новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Маленький леший

Сказочная повесть

 

Глава четвертая

ПОДЗЕМНЫЕ СОКРОВИЩА ГНОМОВ

 

Против ожидания девочки, наказывать её не стали. Взрослые и не знали о её отсутствии в течение ночи, считая, что в лес она ушла рано утром. Папа предложил Оле идти с ними в горы, но она так устала от новых впечатлений и бессонной ночи, что отказалась, хоть и любила участвовать в поиске. Едва перекусив, она забралась в палатку и уснула, проспав остаток дня и всю ночь. Взрослые взволновались: уж не заболела ли девочка, и только один Дима был спокоен и загадочно улыбался, словно догадывался о том, что с ней произошло нечто невероятное.

На другой день, ещё до восхода солнца, Оля ощутила словно бы толчок и раскрыла глаза. Сна не было. Девочка почувствовала сильный голод: в животе было пусто и урчало. Она решила выбраться из палатки, чтобы чего-нибудь перекусить, и откинула одеяло. Сразу стало светлее. Оля похолодела: сияние исходило из кармашка шорт. Негнущимися от волнения пальцами она вынула оттуда солнечный камень, и свет озарил палатку.

– Выключите фонарь! – раздался чей-то недовольный голос, и Оля, зажав камень в кулаке, поспешно выбралась наружу.

Был тихий предрассветный час. Всё в лесу замерло в ожидании солнца, и только изредка в листве раздавались голоса просыпающихся ранних птах. Оля, как тигр, набросилась на мешок с провиантом, подвешенный от грызунов на верёвке. Подкрепившись, она побежала к ручью: чистить зубы и умываться. Вода в ручье была очень холодная и вкусная. Девочка зачерпывала её ладонью, подносила ко рту и всё пила, пила, не в силах остановиться. Затем почистила зубы и стала шумно умываться, вздыхая и повизгивая от восторга. Вода струйками стекала с загорелых рук, лица и шеи, и девочка встряхнулась не хуже выбравшейся из воды собаки. Бодрость и хорошее настроение вернулись к ней, но как только взгляд её упал на солнечный камень, положенный в траву у ручья, она сразу нахмурилась. Он светился как маленькая электрическая лампочка, и смотреть на него было бы весело, если бы девочку не мучило раскаяние: получается, она невольно украла камень у горного духа, а он предупреждал, что она может выбрать любой камень, кроме солнечного. Но разве она сможет вернуть кристалл иначе, чем через Маленького Лешего? Оля подумала, что очень бы хотела его увидеть и негромко окликнула.

– Я давно здесь, – вздрогнув от неожиданности, услыхала она насмешливый голос своего друга и обрадовалась. Он полулежал, опираясь на локоть, в росистой траве, напротив неё, через ручей, и вертел в пальцах сухую травинку.

– Ну, ты и спишь! – сказал он, поднялся, стряхнул с себя росу и, перепрыгнув ручей, стал рядом с ней.

– Я так рада тебя видеть! – улыбаясь во весь рот, призналась Оля, а Маленький Леший лукаво взглянул на неё и указал на солнечный камень. Оля потупилась.

– Я забыла вернуть его Ирбису, – смущённо сказала она. – Мне так стыдно... Может быть, ты передашь?

Маленький Леший присел на корточки и взял солнечный камень. Разглядывая его, он усмехнулся и сказал девочке:

– Неужели ты полагаешь, что Ирбис мог забыть про то, что камень остался у тебя? Он знает о каждой песчинке в своих владениях. Но он сам не захотел забирать солнечный камень. Но это не значит, что он подарил его тебе. Дал на время, так будет вернее. Пусть он пока хранится у тебя, но когда захочешь вернуть его, только скажи: «Солнечный камень, веди меня к своему хозяину!» И шагни вперед. Тогда ты переступишь невидимую границу Хрустальной Стены и окажешься во владениях Ирбиса.

С этими словами Маленький Леший отдал камень девочке.

– Маленький пленник, – прошептала она, разглядывая камешек. – Тебе разрешили погулять со мной на воле!

Первые косые лучи солнца коснулись верхушек деревьев, и в лесу стало светлее. Сияние солнечного камня померкло, и Оля, обрадованная, что пока ей не придётся с ним расставаться, засунула кристалл в карман шорт, где уже хранилась заветная её бирюза. От лагеря послышались голоса – это проснулись геологи. Оля сказала другу подождать её, пока она отпросится в лес у папы.

– Я скоро! – крикнула она и унеслась к лагерю.

Она боялась, что после вчерашнего отсутствия папа будет строг к ней, но он не был против прогулки дочери, только удивился, что она вновь отказалась от поиска, и велел непременно возвращаться к обеду. В лагере оставался Дима, и хотя девочка видела, что он желает с ней поговорить, она удачно избежала Диминых вопросов и удрала в лес, не дожидаясь ухода геологов.

– Даже не верится, что мы познакомились только позавчера, – Оля улыбнулась Маленькому Лешему. – Кажется, прошла целая вечность!

– Мне тоже так кажется, – признался он. – Как будто мы знакомы давно, и странно даже, как это раньше я мог не знать тебя.

Оля смутилась и промолчала.

– Раньше все дни были похожи один на другой, хотя в лесу и не бывает уж совсем скучно: всегда есть какая-нибудь работа, но раньше она была для меня всем, понимаешь? А теперь я стараюсь сделать всё поскорее и думаю лишь о том, как бы с тобой увидеться и чтобы тебе было интересно.

– Мне интересно всё! Как живешь ты, и как живут другие духи...

Дети минули полянку, где познакомились, и вышли на лесную тропинку, петлявшую между деревьями и убегавшую далеко-далеко. Солнце поднялось над лесом, но было прохладно, и безумолчно пели птицы.

– Знаешь, мне раньше тоже было скучно, – призналась Оля. – Взрослые – это не то. Они говорят со мной, как с маленькой, и многого не понимают. Серьёзно они говорят только о своих делах, а с тобой можно болтать о чём угодно. Только мне очень неловко, оттого что тебя накажут. Когда я знаю, что мне попадёт, я всегда страшно переживаю, а ты?

Маленький Леший грустно усмехнулся.

– Стараюсь об этом не думать. Если бы я надеялся на прощение, то переживал бы, но прощения не будет: я сознательно нарушил закон!

– А как тебя накажут? Будет очень больно?

– Что такое «больно»? Ты можешь потерять от боли сознание, можешь умереть. А дух этого не может, он страдает и всё. В видимом мире нет таких мучений, которые были бы сравнимы с мучениями духов, но самое страшное – это бездна, и я бы не хотел там оказаться!

Оля дотронулась до его руки.

– Мне тебя очень жалко! – шепнула она. – Наверное, лучше бы мы не встречались, и тогда бы тебе ничего не грозило.

– Я думал об этом. И если бы всё повторилось, я снова открылся бы тебе. Ведь теперь ты знаешь о Боге и можешь искать Его... А ещё потому, что иначе мы не шли бы сейчас по лесу, и у тебя не было бы солнечного камня!

Маленький Леший искоса глянул на девочку, и она засмеялась. За разговором они вышли к Лесному Озеру, выглядевшему при солнце иначе, чем лунной ночью. Оно показалось девочке не таким большим и загадочным, а его синяя, чистая вода по краям подёрнулась зелёной ряской. Белые лилии нежились возле берега, и целые колонии плюшевых камышей, охраняли подступы к ним. Оля узнала старую плакучую иву, в ветвях которой пряталась позапрошлой ночью, и чёрный, полузатопленный в воде камень, с которого её друг вызывал Младшую Русалку.

– Разве ты не боишься, что Водяной увидит нас?

– Сейчас день, и нечистые духи скрываются. Но мы не просто так пришли сюда. Сегодня ночью Младшая Русалка просила вас познакомить. Ты ведь тоже этого хотела?

– Ещё бы! – обрадовалась Оля. – А можно?

– Почему бы нет, – пожав плечами, сказал Маленький Леший. – Русалка ничем не хуже Ирбиса или Ариэля, а с ними ты встречалась.

Он оставил девочку на берегу, а сам ловко взобрался на камень и засвистел, подражая какой-то птице. Оля затаила дыхание, потому что едва он закончил свистеть, как вода у берега забурлила и из неё показалась русалочья голова с ярко-зелёными на солнце волосами. Маленький Леший помог подружке выбраться на берег. Оля с любопытством разглядывала водяную девочку, но свисающие до земли волосы мешали как следует её рассмотреть. Гибким движением, откинув их назад, русалка открыла лицо и улыбнулась Оле.

– Отойдёмте от озера, – попросила она своим удивительным голосом. – Я боюсь, что Водяной нас услышит.

Дети углубились в лес. Оля шла рядом с Младшей Русалкой и исподтишка на неё поглядывала. Та тоже косилась на девочку, но обе молчали, стесняясь. Маленький Леший шёл позади и откровенно посмеивался. В лесу девочка и русалка сели на сухое поваленное дерево, а Маленький Леший опустился на траву напротив.

– Так и будете молчать? – спросил он. – Обе мечтали познакомиться и растерялись?

Девочки переглянулись и засмеялись.

– Ты очень красивая, – сказала, наконец, Оля то, о чём думала с тех пор, как увидела Младшую Русалку. Это была истинная правда! При солнечном свете водяная девочка выглядела ещё лучше, чем при луне. Глаза у неё были синие-пресиние и глубокие, как колодцы, а ресницы и брови – чёрные. Цвет русалочьего лица не менялся от освещения, и оттого что тело её не отбрасывало тени, оно казалось снежно-белым, как у мраморной статуи, виденной Олей в городском музее. Младшая Русалка смутилась от Олиного внимания, от её слов, но преодолела смущение и в свою очередь оглядела девочку.

– Ты тоже красивая, только не по-нашему. У тебя тёмная кожа и короткие волосы. Таких русалок не бывает!

– Но зачем вам длинные волосы? – удивилась Оля. – Ведь за ними так трудно ухаживать!

– Что же что трудно! Зато красиво, особенно когда плаваешь под водой, и волосы развеваются, как водоросли.

– А у вас есть развлечения? – поинтересовалась девочка. – Не затем же вы носите такие платья и отращиваете волосы, чтобы скучать в озере?

– Конечно, – засмеялась Младшая Русалка. – Старшие русалки могут бывать, где хотят, и у них много поклонников.

– А ты?

– Я не взрослая, и мой первый бал будет ещё не скоро.

– Бал! – воскликнула Оля, и глаза её заблестели. – Вот здорово! А русалки рассказывают тебе о балах?

– Они больше говорят о своих поклонниках и любят, чтобы ими восхищались и признавались им в любви.

– А ты?

– Мне никто не признавался.

– А ты кого-нибудь любишь?

Младшая Русалка опустила глаза и промолчала, а Оле сделалось неловко за свой вопрос.

– Какое у тебя интересное платье, – пробормотала девочка. – Оно ведь из чешуи зеркального карпа?

– Да, – оживилась русалка. – Я сделала его сама. Это очень трудная работа! Мы разводим таких карпов, у которых каждая чешуйка – как маленькое зеркало. Есть рыбы с крупной, а есть совсем с мелкой чешуей. Они раз в году сбрасывают старую чешую и обрастают новой. Отлинявшую мы собираем и мастерим из неё одежду... Это платье не простое, а заколдованное. В воде оно превращается в рыбий хвост.

– Здорово! – восхитилась Оля и погладила сверкающий рукав платья. При каждом движении Младшей Русалки оно переливалось, точно живое, и солнечный свет дробился в бесчисленных чешуйках на многочисленные осколки. Если бы не длинные русалочьи волосы, закрывающие всю её фигуру до пят, сияние платья было бы нестерпимым.

– Маленький Леший говорил мне, что ты живёшь в городе. У тебя есть там друзья?

– Конечно, и очень много. То есть настоящих друзей мало, а просто приятелей полным-полно. Только в классе нас больше двадцати человек!

– В классе – это родственники?

– Ещё чего! – засмеялась Оля. – Мы просто учимся вместе.

– Учитесь чему?

– Чему мы только не учимся! – Оля поморщилась. – Математика, русский, литра, английский... Целую кучу учить приходится!

– Должно быть, ты очень умная, раз столько всего знаешь.

– Что ты! – Оля искренне рассмеялась. – Вовсе не так много. Мне ещё целых шесть лет в школе учиться.

– Шесть лет – это очень мало, – вздохнула Младшая Русалка.

– Шесть лет? Да это же куча времени! – воскликнула удивлённая Оля.

– Для духов это – как для вас шесть недель, – пояснил Маленький Леший и спросил: – А какая ты будешь через шесть лет?

Оля задумалась.

– Я окончу школу и сдам экзамены, – сказала она и мечтательно добавила: – И сошью себе голубое платье, и буду танцевать в нём на выпускном вечере!

Она видела замечательное платье у выпускницы-соседки и желала иметь такое же.

– А потом? – спросила русалка.

– Работать пойду или буду учиться дальше... Но лучше работать, – подумав, добавила она. – Учиться – это такая скука!.. Ну, замуж, наверное, выйду. Будет семья и дети.

– Семья – это очень важно? – спросила русалка.

– Конечно. Чтобы родились дети.

– А у духов семьи не бывает, – грустно сказала Младшая Русалка. – Духи непостоянны.

– Поэтому они счастливы, – заметил Маленький Леший, сосредоточенно чертя что-то пальцем в траве.

– Люди тоже бывают непостоянны, – подумав, сказала Оля. – И бывает, разводятся.

Маленький Леший удивлённо посмотрел на девочку.

– Но зачем семья, если потом разводиться?

– Допустим, они перестали любить.

– Разве это возможно? – удивился Маленький Леший. – Люди не духи и могут любить друг друга больше, чем самих себя.

– Я не знаю, – вздохнула Оля. – Просто у нас очень много разводятся.

Неожиданно русалка встала.

– Мне пора в озеро, – сказала она и обратилась к девочке: – Ты приходи ещё, ладно? Мне хочется тебя видеть... До свидания!

Она побежала к озеру. Зелёные волосы шлейфом плыли следом за ней по траве. Скоро русалка скрылась из виду. Девочка молча смотрела ей вслед.

– Как тебе Младшая Русалка? – спросил Олю Маленький Леший.

– Ничего, – ответила девочка. – Только она немного грустная. Она всегда такая?

– Нет, что ты! – засмеялся Маленький Леший. – Русалки обычно весёлые! Но сейчас день, им положено быть в озере... Хочешь увидеть гнома?

– Ещё бы! – обрадовалась Оля. – Конечно, хочу!.. А тебя за это не накажут?

– Хуже не будет, – отмахнулся Маленький Леший. – Гномы хранят свои сокровища в моих владениях и поэтому обязаны мне подчиняться. С этим у нас строго. Вот смотри!

Маленький Леший присел на корточки у корня поваленного дерева, на котором сидела девочка, и прошептав заклинание, негромко сказал:

– Гном Пом, тебе говорю: выйди отсюда!

И тут из-под вывороченных древесных корней выпрыгнул малюсенький, нелепо скроенный человечек с огромным подвижным носом и злыми крошечными глазками. Он вперился в Олю немигающим взглядом, потом потешно задвигал носом, отчего девочка едва не прыснула со смеху, и повернулся к Маленькому Лешему.

– Что угодно хозяину? – скрипучим голосом спросил гном и низко поклонился.

Маленький Леший взял гнома одной рукой, поставил на ладонь другой и поднёс к Олиному лицу.

– Ну что, видишь?

Крохотный человечек негодующе пискнул.

– Что, насмехаться вздумала? Посмешище устраивать? Вот я тебе сейчас покажу! – визгливо прокричал он, суча малюсенькими ножками.

Оля не смогла больше сдерживать смех, до того гном показался ей забавным. Такая крошечка, не больше самого длинного её пальца, и угрожает ей – большой девочке! А гномик разгневался пуще. Он изо всех сил топал ножками по ладони Маленького Лешего и махал в воздухе кулачками так быстро, что их невозможно было углядеть. Ярко-красный колпачок на его пунцовой от гнева голове беспрестанно трепыхался двумя звенящими зелёными бубенчиками, их звук сливался с Олиным смехом.

– Ах, ты так, да? – угрожающе завопил гном. – Погоди же, ты у меня наплачешься! Я нашлю на тебя самую чёрную, самую злую болезнь, какая только есть на свете!

Тут он смолк, вытянул вперед ручки, выпучил глаза и смешно завращал ими, бормоча непонятные заклинания. Маленький Леший, молча смотревший на него всё время, не выдержал и звучно хлопнул одной ладонью по другой, на которой стоял гномик, отчего Оля невольно зажмурилась. Она полагала, что от удара гном раздавится в лепёшку, и очень удивилась, когда Маленький Леший убрал верхнюю ладонь, а невредимый гном стоял на нижней, ёжась и потираясь.

– Что ты, хозяин? – жалобно пропищал он. – Больно же!

– Если сделаешь девочке какую-нибудь гадость, то отправишься туда, откуда пришёл, понял? – сдвинув брови, грозно сказал Маленький Леший.

Гном не на шутку испугался, да так, что у него подкосились коленки. Он рухнул ничком на ладонь, обливаясь слезами, и завопил:

– Великой Змеёй заклинаю: прости меня, хозяин! Клянусь, я не причиню вреда этой девчонке, и пусть она смеётся надо мной, сколько захочет!

Маленький Леший молчал, по-прежнему хмурясь.

– Прости его, – вмешалась Оля. – Он так плачет! Видишь, он раскаялся.

– Ты не знаешь гномов. Они очень злопамятные, да ещё притворщики.

– А откуда они берутся?

– Из подземного царства. Их выносят на землю очень страшные духи – огненные саламандры, слуги дракона Оркуса, самого сильного и злого из всех духов природы. В его владениях – вечный мрак и огонь. А гномы – это духи скупых и жадных людей, переделанные в гномов после смерти. Они цепляются за саламандр, и те выносят их на поверхность.

– Зачем?

– У них свой мир, как у людей. Гномы живут повсюду: в пещерах, в дуплах, под корнями деревьев и под камнями, но люди не могут их видеть, оттого что жизнь гномов, в основном, проходит в невидимом мире.

– Но я же вижу!

– Ты видишь, потому что этого хочу я, – заметил Маленький Леший. – Иначе у тебя бы ничего не получилось.

– Пожалуй, – согласилась Оля. – Но что делают гномы в твоём лесу?

– Они устроили здесь кладовую, – терпеливо отвечал Маленький Леший. – Гномы – воплощённая жадность. В аду людские духи переплавляют, выжигают из них всё, кроме жадности, которая при жизни в теле была у них основной. Гномы помешаны на сокровищах. Они стаскивают их в свои кладовые отовсюду. В основном, это клады, спрятанные людьми и забытые. Гномы очищают их от пыли, складывают и заботливо охраняют, чтобы никто из людей до них не добрался. Поэтому они и выбрали мой лес для хранения своих сокровищ.

Оле очень захотелось посмотреть кладовые гномов, но она не решалась просить об этом Маленького Лешего, опасаясь показаться чересчур любопытной. У него и так из-за нее неприятности!.. Как хотелось ей взглянуть на настоящие сокровища! Да и какая бы девочка от этого отказалась?.. Маленький Леший со скрытой усмешкой наблюдал за внутренней борьбой желаний на Олином лице. Она непроизвольно хмурилась, не в силах думать ни о чём другом, кроме таинственных сокровищ, спрятанных в его лесу. А он думал о том, что Оля – человек и любопытна, как все люди, иначе, зачем им понадобилось съедать плод с запретного дерева?.. Ему нравилось исполнять её желания. Неожиданно он открыл, что мир убог и скучен, когда живёшь только для себя. С Олиным появлением всё для него изменилось. Он радовался тому, что она была рядом, и что он мог быть ей полезен. К счастью, Маленький Леший был достаточно мал, чтобы не замкнуться в себе, и мог научиться радоваться радостями другого и мучиться его муками. Люди называют это сопереживанием. И радость, какую испытываешь, когда радуется друг, бывает намного сильнее собственной. Когда Маленький Леший выполнял Олины желания, он радовался, видя, как радуется она, и радость его от этого становилась сильнее. Он не променял бы её ни на что. Даже наказание, которому он должен был подвергнуться, не могло остановить его желания услужить девочке. Так, рассветы в горах он видел множество раз, но только когда с ним была Оля, Маленький Леший сполна смог осознать красоту видимого мира. Он понимал, что это произошло благодаря присутствию девочки, и был счастлив, что, наконец, освободился от смутно тяготившего его одиночества.

– Как раз сегодня я собирался в подземелье, – пряча улыбку, как можно серьёзнее сказал Маленький Леший. – Может быть, ты согласишься пойти со мной?

– Конечно!

Оля от удовольствия даже засмеялась, а крошка-гном на ладони Маленького Лешего негодующе пискнул.

– Как? Человека в пещеры? К сокровищам?! Никогда!

– Молчи! – прикрикнул на него Маленький Леший. – Тебя не спрашивают!

Он стряхнул гнома с ладони, и тот стремглав юркнул под дерево, но тут же высунулся и погрозил кулачком Оле.

– Только попробуй сунуться в пещеры! Ты тогда пожалеешь! – злобно прошипел он, но Маленький Леший притопнул, и гном скрылся.

Маленький Леший повёл девочку к сокровищам. Дорогой она казалась себе очень неуклюжей: под ногами непрестанно хрустели, ломаясь, сухие ветки и шумно выкатывались камни, о которые она то и дело спотыкалась. Зато друг её продвигался вперёд быстро, бесшумно и ловко, и Оля не могла не восхищаться его уверенными движениями.

«Если бы я прожила в лесу триста лет, то ходила бы не хуже!» – ревниво подумала она и спросила:

– Зачем тебе нужно в пещеры?

– Ещё давно Ирбис просил меня принести ему звёздный камень, – не оборачиваясь, на ходу сказал Маленький Леший. – Он высмотрел в Хрустальной Стене, что гномы спрятали его в пещерах. Такого камня нет во владениях Ирбиса, и он обещал мне подарить за него что угодно.

– А что ты попросишь?

Маленький Леший с улыбкой глянул на девочку через плечо.

– Я попрошу Ирбиса подарить людям золотую жилу. Он выведет её на поверхность, и может быть, тогда твои геологи задержатся, ведь люди любят золото... Ты рада? – простодушно спросил он.

– Конечно, – пробормотала Оля. У неё не хватило духа лишить Маленького Лешего надежды и огорчить, хотя она точно знала, что взрослые не останутся ни на один лишний день, потому что к строго определённому сроку им непременно нужно быть в основном лагере, куда прилетит за ними вертолёт.

– Что представляет собой звёздный камень? – спросила Оля.

– Кусок погасшей звезды.

– Метеорит! – догадалась девочка.

– Вот мы и пришли, – остановившись у поросшего мхом огромного камня, сказал Маленький Леший.

– А где пещеры?

Маленький Леший присел на корточки и что-то пробормотал. В тот же миг камень тяжело перевернулся с боку на бок, и под ним открылся круглый небольшой ход под землю.

– Иди вперёд! – приказал Маленький Леший, и девочка послушно стала спускаться по каменным ступеням, придерживаясь руками за земляные стены. Маленький Леший последовал за ней, велев камню закрыть вход за ними. Сделалось темно, и Оля вынула из карманчика шорт сразу засветившийся солнечный камень. Они шли влажным и узким подземным ходом и чем дальше по нему продвигались, тем суше становилось. Дышалось на удивление легко. Маленький Леший объяснил это наличием множества небольших ходов, соединяющих подземелье с поверхностью.

– Это необходимо для сохранности сокровищ, – пояснил он. – Иначе они бы испортились. Гномы прочищают норы, чтобы не закупоривались, и закрывают во время дождей, чтобы не залило пещеры... А вот и первая. Смотри!

Оля увидела просторную пещеру, сплошь заставленную большими и маленькими сундуками. Стены её были выполнены из осколков зеркал, склеенных между собой так искусно, что казались цельными. Средина пещеры была пуста. Если смотреть из неё вокруг, то повсюду виделось только Олино отражение. Она положила солнечный камень на самый высокий сундук и с удовольствием огляделась. Оль в зеркалах отражалось много, все они были обросшие, худенькие, с поцарапанными коленками, но симпатичные. А отражения Маленького Лешего не было, и Оля пожалела, что не видит со стороны, как они вместе смотрятся. Маленький Леший с любопытством смотрел то на девочку, то на её отражение и, наконец, сказал:

– Ты, как утка в воде, себя разглядываешь, даже лицо переменилось, такая важная стала!

Оля насупилась. Разве дождешься от этого лесного мальчишки приятного слова? Хорошо, что он сам себя в зеркале не видит, а то сразу бы стал задаваться, узнав, какой он красивый!.. Девочка попросила разрешения взглянуть, что хранится в сундуках. Ей крайне любопытно было увидеть настоящие сокровища: ведь гномы что попало хранить не станут!

– Смотри! – согласился Маленький Леший и уселся на небольшой, с детскую табуретку, сундук.

Оля с трудом откинула крышку ближайшего сундука чёрного дерева, окованного золотом, и извлекла оттуда алое с жемчугом платье. Но не успела она вытащить его, чтобы разглядеть, как ощутила болючий щипок в руку и, вскрикнув, уронила платье обратно в сундук. Тут только она заметила, что в сундуке полно гномов, грозно скалящихся и сверкающих злыми глазками. В страхе девочка отпрыгнула, и гномы, точно горох, посыпались следом. Они окружили её и запищали так возмущенно и громко, что Оля заткнула уши. Гномы карабкались, как по дереву, по её голым ногам, больно царапались и щипались, требуя, чтобы она уходила.

– А ну, брысь отсюда! – грозно прикрикнул на гномов Маленький Леший и хлопнул ладонью по сундучку, на котором сидел. Гномы в испуге бросились врассыпную и попрятались за многочисленными сундуками.

– Предупреждаю всех, – громко сказал Маленький Леший, и голос его эхом разнёсся по скрытым во тьме закоулкам, – если хоть волос упадёт с головы этой девочки, я разорю пещеры и вытащу ваши сокровища на поверхность!

– Зачем нам теперь эти пещеры, если в них побывал человек? – раздался вдруг из прохода злобный голос. Он принадлежал гному по имени Пом. Оля его сразу узнала по двум зелёным бубенчикам, трепыхавшимся на островерхом колпаке.

– Люди болтливы, и если девчонка выйдет отсюда, она расскажет всем про сокровища! – противным голосом сказал гном.

– Нет, – возразила Оля. – Я могу поклясться, что никому не скажу ни слова!

Маленький Леший молча слушал их разговор.

– Люди лживы! – саркастически усмехнулся гном Пом. – Клятвы их ничего не значат, а слова – тем более!.. Ты не выйдешь отсюда. Человек может хранить тайны только когда он мертв!

Гном засмеялся так скрипуче и страшно, что девочка похолодела, а Маленький Леший рассердился и швырнул в него осколком зеркала. Гном, взвизгнув, исчез.

– Не бойся. Пока ты со мной, они не посмеют тебя обидеть, только смотри, не теряй меня из виду!

– Почему гном Пом не поверил мне? – спросила Оля. – Я ведь и вправду не проболтаюсь. Клянусь! Ты мне веришь?

Маленький Леший долго молчал, пальцем вычерчивая на пыльном полу какие-то знаки, и девочка уже хотела повторить свой вопрос, как он поднял голову и пристально посмотрел на неё.

– Никогда не клянись, – серьёзно сказал он. – Каждое слово человека должно быть клятвой. Не надо говорить много слов, надо, чтобы каждое слово исполнялось. Человек отвечает за свои слова, потому что в них сила!

– Какая? – спросила Оля, но Маленький Леший засмеялся.

– Ты хотела смотреть сокровища – смотри, только поскорее!

Оля снова наклонилась над чёрным с золотом сундуком и вытащила то же алое с жемчужным узором платье. Оно было бархатное и очень тяжелое. Расправив платье на полу, девочка ахнула. Оно поразило её своим размером и причудливостью фасона, замысловатыми бантами и складками.

«Должно быть, дама, которая его носила, была со слониху!» – подумала Оля и снова полезла в сундук. Следующее платье оказалось ещё тяжелее, и, чтобы извлечь его, ей пришлось прибегнуть к помощи Маленького Лешего. Зато было чем полюбоваться! Золотистая парча переливалась при свете солнечного камня, а пышные, из тончайшего шелка рукава искрились мелкими бриллиантами.

– Подумать только, какую тяжесть таскали на себе раньше женщины! – выдохнула Оля. – Почище рыцарских доспехов!

Позади платья оказался длинный шлейф, тоже усыпанный драгоценностями.

– Теперь такие не носят? – спросил Маленький Леший.

– Что ты! – Оля засмеялась нелепости его вопроса. – К такому платью дворец нужен, в квартире в нём не развернешься. К тому же, чтобы такое платье купить, жизни не хватит зарабатывать!

– Ни одно платье на свете не стоит и минуты человеческой жизни, – разглядывая вместе с Олей ворох парчи и бриллиантов, сказал Маленький Леший.

– Много ты понимаешь! – досадливо поморщилась девочка и пошла к сундуку за следующим платьем.

– А всё потому, что ты не видишь себя в зеркале, – добавила она, вынимая на удивление лёгкое, из шёлка небесного цвета третье платье. Звёзды и полумесяцы серебряной нитью были вытканы по всему его фону, и девочка с сожалением вздохнула, что это платье приходится ей не впору. Она отбросила его в сторону и вынула из сундука четвёртое платье, тоже шёлковое, только розовое, нежное-пренежное, расшитое золотыми розами, очень похожими на живые цветы. Но и это платье оказалось велико, и она решила поискать сундук с платьями поменьше.

«Не может быть, чтобы таких платьев не шили на девочек! – подумала она. – А вдруг я найду платье, которое носила сама принцесса!»

Оля велела Маленькому Лешему складывать вынутые платья обратно в чёрно-золотой сундук, а сама стала открывать другие сундуки, отыскивая наряды себе впору. Она так увлеклась этим занятием, что не замечала ни времени, ни с возмущенным писком снующих возле неё гномов, ни откровенной скуки Маленького Лешего, которому интерес её к платьям был совершенно непонятен. Он изготовлял одежду для себя сам из травы, пуха и лыка, затем наделял её волшебными свойствами, отчего она не отбрасывала тени, не изнашивалась и легко могла превращаться вместе с ним во что угодно. А зимой Маленький Леший мастерил себе одежду из белого снега, искрящегося и лёгкого. Она была красивей, чем летняя, но главное, что ценил в одежде Маленький Леший – это простота и удобство, нарядность его занимала меньше. Очень скоро ему надоело ожидать, пока девочка отыщет себе платье. Он бы лучше сходил тем временем и отыскал звёздный камень, но боялся за девочку, потому что хорошо знал коварный характер гномов. Поэтому он терпеливо сидел и ждал.

Наконец, Оля нашла платье, пришедшееся впору. Оно было выполнено из блестящего атласа кораллового цвета. Впереди платье затягивалось шнуровкой, рукава его были не длинные, но пышные, а от талии оно расширялось книзу из-за многочисленных шелковых юбочек под ним. Девочка надела платье прямо поверх одежды, и шелестящий атлас покрыл до самого пола её голые коленки и поношенные кеды. Оля затянула на талии шнуровку и огляделась в зеркальных стенах. Оттуда на неё смотрела подлинно сказочная принцесса!

Оля прошлась по пещере, как подобает настоящей принцессе, стараясь двигаться прямо и плавно, подбирая платье, чтобы края его не касались пола. Она вытянула вперёд ножку, и из-под сказочного платья вынырнул стоптанный кед, показавшийся ей сейчас особенно безобразным. Девочка поморщилась.

– Скажи, пожалуйста, здесь есть туфли? – капризно спросила она Маленького Лешего.

– Понятия не имею, – ответил обрадованный тем, что можно идти дальше, Маленький Леший. – Идём, посмотрим!

Дети вышли из пещеры, сопровождаемые писком и поблескиванием в углах крысиных глаз гномов. Оля освещала дорогу солнечным камнем. В следующей пещере оказался целый склад мехов и изделий из них. Здесь были шубки, шапки, рукавички, сапожки и разные штучки, неизвестные Оле. Была даже настоящая горностаевая мантия, длинная-предлинная, белая, с нашитыми повсюду тёмными хвостами. Оля, не утерпев, в неё закуталась и важно прошлась, но сразу запуталась и едва не упала, хорошо, что Маленький Леший был рядом и успел подхватить её.

– Спасибо, – Оля взглянула на него и улыбнулась, но он не ответил на её улыбку, задумчиво проводя ладонью по белому меху.

– Тебе жалко зверьков, да?

– Я подумал о том, что этих горностаев давно уже нет, и если бы люди не сохранили их шкурки, то от них бы ничего не осталось.

– А от тех людей даже шкурок не осталось! – засмеялась Оля.

– На земле нет ничего вечного.

– А человеческий дух?

– Он здесь временно, – ответил Маленький Леший и, не утерпев, добавил: – И, между прочим, не затем, чтобы наряжаться!

Оля вспыхнула.

– Тоже мне учитель нашёлся! – сквозь зубы пробормотала она и отвернулась.

– Не обижайся, – примирительно улыбнулся Маленький Леший. – Идём дальше, будешь искать свои туфли.

Дети долго шли по узкому коридору, который вывел их в пещеру сплошь из бело-розового мрамора. Зеркала здесь были большие, старинные, в красивых каменных оправах, повсюду стояли великолепные статуи и вазы, дорогие резные шкатулки из того же бело-розового мрамора. Оля открыла одну из них и вынула массивное колье из разноцветных бриллиантов. В свете солнечного камня они засверкали так ярко, что девочка зажмурилась. В этой же шкатулке оказалась и пара бриллиантовых клипсов.

Девочка сразу подбежала к зеркалу и примерила украшения. Тяжёлые камни больно оттягивали уши, а бриллиантовое колье, точно булыжник, давило на грудь. И хотя украшения были очень красивы, девочка с сожалением уложила их обратно в шкатулку. Затем она стала открывать все подряд шкатулки, вынимая на свет кольца, броши, заколки, бусы и мерить их на себя без устали. Матовый перламутр жемчуга, огни алмазов, краски самоцветов, блеск золота слились в глазах её в единую сверкающую ленту, и время потеряло значение. Примеряя в который уже раз сиреневую диадему, Оля вдруг услыхала за спиной громкий смех Маленького Лешего и обернулась.

– Что ещё? – по-королевски хмурясь, спросила она.

Он сидел на перевёрнутой вазе под мраморной, розовой богиней с отвалившимся от времени или приключений носом и давился от смеха.

– Ну, ты и сорока! Право, сорока, – фыркая, сказал он. – Хотела искать туфли, а сама застряла здесь с этими блестяшками. Я покажу тебе гнездо сороки, и ты тоже посмеёшься... Там, – он указал вверх, – скоро спрячется солнце, и твои геологи будут тебя искать.

– И правда, – Оля потёрла ладонью влажный лоб. – Я совсем забыла. Скорее поищем туфли!

– Ну, уж нет! – решительно возразил Маленький Леший, вставая. Терпение его закончилось. – Мы заберём звёздный камень и уйдем!

– И уходи, – упрямо сказала Оля, – А я буду искать туфли!

– Не будь такой, – попросил Маленький Леший. – Нам нельзя ссориться. Нужно взять камень и возвращаться. Уже поздно.

– Вот и бери свой камень, а я буду искать туфли! – повторила девочка, упрямо поджав губки. Маленький Леший рассердился. Сгоряча он хотел уйти, но вспомнил гномов, которых давно не было видно, и это показалось ему подозрительным: уж не замышляют ли они чего недоброго? Сделав над собой усилие, Маленький Леший подавил самолюбие и подошел к девочке. Потупившись, она молчала.

– Ты в этом платье стала какая-то другая, – тихо сказал он. – Словно тебя подменили. И всё из-за каких-то кругляшек!

Он взял в руки длинную нитку крупного кремового жемчуга, висевшую на Олиной шее, и разорвал её. Жемчужные бусины каскадом посыпались на мраморные плиты пола, громко ударяясь о них, отскакивая и раскатываясь в разные стороны.

– Что ты наделал, дурак! – зло выкрикнула Оля и сильно толкнула Маленького Лешего.

Он отступил назад, удивлённо глядя на неё. Девочка принялась собирать раскатившиеся бусины и еле сдерживала закипавшие на глазах слёзы. Маленький Леший взял в ладонь несколько бусин и протянул их Оле.

– Возьми, если они тебе так дороги!

Девочка ударила его ладонь снизу, и жемчуг брызнул по пещере. Маленький Леший быстро пошел к выходу. Никогда его так не обижали! Но вдруг он услыхал за спиной Олины всхлипывания и обернулся. Она горько плакала, уткнувшись лицом в колени, плечи её вздрагивали. Маленький Леший невольно улыбнулся, обида прошла, и он вернулся. Но в ответ на его утешения девочка заревела громче.

– Прости меня, пожалуйста, Ромка, – всхлипывая, проговорила она. – Я была очень глупая!

– Это хорошо, что ты плачешь, – засмеялся Маленький Леший. – Слёзы очищают душу. Кто может плакать и раскаиваться, тот не совсем пропащий человек!

– Ты не сердишься?

– Нет, что ты!

Оля вытерла мокрое лицо краем нарядного платья.

– Ну их, эти туфли, – сказала она и робко взглянула на своего друга. – Ты простишь меня, что я тебя обозвала?

Маленький Леший нахмурился.

– Не говори так больше никогда, ладно?

Девочка кивнула.

– Обещаю!

Шагая за ним по темным коридорам подземелья, она сжимала в одной руке солнечный камень, а в другой ладонь Маленького Лешего и думала о том, как глупо она себя вела. Ей было стыдно. Они быстро продвигались вперёд, минуя многочисленные боковые ходы. Путь их проходил через огромные полные драгоценностей, ваз, статуй, изящной мебели и дорогой посуды пещеры. Девочка только сейчас поняла, как обширны подземные владения гномов, и вполне смогла осознать низость своего поведения.

«Сокровищ так много на свете, – смущённо подумала она. – Их все даже не пересмотришь, а я чуть было из-за них не поссорилась с Ромкой! Что бы я без него здесь делала?»

Девочка искоса посмотрела на него. Он вёл её молча и озабоченно хмурился, глядел по сторонам, иногда что-то про себя шептал, то и дело прибавляя шагу, отчего Оля за ним едва поспевала. Она заметила, что путь их лежит под уклон, а значит, глубже под землю. Пещеры с сокровищами стали попадаться реже, а потом и вовсе исчезли, вокруг была только горная порода, воздух стал влажным и тяжёлым.

«Вот если бы у меня не было отражения, как у Ромки, я бы тогда не воображала!» – со вздохом подумала Оля. Но неужели её друг так-таки ни разу не видел себя со стороны и не знает, как он выглядит? Она спросила о том у Маленького Лешего.

– Не знаю. Да мне и неинтересно.

– Разве ты не хочешь узнать, какая у тебя внешность? – удивилась Оля.

– Зачем?

– Как это зачем? Это же так интересно! А вдруг ты показался бы себе уродом?

– Разве я кажусь тебе уродом? – приостановившись, спросил Маленький Леший.

– Нет, даже наоборот. Но это только моё мнение, а не твоё.

– Если ты считаешь, что я не урод, то остальное не имеет значения, – сказал Маленький Леший и быстро зашагал дальше, а Оля, поспешая за ним, подумала, что очень не хотела бы не видеть себя со стороны. Ей было мало, чтобы её видели только другие, хоть бы она и нравилась Маленькому Лешему!

– Как, интересно, жили бы люди, если б у них не было отражения? – спросила она просто так, не ожидая ответа.

– Они бы не видели себя в зеркале и меньше бы наряжались, – сказал Маленький Леший и, подумав, добавил: – А мы бы давно отсюда выбрались!

Оля немного обиделась, ровно настолько, чтобы замолчать до тех пор, когда Маленький Леший остановился и, оглядев мрачные своды заваленной камнями пещеры, сказал:

– Это здесь... Ты постой, пока я отыщу звёздный камень. Мы сейчас глубоко под землёй. Дальше вниз начинаются владения подземного духа.

 

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru