новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Маленький леший

Сказочная повесть

 

Глава пятая

В ТЕМНИЦЕ ДРАКОНА ОРКУСА

 

Оля высоко подняла руку с солнечным камнем, и всё вокруг осветилось. Слышался равномерный стук падающих капель. Пройдя вглубь каменистой пещеры, она заметила низкий ход в виде арки. Посветила туда и в глубине открывшейся ниши увидела поверхность воды.

– Тут подземное озеро!

Голос её гулко звучал над водой, жутким эхом возвращаясь обратно. Оля поёжилась и оглянулась на Маленького Лешего. Он не ответил, так как полностью был занят поиском звёздного камня и переворачивал большие и малые валуны, перебирая под ними мелкие камушки, отыскивая среди них звёздный. Шум капель слышался теперь отчётливей, и девочка почувствовала сильную жажду.

«Подземная вода, должно быть, чистая, потому что проходит сквозь землю, как через фильтр», – подумала Оля и, нагнувшись, шагнула в тёмную нишу, где заманчиво отражало лучи солнечного камня подземное озеро. Но не успела она выпрямиться, как сверху на неё обрушились полчища гномов, сбили с ног и, прежде чем девочка смогла вскрикнуть, запихали ей в рот отвратительный липкий кляп, склеивший внутри нёбо и язык так крепко, что невозможно было двинуть челюстью.

Гномы висели над аркой и терпеливо поджидали девочку. Они молча, деловито связали её липкой веревкой, да так, что она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Затем множеством крохотных ручек гномы подняли неподвижную и безгласную девочку и понесли куда-то, быстро семеня малюсенькими ножками. При падении Оля больно ударилась головой о камень и едва не потеряла сознание, но потом ею овладел страх, и боль притупилась. Страх был тем сильнее, что она чувствовала себя совершенно беспомощной, а единственный, кто мог ей помочь, Маленький Леший, даже не догадывался о том, что с ней случилось!

Девочка ощутила, как гномы втискивают её в какую-то нору и волокут по ней, царапая тело и с треском раздирая о камни платье. Стало совсем темно. Солнечный камень остался в пещере: он вывалился из Олиной руки, когда её сбили с ног коварные гномы. В норе они залопотали противными писклявыми голосами, и девочка услыхала, что её тащат к подземному духу, во владениях которого – вечный мрак, освещаемый лишь адским пламенем, от которого мучаются грешные людские духи. Ей было больно и страшно. Слёзы ручьями стекали из глаз по вискам и по волосам, но она по-прежнему не могла издать ни звука, и от этого молчаливого плача ей казалось, что сердце в груди вот-вот разорвётся. А подлые гномы, видя её горе, злорадно хихикали, больно щипались, увеличивая и без того сильные страдания девочки.

«Я больше никогда не увижу папу! – тоскливо подумала она. – И Маленького Лешего! А ведь он предупреждал меня, чтобы я не теряла его из виду! Зачем я его не послушалась?!»

Оля задыхалась от рыданий и недостатка воздуха, но нора, наконец, закончилась, и гномы втащили её во владения подземного духа. Было по-прежнему темно, и девочка снова пожалела, что нет с ней солнечного камня. Гномы возбуждённо пищали, со всех сторон пиная, щипля и кусая поверженную Олю: они мстили ей за то, что она посмела нарушить покой их сокровищ. Но внезапно гномы стихли. Послышался глухой рокот. Поверхность, на которой лежала девочка, задрожала, и перед ней появилось огромное светящееся чудовище, такое страшное, что не будь у неё заткнут рот, она непременно бы закричала. А сейчас Оля лишь крепче зажмурилась и затаила дыхание. В воздухе мерзко запахло тухлыми яйцами, и девочка почувствовала себя совсем скверно. Чудище показалось ей одним из вымерших динозавров. Оно было длинное, всё утыканное острыми шипами, с красными, точно угли, глазами и толстыми, когтистыми лапами. Больше девочка не успела рассмотреть ничего и лежала, боясь открыть глаза, и мысленно прощалась с жизнью. Но чудище велело гномам освободить её, и те послушно выполнили приказ, содрав липкие верёвки с тела девочки и вытащив изо рта скверный кляп. Но Оля всё равно не могла пошевелиться: руки-ноги затекли, а челюсти свело так сильно, что больно было разжимать рот и даже шевелить языком. Девочка лежала, не открывая глаз и приготовившись к своей печальной участи, как вдруг послышался грохот сыплющихся камней, и в подземелье ворвался Маленький Леший. Он проник сюда тем же ходом, что и гномы, и, увидев лежавшую на камнях исцарапанную девочку, кинулся к ней, но был тут же отброшен в сторону мощным хвостом чудовища.

– Отпусти её! – крикнул, вскакивая, Маленький Леший. – Ты можешь просить у меня за неё всё что захочешь!

Услыхав его голос, Оля радостно раскрыла глаза.

– Что можешь ты дать мне взамен, дохлый дух? – презрительно спросило чудище и захохотало так, что посыпались камни. – Ты нарушил закон и скоро лишишься своего жалкого леса. А подружка твоя останется здесь до самой своей смерти, и я буду медленно и страшно пытать её, чтобы неповадно было соваться, куда не следует!

– Хорошо, – вдруг согласился Маленький Леший, опустив глаза. – Пусть будет по-твоему, но только позволь мне проститься с ней.

Оля заметила, что он прячет за спиной обмотанную тряпкой руку.

«Поранился, что ли?» – мелькнула рассеянная мысль, и девочка даже не сообразила, что Маленький Леший – дух и пораниться никак не мог.

Чудовище снова захохотало.

– Вы успеете вволю проститься, – перестав веселиться, сказало оно. – Я заточу вас обоих в темнице, пока Великая Змея не велит забрать тебя оттуда для наказания, а человек навеки останется в моих владениях!

Чудовище ударило могучим с шипами хвостом оземь, и дети очутились в темнице. Всё ещё лежавшая Оля увидала над собой светящиеся глаза Маленького Лешего и расплакалась.

– Прости меня, Ромка, прости меня! – всхлипывая, повторяла она, а Маленький Леший уселся рядом с ней на каменный пол. – Что я наделала! Теперь я никогда больше не увижу солнышка!

Маленький Леший неожиданно засмеялся. Оля удивленно на него посмотрела.

– Ты чего?

– Смотри!

Он размотал обернутую вокруг кисти тряпку, и свет озарил темницу.

– Солнечный камень! – радостно вскрикнула Оля, но Маленький Леший ладонью зажал ей рот.

– Тише! – прошептал он ей в самое ухо. – Здесь шныряет много злобных существ, шпионов дракона Оркуса. Ты видела сейчас его самого. А теперь слушай внимательно! Нам, духам природы, законом запрещено вторгаться без спроса во владения друг друга, а только в гости, как у Ирбиса. Но и тогда я не имею власти на его территории, понимаешь? Здесь, у подземного духа, я такой же беззащитный, как и ты. Но ты – человек, и законы духов тебя не касаются! Солнечный камень был дан тебе горным духом, и ты можешь уйти к нему в любой момент и спасёшься! Великая Змея не имеет власти над тобой. Тебе нужно только взять камень, сказать: «Солнечный камень, веди меня к своему хозяину!» и шагнуть. Только не медли! Сделай это скорее!

Маленький Леший вложил камень в Олину руку и помог ей встать на ноги.

– Говори! – потребовал он.

– Нет, я не могу, – воскликнула девочка и обняла Маленького Лешего. – Я не могу бросить тебя одного. Тебя накажут! Из-за меня ты очутился здесь, я всё время приношу тебе несчастье!

– Разве ты знаешь, что для меня счастье? – отстраняясь, спросил Маленький Леший. – Я не жалею ни о чём... Но не тяни! Дракон может узнать о камне и отобрать его. Тогда ты пропала! Используй свой шанс, пока не поздно, и уходи к Ирбису!

– Давай уйдём к нему вместе!

– Это невозможно!

– Тогда иди ты, а потом придумаешь, как вызволить меня!

– Нет же, нет! Пойми, камень был дан тебе, и только ты одна можешь им воспользоваться. Ступай!

– Я не могу!

Оля покачала головой и снова уселась на пол. Маленький Леший сел рядом.

– Пойми, если ты останешься, мне будет намного хуже.

Он заставил Олю снова подняться с каменного пола и протянуть вперёд руку с солнечным камнем.

– Говори!

– Солнечный камень, веди меня к своему хозяину! – срывающимся от волнения голосом сказала Оля. Маленький Леший легонько подтолкнул её, она сделала шаг и очутилась в хрустальном саду. Она сразу обернулась, но позади неё холодно светилась волшебная стена. Девочка почувствовала, что задыхается. Солнечный камень выпал у неё из рук, и она упала. Последнее, что отразилось в её угасающем сознании – это янтарные глаза склонившегося над ней Ирбиса... А первым, что увидела девочка, придя в себя, был голубой глаз Ариэля. Воздуха, от недостатка которого она лишилась чувств, было теперь предостаточно. Ариэль взмахнул над ней огромным крылом, и Оля сразу почувствовала прилив сил. Она поднялась с хрустального пола и заметила замершего у стены желтоглазого Ирбиса. Он обернул передние лапы хвостом и пристально на неё уставился. Она перевела взгляд на Ариэля и под ласковым взором его не выдержала и расплакалась.

– Успокойся, дитя человеческое, – нежно проговорил Ариэль. – Расскажи нам лучше, что случилось.

– Это всё из-за меня, – всхлипывая и вытирая слезы, сказала Оля.

– Говори яснее, – мурлыкнул Ирбис. – И вообще, ты выглядишь, как драная кошка!

Оля посмотрела на платье. От его великолепия не осталось и следа. Шнуровка впереди разорвалась, а сквозь грязно-коралловые атласные лоскуты выглядывали до крови исцарапанные руки и ноги. Но теперь ей было это безразлично.

– Маленький Леший в опасности! – выпалила она. – Он в плену у подземного духа!

– Ты, видимо, тоже оттуда? – спросил Ирбис, и Оля кивнула.

– Предупреждал я Маленького Лешего, чтобы не связывался с тобой, – проворчал Ирбис. – Вот пускай теперь расплачивается... От людей ничего хорошего ждать не приходится!

– Перестань, – попросил его Ариэль и спросил девочку: – Зачем дракон Оркус пленил Маленького Лешего?

– Он собирается выдать его Великой Змее, – опустив голову, тихо ответила она.

– В таком случае, мы ничего не сможем для него сделать, – печально сказал Ариэль. – Великая Змея царствует над нами.

– Но не надо мной! – воскликнула Оля и гневно посмотрела на них. – Если вы не хотите помочь ему, я сама пойду к этой змеюке!

Она подбежала к Хрустальной Стене и постучала по ней ладонью.

– Я хочу, чтобы ты показала мне Великую Змею! – прокричала она, но изображения не появилось.

– Ах, так! – рассердилась Оля. – Не хочешь? Ну, погоди же!

И стукнула кулаком по стене. Неведомая сила отшвырнула девочку прочь. Падая, она пребольно ударилась спиной о торчащий из пола кусок хрусталя. Ирбис захихикал, а Ариэль укоризненно покачал головой. Чувствуя полное бессилие от невозможности помочь Маленькому Лешему, девочка едва не разревелась, но заставила себя сдержаться, понимая, что слезами ему не поможет. Она вскочила на ноги и с горечью выпалила:

– Вы не хотите помочь мне спасти его, потому что думаете только о себе, бесчувственные вы духи! Вам безразлична судьба Маленького Лешего!

Ирбис презрительно фыркнул, а Ариэль мягко возразил:

– Ты рассуждаешь, как человек. Закон в духовном мире превыше всего, исключение составляет только наказание. Закон строго запрещает низшим духам, каковыми являемся мы, вмешиваться в дела высших духов. А Великая Змея – наша царица, и мешать её планам для нас равносильно самоуничтожению.

– Это несправедливо! – воскликнула Оля. – У вас плохие законы, потому что наказывают за дружбу!

– Наказывать, предположим, будут не за дружбу, а за нарушение закона, – холодно заметил Ирбис. – Маленький Леший сам нарушил его и ответит за это. Зачем ещё бессмысленные жертвы?

– Жертва за друга не может быть бессмысленной! – горячо сказала Оля. – И стыдно не попытаться сделать для друга то, что в твоих силах!

– Что ты хочешь от меня, человеческий ребёнок? – рассердившись, мяукнул Ирбис.

– Чтобы ты показал мне Великую Змею!

– Это запрещено! Если Великая Змея узнает, что я подглядывал за ней, мне не сносить головы! – сказал Ирбис и отвернулся.

– Ага, ты боишься за свою голову! – закричала Оля, обходя его и заглядывая ему в глаза. – А что будет с Маленьким Лешим, тебе, значит, всё равно? Тебе всё равно, что он находится в опасности? Своя голова, выходит, дороже?

– Сам виноват! – буркнул Ирбис.

– Ах, какие вы чёрствые, – не выдержав, заплакала Оля. – Я так на вас надеялась!.. Выпустите меня отсюда! Я сама пойду искать эту змеюку. Или дайте вернуться в темницу, пусть меня наказывают вместе с Маленьким Лешим, а вам пускай будет стыдно! Живите себе со своими законами, как ни в чём не бывало, если сможете... Пустите меня!

Ариэль тяжело вздохнул и сказал Ирбису:

– Сделай, как она просит. Она безрассудна, как человек, и разумна, как человек. Тот, Кто попрал ад, тоже был человеком и тоже пожертвовал Собой ради других, нам этого не понять... Покажи ей покои Великой Змеи!

Желтые глаза Ирбиса встретились с голубыми глазами Ариэля, и зелёная искра проскочила между ними.

– Да будет так! – сказал горный дух. В тот же миг Хрустальная Стена растаяла, и за ней открылись покои Великой Змеи. Оля прильнула вплотную к изображению и жадно всмотрелась в открывшуюся ей картину. Великая Змея, свернувшись множеством колец, возлежала на бархатных, шитых жемчугом и золотом подушках. Трон её возвышался высоко над огромным полутёмным залом, освещаемым лишь факелами с кровавыми язычками пламени, развешенными по чёрным полированным стенам. Между факелами находились высеченные прямо в стене изображения жутких уродцев, но рассматривать их девочке было некогда, потому что Великая Змея подняла с зелёной подушки величественную голову, и бриллиантовый ромб, символ царской власти, вспыхнул на ней радужными огнями. Глаза Великой Змеи были словно затянуты плёнкой, из-под которой сочился оранжевый свет. Оля заметила какое-то движение в глубине зала и перевела туда взгляд. Стена послушно раскрыла перед ней такую картину: у подножия трона в рабской позе распластался некогда грозный дракон Оркус, заточивший детей в своей темнице. Теперь он напоминал скорее ящерицу, и девочка удивилась, отчего она его так испугалась. Великая Змея заговорила. Оля пожелала видеть зал полностью, и Хрустальная Стена поместила изображение так, чтобы всё хорошо просматривалось. Великая Змея велела дракону явить перед ней Маленького Лешего и девочку. Оркус ударил о чёрные плиты пола пластинчатым хвостом, и в зале появился Маленький Леший. Он сидел, упёршись подбородком в колени и обхватив их руками, но при виде Великой Змеи сразу встал и почтительно поклонился. Дракон ещё раз ударил хвостом по полу, потом ещё и ещё, но девочка не появлялась, и он спросил у Маленького Лешего, где она.

– Там, откуда тебе её не достать! – усмехнувшись, ответил тот. Оля стиснула кулачки и прижала к груди. В оба глаза смотрела она на своего друга, обратившись в слух и внимание.

– Ты нарушил закон, сын мой, и знаешь, что за этим последует наказание. Боишься ли ты? – просвистела Великая Змея. Голос её звучал тихо, даже ласково, но вызывал ужас, и Оля похолодела, представив, что она могла бы сейчас стоять рядом с Маленьким Лешим.

– Почему она называет его своим сыном? – обернувшись, спросила девочка у Ирбиса.

– Она называет так всех природных духов, – ответил тот и шикнул: – Тише!

Оля снова повернулась к изображению и больше уже не отвлекалась.

Маленький Леший, опустив голову, стоял перед своей царицей.

– Я виноват, – наконец сказал он, – и заслужил наказание.

– Мне нравится твой ответ, – усмехнулась Великая Змея. – Но желаешь ли ты оправдаться?

– Нет. Я знал, на что шёл.

– Разве ты сам открылся человеку?

– Нет. Это вышло случайно, и я должен был исчезнуть, но не захотел.

– Жалеешь ли ты об этом теперь?

Маленький Леший покачал головой. Великая Змея рассердилась.

– Ты забыл своё место и свои обязанности, низкий дух! Ты открылся презренному человеку, который на земле лишь миг, и который ниже самого низшего духа! Ты променял свою вольную жизнь на муки, чтобы несколько дней прислуживать человеку, тогда как духи должны стремиться к тому, чтобы люди служили им! Разве не этому тебя учили в школе Вия? Ты совершил страшное преступление, Маленький Леший! Какое унижение для духа прислуживать человеку!

Маленький Леший молчал, по-прежнему не подымая глаз.

– Ты очень виноват и осознаёшь это, – уже спокойнее добавила Великая Змея. – Я – милостивая царица и даю тебе шанс избавиться от мук. И даже возвращу обратно в лес! Я готова забыть твой проступок, если ты впечатаешь в сердце девчонки моё клеймо. Тогда она будет наша, и после смерти тела я сделаю её лесной русалкой и отдам тебе. Разве ты сам этого не хочешь, Маленький Леший?.. Отвечай!

Но он снова покачал головой.

– Значит ли это, что ты отказываешься от шанса избавиться от мук и выбираешь наказание? – леденящим голосом спросила Великая Змея.

Маленький Леший поднял на неё лучащиеся в полутьме глаза.

– Да.

Великая Змея зашипела бессильно и злобно, как шипят все змеи, когда наступают им на шею.

– Глупый, ничтожный дух! – воскликнула она, извиваясь. – Ты заслуживаешь самого мучительного наказания, и будь моя на то воля, клянусь адом, я бы тебе его доставила! Но Тот, Кто попрал ад, запретил наказывать тебя в том случае, если ты примешь муки за девчонку. Ты можешь вернуться в лес, но избегай впредь попадаться мне на глаза!.. Хотя вот ещё: Тот, Кто попрал ад, велел передать тебе, что когда ты закончишь своё существование как леший, ты родишься на земле человеком... А теперь убирайся прочь, негодный дух!

Великая Змея ударила по висевшему на троне серебряному колокольчику кончиком хвоста, и Маленький Леший с драконом Оркусом пропали из виду. Изображение на стене тоже погасло. Оля засмеялась и побежала обнимать сначала Ирбиса, потом Ариэля.

– Кто Он такой – Тот, Кто попрал ад? – спросила она, но ей не ответили. – Кто бы Он ни был – Он самый добрый и самый справедливый!

Ирбис топнул лапой, и за Хрустальной Стеной возник ночной лес. Оля увидела своего друга сидящим на поваленном дереве. Глаза его в темноте светились.

– Иди туда! – фыркнул Ирбис. – Ты нам тут порядком поднадоела!

– Он шутит, – ласково сказал Ариэль. – Мы всегда будем рады помочь тебе, девочка. Ты поступила правильно, и подтверждение тому – действия Того, Кто попрал ад, оправдавшего твоего друга.

– Спасибо вам! – сложив на груди руки, сказала Оля. – И простите меня, что наговорила столько грубостей! Прощайте!

– Постой! – мяукнул вдруг Ирбис. – Ты забыла солнечный камень!

Оля в недоумении опустила приподнятую, чтобы перешагнуть через стену, ногу.

– Разве он не останется у тебя? – удивилась она.

– Но Ариэль же сказал, что мы будем рады помочь тебе, а как мы узнаем, что ты нуждаешься в нашей помощи?

Он протянул девочке белую в пятнышках лапу, на которой светился солнечный камень. Оля с благодарностью взяла его и, подумав, поцеловала в нос горного духа, отчего тот зажмурился, покрутил головой и недовольно зафыркал.

– До свидания! – крикнула девочка и торопливо шагнула в лес, обдавший её ночной прохладой и крепким запахом душистых трав, земли и деревьев.

 

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru