей уйти с Хозяйкой, и когда уже прошло много времени, а они всё не возвращались, он понял: с девочкой что-то случилось, и велел Болотным Огонькам отыскать её и привести к нему.

А между тем Хозяйка вывела девочку в сияющую звёздами пустоту. Далеко сияло ослепительное солнце. Пустота вокруг была осязаемой, по ней можно было ходить, подниматься или опускаться, или хоть стоять вверх ногами. Впрочем, верха и низа здесь не было, но сила тяготения сохранялась, потому что платье Хозяйки опускалось колоколом вниз, а не расплывалось, как это было бы при невесомости. Хозяйка указала девочке на огромный сине-белый шар, купающийся в солнечных лучах далеко под ногами.

– Это твоя планета, – сказала она. – Я взяла её из воспоминания космонавта.

– Красивая, – любуясь, сказала Оля.

– Очень красивая! – засмеявшись, подтвердила Хозяйка. – Каждый день на ней тысячи людских духов покидают свои оболочки, подобно бабочкам, вылупившимся из куколок, и устремляются ввысь. Они не могут больше ни пить, ни есть, ни наслаждаться тем, чем они привыкли в теле, ведь его уже нет. Им остаются только воспоминания, в которые они окунаются бесчисленное множество раз...

– Это скучно! – перебила Оля. – То есть повспоминать немного интересно, чтобы пережить приятное, но это быстро надоедает.

– Ты умная девочка, – улыбаясь, заметила Хозяйка. – Конечно же, им надоедает жить прошлым, но настоящего-то у них нет. Воздух так и кишит бесплотными духами... Смотри сама!

За разговором они подошли совсем близко к планете, и девочка увидала, что вся земля окутана, точно ватой, массой полупрозрачных существ, казавшейся из-за тесноты однородной.

– Как их много! – воскликнула она и спросила: – Разве с тех пор, как существуют люди, их духи не умирают?

– Несовершенные духи, живущие на земле только плотью, не могут долго существовать без неё. Они не научились мыслить, и были водимы низменными страстями. Пережив после смерти эти страсти сотни и тысячи раз, наконец, пресытились ими и сгорели, оставив после себя лишь запах, который вскоре тоже бесследно исчезает. Вдохни глубже и ты почуешь его!

Оля втянула больше воздуха и действительно ощутила горьковато-сладкий запах сгоревших духов, как объяснила ей Хозяйка.

– Выходит, все духи сгорают? – разочарованно спросила Оля, вспомнив, что Маленький Леший говорил ей совсем иное.

– Большинство, – уточнила Хозяйка. – Огромное большинство. Раньше, когда разум людей был развит слабо, сгорали абсолютно все духи, но затем появились на земле люди, развившие свой дух настолько, что после смерти тела смогли существовать дальше. Они-то и есть истинные люди, живущие вечно, и разум их, не стеснённый плотью, может развиваться бесконечно.

– Но что они могут без тела?               

– О, немало! Пусть, их не так много, живущих духом, но они управляют всеми событиями на земле. Если хочешь, я познакомлю тебя с ними, но не говори им «духи», потому что они считают себя настоящими людьми, а людей, живущих в теле – духами, оттого что те смертны, а они – нет!

От Хозяйкиных речей у Оли кругом шла голова.

– Вы говорите, что для бессмертия нужен разум, а Маленький Леший сказал мне, что в Мир Вечной Жизни людей забирает Бог!

– Маленький Леший ещё слишком маленький, чтобы судить о таких вещах! – сдвинув над пустыми глазницами тонкие брови, сказала Хозяйка. – Бог и есть всеобщий разум, тебе понятно? Сейчас ты сама это увидишь!

Хозяйка коснулась рукой Олиного затылка, затем её пальцы скользнули вниз и остановились на шее. Острые ногти впились в шейный позвонок девочки, от неожиданной резкой боли она вскрикнула. И в тот же миг они очутились в бесконечно длинном коридоре, сплошь уставленном книжными шкафами. Оля взглянула на Хозяйку и содрогнулась: при свете её пустые глазницы выглядели особенно удручающе.

– Не бойся, – ласково сказала ей Хозяйка. – Тебя не должны смущать мои глаза. Они устремлены обратно, не в сегодня и завтра, а во вчера. Память – это то, что уже было. То, что есть и что будет, тоже станет памятью, а когда не будет уже ничего, то останется только память. Тебе ясно?

– Грустно думать, что когда-нибудь не будет ничего, – кивнув, ответила Оля.

– Тогда не будет и грустно, – с улыбкой заметила Хозяйка. – Мы в мировом хранилище письменности. Здесь собрано всё когда-либо написанное людьми. Они пользуются сейчас лишь ничтожной долей своего письменного наследия. И многие из ныне живущих людей мечтали бы здесь очутиться!

Хозяйка открыла образовавшуюся в проёме между шкафами дверь, и они вошли в просторную комнату, в которой за большим письменным столом сидел спиной к ним черноволосый мужчина и что-то писал. Оля удивилась тому, насколько натурально выглядела комната, предметы, бывшие в ней, не были бесплотными, как в Лабиринте Воспоминаний. Засмотревшись на обстановку, девочка не заметила, как мужчина встал из-за стола и поклонился.

– В этом кабинете я провёл остаток жизни и умер вот за этим самым письменным столом, – услыхала она его голос и обернулась. Лицо его показалось ей знакомым.

– Ой, здравствуйте!.. А как вам удалось перенести ваш кабинет сюда?

– На земле из этой комнаты сделали музей, а здесь по воспоминаниям мы воссоздали такие жилища, какие имели при жизни или хотели бы иметь.

Оля с удивлением рассматривала мужчину. Карие глаза его весело блестели из-под красиво очерченных бровей, а вьющиеся чёрные волосы и борода оттеняли румяное и смуглое лицо. Из кармана его жилета свешивалась золотая цепь от часов. Всё вокруг – эта цепь, комната и мужчина – выглядело абсолютно натуральным, и не верилось, что она в ином мире, что это только духи и воспоминания.

Входная дверь распахнулась, и в кабинет вошла молодая женщина в длинном коричневом платье с открытыми плечами, на которые спадали тёмные спиралевидные локоны. Лицо её было немного опечалено.

– Моя жена – Женни! – представил её мужчина.

– Я умерла старой, – с сильным акцентом сказала Женни. – С возрастом у меня испортился характер, я стала властной и нетерпимой, требовала к себе почтения. Поэтому обращайся ко мне с должным уважением, как к старой женщине. А в молодости я была покладистой и большой мечтательницей... Мне трудно говорить на твоём языке, потому что в теле я никогда на нём не разговаривала... Мой муж был иногда жесток ко мне, оттого что ставил свои интересы выше семьи. Но теперь всё изменилось, и он снова стал ласковым и добрым Мавром. Правда, Карл?

Мужчина в ответ улыбнулся и поцеловал протянутую женой руку.

«Карл?» – И тут Олю осенило: Карл Маркс! Это его портрет висел в комнате тёткиного мужа над диваном рядом с портретом Ленина. Вот отчего лицо мужчины показалось ей знакомым! Только на портрете он был гораздо старше и солиднее, морщин было больше, и в кудрях белела седина.             

Дверь снова отворилась, и комната стала заполняться новыми духами. Их было очень много, все они выглядели как люди разных национальностей и носили странные одежды. Они образовали плотный круг, в центре которого оказались Оля и Хозяйка. К ним шагнул высокий, седой, длинноволосый дух и властным голосом сказал:

– Я царь Ашшурбанипал. Нахожусь здесь многие века. Я – представитель разумного человечества. Не удивляйся, это именно так, ибо все мы здесь люди, а те, живущие сейчас во плоти, суть духи, которым суждено исчезнуть, и только единицы из них – избранные, которые сотрудничают с нами и выполняют на земле нашу волю, останутся... Ты тоже сможешь прийти сюда после смерти тела, если будешь помогать нам.

– Но что вы хотите? – растерянно спросила Оля. – Разве я смогу быть такой умной?

– Тебе не нужно ничего делать, все знания дадим тебе мы. Ты только должна довериться нам и предоставить своё тело для исполнения нашей воли, которая состоит в том, чтобы устроить на земле лучший, чем есть, разумный мир, в котором не будет зла, а будет всеобщая гармония и любовь, добро и красота. А взамен ты получишь всё что захочешь: богатство, власть, славу, потому что мысли, какие станешь высказывать ты, будут гораздо выше человеческих мыслей.

– Но это будут не мои мысли! – заметила Оля.

– Что из того? – презрительно спросил Ашшурбанипал. – На земле все новые мысли – наши! Только невежественные люди могут полагать, что их идеи в головах появляются сами собой. Поэты здесь умнее и считают, что озаряются свыше. Но кем? Такими же вечно живыми поэтами! Ты видишь теперь, что мы держим крепкую связь с землёй, и сознательно или нет, но люди нам повинуются. Ты должна послужить нам, и наградой тебе за это будет бессмертие!

– Я не знаю, – подумав, сказала Оля. – Мне нужно посоветоваться с Маленьким Лешим.

– Ты должна решить сама, притом пока ты здесь! – жёстко сказал Ашшурбанипал и вышел из комнаты. Оля растерялась. К ней подошла Женни Маркс и протянула вазочку с розовыми конфетами.

– Съешь одну, – улыбаясь, сказала она, – и ты увидишь маленькое чудо!

Оля съела конфету и оказалась в огромном заполненном людьми зале перед трибуной, на которой стоял невысокий человечек с зализанной набок чёлкой и с куцыми, точно грязь, усиками под носом. Оля его узнала: это был Гитлер. Он зажигательно говорил с трибуны, в зал от него исходили невидимые волны и будоражили людей. Оле стало не по себе, будто она подглядывала в историческую замочную скважину, и она пожелала вернуться обратно.

– Я видела Гитлера! – выпалила она.

– Он здесь, среди нас, – улыбнулась Женни Маркс. – Он изменил свою внешность, чтоб она не напоминала ему о прошлом, и не любит, когда его называют прежним именем.

К девочке из толпы вышел мужчина-дух с добрым лицом, совсем непохожий на только что виденного ею Гитлера.

– Ты не должна думать обо мне плохо, – сказал новый Гитлер, но почему-то голосом Ашшурбанипала. – Я сожалею о прошлом и действительно очень с тех пор изменился. Ты должна меня простить! Пожми в знак прощения мне руку!

Он протянул девочке ладонь, и она, растерявшись, попятилась.

– Как же так? – тихо спросила Оля. – Разве может такое зло остаться безнаказанным?

– Я достаточно пострадал в теле, чтобы страдать ещё здесь, – ответил Гитлер. – Не забывай, я стал другим человеком, и мне стыдно за мои прошлые заблуждения, поэтому ты должна простить меня!

– Я не могу вас судить, а значит, и прощать, ведь вы не сделали плохо лично мне, а за других людей прощать я не вправе!

– Тогда просто пожми мне руку! – настойчиво сказал Гитлер и сам взял Олину ладонь. Рука его была холодная и мокрая, и Оля, быстро пожав её, непроизвольно вытерла ладонь о шорты.

– Мне пора обратно! – сказала Оля, почувствовав сильное желание увидеть Маленького Лешего.

– Но ты ещё не видела маму! – возразила Хозяйка. Однако девочка сказала, что посмотрит на маму в следующий раз.

– Конечно, мы ещё встретимся! – услыхала она за спиной голос Гитлера, но, обернувшись, увидела Ашшурбанипала. – Ты вернёшься назад, если только пообещаешь работать на нас!

– Что я должна делать? – испуганно спросила девочка.

– На земле живут духи, выполняющие нашу волю, и ты станешь одной из них. Ты позволишь нам жить в тебе, смотреть на мир твоими глазами и говорить твоими губами. Через тебя мы сделаем много добра, и ты станешь знаменитой.

– Соглашайся, девочка! – прошептала ей на ухо Хозяйка. – Они сделают тебя известной и богатой. Все твои желания исполнятся!

– Но я не хочу, чтобы во мне кто-то жил! – в страхе воскликнула Оля. – Я не хочу выполнять чужую волю!

– Тогда ты сгоришь, как сгорают пустые, безмозглые духи, и не будешь жить после смерти! – грозно сказал Ашшурбанипал.

– Всё равно я не стану служить вам!

– Тогда ты отсюда не выйдешь! – громко смеясь, крикнул Ашшурбанипал, и остальные духи тоже засмеялись. От их издевательского смеха Оле стало страшно, и она зажала уши ладонями.

– Никакие вы не люди, а духи! – постаралась перекричать хохот Оля. – Как можете вы желать людям добра, если сами злые?

Ей не ответили, только хохот стал ещё громче, превратившись в одно раскатистое гоготание. Вдруг наступили темнота и тишина. Девочка отняла ладони от ушей и потрогала пространство вокруг себя. Она сделала шаг и коснулась мокрой холодной стены, отпрянула и сразу наступила на нечто мягкое. Оно запищало, и девочка отдёрнула ногу. Это нечто с гоготом унеслось прочь. Темнота была такая кромешная, что Оле казалось, будто у неё нет глаз. И внезапно прямо из её головы раздался голос Гитлера-Ашшурбанипала:

– Если ты согласишься сотрудничать с нами, то станешь одной из нас. Мы – сверхлюди, и ты станешь сверхчеловеком. Мы оставим за тобой твоё «я», мы согласны лишь обмениваться информацией, находясь на связи с тобой. Это очень выгодные для тебя условия. Соглашайся!

– Нет! – ответила Оля. – Я не верю вам! Вы злые духи, а не люди!

– Люди наши рабы.

– Неправда! Вы ничего не можете без их воли!

– Мы управляем их волей.

– А Маленький Леший сказал, что люди могут выбрать Бога, и тогда вы не сможете ими управлять!

– Боги – это мы! – властно заявил Гитлер-Ашшурбанипал. – И дьяволы тоже мы!

– Нет! – отчаянно крикнула в темноту девочка. – Вы – жалкие духи, которые не живут даже, а только паразитируют за счёт людей! Если бы их не было, то и вас бы не было тоже!

– Мы есть и будем, – врезался в темноту пронзительный женский голос, – а вот ты умрёшь! Мы сведём тебя с ума, и твой дух неразумный сгорит!

Вокруг Оли разом залопотали громкие противные голоса, которые, казалось, через уши вползали прямо в голову и отвратительно там визжали:

– Ты не выйдешь отсюда никогда!

– Мы сведём тебя с ума!

– Ты больше никогда не увидишь папу!

– Твой Маленький Леший тебя бросил!

– Он нарочно завёл тебя сюда!

– Ты – наша!

Оля зажала пальцами уши, но голоса не стихали. Под свист и улюлюканье она побежала по тёмному лабиринту, натыкаясь на тупики, поворачивая обратно и снова натыкаясь. Страх и отчаяние овладели ею, и она что есть силы, закричала. Но адская какофония голосов только усилилась. Девочке показалось: ещё немного и она потеряет рассудок.

– Господи, помоги! – вдруг вырвался сам собой из глубины её существа возглас, и она сразу увидела перед собой две светящиеся точки.

«Болотные Огоньки!» – обрадовалась девочка и побежала к ним. Внезапно мелькнуло видение: маленькая извилистая змейка коснулась её груди и исчезла. И словно иголкой кольнуло в области сердца. Оля мысленно вырвала змейку из груди и отшвырнула её далеко прочь.

«Клеймо Великой Змеи!» – догадалась девочка и, достигнув Болотных Огоньков, схватила одного из них. Он был тёплый и слабо пульсировал. Она сжала в руке Болотный Огонёк, и из него брызнул белый луч, осветив массу уродливых существ, которые бросились врассыпную. Но одно осталось, распластанное на стене, оттого что луч припечатал к ней его горбатую спину.

– Отпусти, больно! – жалобно запищал уродец, вращая единственным во лбу красным глазом.

– Ага, вы боитесь света! – засмеялась Оля. – Как жалко, что нет со мной солнечного камня!

Она отвела в сторону руку с лучом, и уродец, загоготав, унёсся во тьму. Теперь девочка могла продвигаться вперёд, не обращая внимания на улюлюканье, ржание и угрозы, сыпавшиеся на неё со всех сторон. Она следовала за дрожащим впереди Болотным Огоньком и расчищала себе путь другим, содрогаясь от ужаса и отвращения, когда белый луч из темноты выхватывал жуткие очертания чудовищ. Вдруг Болотный Огонёк, ведущий Олю, исчез. Она в растерянности остановилась, но скоро впереди послышались быстрые шаги и засветились глаза Маленького Лешего. От радости Оля вскрикнула и разжала пальцы. Болотный Огонёк выпорхнул на свободу и радостно засновал рядом с братцем.

– Уведи меня отсюда скорее! – подбежав к Маленькому Лешему и обнимая его, попросила Оля.

– Не смей! – раздался вдруг повелительный голос Гитлера-Ашшурбанипала.

Оля ощутила, как вздрогнул Маленький Леший, и крепче прижалась к нему.

– Не бросай меня, Ромка, пожалуйста!

– Оставь человека и уходи! Это велю тебе я – Уриан!

– Я подчиняюсь непосредственно Великой Змее, – неожиданно спокойно сказал Маленький Леший. – Я сам привёл сюда человека и сам волен увести.

– Ты ещё пожалеешь об этом, Маленький...

Последних слов Уриана девочка не расслышала, потому что голова её налилась тяжестью, она почувствовала, как куда-то проваливается, и если б Маленький Леший её не поддержал, она непременно бы упала. Но скоро непонятное это состояние прошло, и она увидала, что стоит на Лесной Полянке. Оля облегчённо вздохнула.

– Какая я была глупая, что пошла с этой Хозяйкой! – виновато улыбаясь, сказала она. – Я видела духов умерших людей, а потом они стали очень страшными!

– Это были бесы.

– Бесы?

Оля удивлённо взглянула на Маленького Лешего и смутилась, потому что он всё ещё её обнимал. Она отстранилась и села на траву. Маленький Леший опустился рядом.

– Они обманывали тебя, чтобы ты их в себя впустила. Они всегда так делают.

– А ты откуда знаешь?

Маленький Леший усмехнулся.

– Я учился в школе Вия двести лет и, между прочим, неплохо учился.

– А кто этот Вий?

– Дух земли. Король колдунов и повелитель гномов. Вий творит духов природы, а затем пускает расти в лес, озеро, воздух или горы. Иногда духи получаются удачными, и Вий ими гордится, а иногда не очень.

– А ты удачный дух?

– Очень неудачный! – засмеялся Маленький Леший. – Я нарушил много законов, хоть и хорошо их выучил. Главный закон для каждого духа: чтобы тебя не видели люди. Второй: люди не должны ничего знать. И я наказан за ослушание тем, что привязался к тебе, а это недопустимо, потому что третий закон говорит, что люди служат духам, а не наоборот. Духам нельзя ни к кому привыкать, им надо быть свободными.

– А ты разве не свободен?

Маленький Леший улёгся на спину в высокой траве и, глядя в темнеющее небо, негромко заговорил:

– Нам внушают, что мы, природные духи, свободны, но это неправда. Мы считаемся низшими духами. Нам говорят: каждый низший дух может стать высшим. А высшим называется дух, сделавший больше зла и опустившийся глубже в ад. Чем ниже он опускается, тем более высшим его называют... Вий надеялся, что когда я вырасту, то стану умным и злым и придумаю много новых идей для Уриана. Я и сам мог бы стать духом тьмы, а этого хотят очень многие духи, потому что в этом заключена их карьера... Мы свободны, пока не преступаем закона. Раньше закон был для меня всем, а сейчас я в нём усомнился...

– Я могу посмотреть на Вия? – полюбопытствовала Оля. Маленький Леший засмеялся.

– Ты меня удивляешь! Только что ты чуть не погибла и опять тебя тянет на приключения!.. Вий открывается лишь очень сильным колдунам. Одно его невидимое присутствие вызывает болезнь, но особенно страшен его взгляд, убивающий всё живое. Человеку его невозможно выдержать!

– Но как он хоть выглядит?

– Не всё в мире духов можно рассказать словами. Вот ты смогла бы объяснить вид бесов?

Оля содрогнулась. Уродство преследовавших её мучителей, а главное ужас, который они вызывали, она вряд ли сумела бы передать!

– Разве Вий такой страшный?

– Гораздо страшнее! – засмеялся Маленький Леший. – Представь его в виде древнего безобразного старика с опущенными до земли веками и с тебя хватит!

Немного помолчав, Оля спросила:

– А этот... ну, с кем ты разговаривал?

– Уриан, – подсказал Маленький Леший.

– Ага, Уриан. Он был Гитлером и Ашшурбанипалом.

– Он дух тьмы, и может представиться кем угодно, даже Ангелом Божьим, только чтоб искусить человека, – вздохнул Маленький Леший.

– Он предлагал мне служить им, а я отказалась!

– Если б ты согласилась, то погибла.

– Они обещали сделать меня богатой и знаменитой!

– Согласившись служить им, ты стала б их рабой, и жизнь твоя, и твой дух были бы в их власти.

– Ой, ты всё знаешь, Ромка, – уважительно сказала Оля. – А, правда, что когда люди умирают, их духи сгорают, и только самые умные могут жить дальше?

Маленький Леший усмехнулся.

– Это придумал Уриан, чтобы заменить Бога в сознании людей на всеобщий разум. Он много чего придумал, чтобы отвратить людей от истины.

– А что такое истина?

– В аду нет истины. Я знаю, что истина это ни красота, ни мудрость, ни совершенство, потому что всему этому я учился... Истина – это Божья любовь. Такая любовь, что может отдать жизнь. Тот, Кто попрал ад, так и сделал. Поэтому Он и попрал ад... Я поведал тебе тайну, о которой никогда не должен был говорить.

– Они хотели впечатать мне змеюку в сердце! – вспомнила вдруг Оля. – А я вырвала её и выбросила!

Маленький Леший приподнялся на локтях и встревожился:

– Подумай хорошенько, ты больше ничего странного не испытывала?

– Вроде нет, – неуверенно ответила Оля. – Хотя постой! Хозяйка перед тем, как отвести меня к бесам, сделала мне больно вот здесь...

Оля показала сзади на шею. Маленький Леший быстро сел и придвинулся к девочке. Пальцами он легонько коснулся её шеи, и она от резкой боли вскрикнула.

– Что это было? – спросила она, потирая шею.

– Шпилька, через которую бесы закрепляются в человеке. Я её вытащил.

В лесу между тем темнело. Ветра не было, и в воздухе висел густой аромат деревьев и трав.   

– Мне пора, – сказала Оля, вспомнив, что обещала Диме вернуться засветло. Маленький Леший кивнул. Глаза его немного светились, потому что тьма ещё не стала полной. Оле захотелось сказать ему на прощание что-нибудь хорошее.

– Спасибо тебе за всё, Ромка!

Она взяла его ладони и пожала. Маленький Леший улыбнулся.

– Иди, поздно уже.

Оля поднялась, сделала несколько шагов, как вдруг остановилась, озадаченная новой мыслью.

– Скажи, а почему в мире так много зла? – обернувшись, спросила она. – Ведь очень многие люди знают о Боге!

– Бесы, которых ты видела, тоже знают, но это знание их не меняет.

– Выходит, что знать мало?

Маленький Леший кивнул.

– Но со знающего больше спросится... Иди, а то тебя будут искать.

Оля двинулась дальше, но прежде чем покинуть полянку, ещё раз посмотрела на Маленького Лешего. Глаза его уже набрались кошачьего блеска и светились среди травы, точно два замерших Болотных Огонька. Девочка улыбнулась.

«Как всё-таки хорошо, что мы встретились!» – подумала она и стала спускаться к лагерю.

 

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru