новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Маленький леший

Сказочная повесть

 

Глава третья

В ГОСТЯХ У ГОРНОГО ДУХА

 

Маленький Леший одним прыжком очутился возле Оли, схватил её за руку и потащил в лес подальше от озера. От быстрого бега девочка скоро стала задыхаться, но не смела ничего сказать, чувствуя себя очень виноватой. Наконец, силы её истощились, и она упала, больно ударившись коленкой о камень.

Маленький Леший возвышался над ней, грозно сверкая глазами. Он отпустил Олину руку и уселся рядом. Оля виновато покосилась на него. Губы Маленького Лешего были плотно сжаты, глаза сузились, взгляд был устремлён в сторону. Он молчал. Оля перевела дыхание. Сердце её колотилось уже не так сильно, дышать она стала ровнее.

Дети долго сидели молча, но девочка не выдержала первой и, примирительно положив ладонь на плечо Маленького Лешего, сказала:

– Пожалуйста, прости меня, Ромка!

Маленький Леший не ответил, но по ещё больше сжавшимся губам и сузившимся глазам, Оля поняла, что он взбешён и едва сдерживается.

– Если бы ты, глупая девчонка, понимала, какой опасности подвергалась! Хорошо, что русалка тебя загородила! Болтливая ты сорока!

Высказавшись, Маленький Леший отвернулся. И правильно сделал, потому что предательская улыбка осветила лицо девочки. Он за неё боялся! Этот симпатичный мальчишка-дух так за неё переживает! Страх прошёл, и ночное приключение на озере стало казаться ей даже забавным. Какая всё-таки жуткая морда у этого водяного! Оля ухмыльнулась и вспомнила русалку.

– Почему у русалки ноги? – вслух удивилась она. – Почему не рыбий хвост?

– Это в воде хвост, а на берегу – ноги, – хмуро ответил ей Маленький Леший, он всё ещё находился во власти пережитого волнения.

– Чтобы удобнее было передвигаться?

Он кивнул, по-прежнему не глядя на девочку. Она улыбнулась и щекой прижалась к его плечу. Одежда Маленького Лешего пахла лесной травой.

– А из чего сделано ее платье?

– Из чешуи зеркального карпа.

– Ух ты! – восхитилась Оля. – Наверное, трудно его сделать?

– Не знаю.

Оля вздохнула и мечтательно закрыла глаза.

– Вот бы мне такое платье!

– Зачем? – удивился Маленький Леший.

– Красиво!

Он насмешливо фыркнул и, помолчав, сказал:

– Скоро взойдёт солнце. Хочешь посмотреть, как оно восходит? Вот это действительно красиво!

Девочка с радостью согласилась. Теперь он совсем на неё не сердится! Голова её слегка кружилась от бессонной ночи, но быть с Маленьким Лешим оказалось так интересно, что ей совсем не хотелось возвращаться в сонный лагерь. Маленький Леший поднялся с травы и велел встать Оле.

– Мы полетим в горы на самую высокую вершину. Там лежит снег, но я сделаю так, что тебе не будет холодно. Держись за меня крепче и ничего не бойся!

Оля зажмурилась. Знакомый вихрь подхватил детей и вознёс высоко над землёй, так высоко, что у девочки перехватило дыхание. Кругом была пустота – целое море, нет, океан пахнущего лесом прохладного ночного воздуха. В вышине сверкали бесчисленные звёзды, но девочка на них не смотрела. Сквозь слегка приоткрытые веки она успела заметить череду чёрных гор, стремительно надвигавшуюся из-за горизонта.

«Разобьёмся!» – в ужасе подумала Оля и съёжилась в ожидании удара, но вдруг почувствовала, как ноги её упираются в нечто твёрдое, и огляделась.

Они стояли на совершенно голой вершине какого-то пика, а далеко вокруг, насколько хватал глаз, простиралась унизанная звёздами тьма. Внизу сквозь тьму еле проглядывали очертания других вершин, но чтобы рассмотреть их, девочке приходилось сильно напрягать зрение. Должно быть, было очень холодно, но она не чувствовала этого. Оля потрогала каменную поверхность вершины, но ничего не ощутила, как будто её кожа совсем потеряла чувствительность.

Маленький Леший, наблюдая за ней, наклонился, поднял комочек снега и вложил его в Олину руку. Снег был каким-то нейтральным, не холодным и не таял на ладони. Оля засмеялась и удивилась тому, как странно в пустоте прозвучал её голос.

– Тебе здесь нравится! – внимательно глядя на неё, спросил Маленький Леший, и Оля кивнула.

– А когда взойдёт солнце?

– Оно уже близко, скоро появится там, – он указал рукой на восток и предложил: – Давай подождём!

Он сел прямо на снег и обхватил руками колени, уткнувшись в них подбородком. Оля тоже села, прислонившись к нему плечом и поджав под себя ноги. Было очень уютно, и девочка вновь удивилась тому, что не ощущает холода снега. Ей совсем не хотелось спать, тело было необычайно лёгким, а горный воздух пьянил, и казалось, прыгни она с этой вершины и распластай руки, как птица крылья, то непременно полетит, и долго будет парить в ночи над уснувшей землёй!

Маленький Леший искоса поглядывал на неё и загадочно улыбался.

– Что со мной происходит? – не выдержав, спросила его Оля, но он промолчал. – Здесь всё такое необычное. Человек такой маленький, а природа такая большая!.. Наверное, я что-то не то говорю, да?

Маленький Леший не отвечал, по-прежнему так улыбаясь, словно знал нечто неведомое Оле, а ей сейчас собственная её жизнь казалась какой-то нереальной: город, школа и даже спящие в лесу папа и другие геологи. Всё это было как будто из иного мира, чужого и ненастоящего. А настоящее – только эта голая скала, горный разрежённый воздух и Маленький Леший с чудными фосфорическими глазами.

– Мне никогда ещё не было так хорошо, – призналась Оля, ощущая необыкновенную ясность в мыслях и лёгкость в теле. – Отчего это?

– Ты испытываешь состояние духа, почти освободившегося от тела, потому что я сделал твоё тело нечувствительным к видимому миру. Холод, жара и боль не имеют над тобой власти. Мысли и чувства твои очистились, стали ясными и сильными. Теперь ты подобна духу и можешь видеть много такого, чего не видела раньше.

– Я хочу быть такой всегда! – радостно засмеялась Оля.

– Ты будешь, – с неожиданной грустью сказал Маленький Леший. – Когда дух твой оставит тело и уйдёт в Мир Вечной Жизни.

– А ты?

– Я природный дух. Только люди могут выйти из мира смерти.

– Это несправедливо, – нахмурившись, сказала Оля. – Ты такой хороший!

Маленький Леший тихо засмеялся.

– Благодарю... Может быть, когда ты придёшь к Богу, то попросишь его обо мне? И я смогу родиться человеком!

– Обязательно попрошу! – горячо пообещала Оля, и Маленький Леший снова засмеялся.

Некоторое время они сидели молча, и Оля переживала открывшиеся ей новые ощущения. Сильные чувства бурлили в ней, точно пузырьки воздуха в стакане с газировкой. Девочке хотелось обнять весь мир, так она была счастлива. Всё вокруг казалось ей замечательным, особенно милый Маленький Леший, отчего-то грустно смотрящий перед собой. Оля коснулась его плеча.

– Послушай, Ромка, я так хочу для тебя что-нибудь сделать!.. Скажи, а как мне наверняка попасть к Богу?

Маленький Леший усмехнулся.

– Смешно, что ты, человек, спрашиваешь об этом меня, нечистого духа! В Мир Вечной Жизни вас забирает Бог, вот и живите согласно Ему, пока вы в теле, тем более что у людей такая короткая жизнь!

– Но как надо жить?

– Не люби себя.

– Как это? – не поняла Оля. – Как не любить других людей, я знаю! Например, терпеть не могу училку по рисованию – она такая вредная!.. А себя? Что я себе плохого сделала? Разве нельзя любить себя и попасть к Богу?

– А разве может этот снег быть горячим? – спросил Маленький Леший, беря в ладонь немного снега и показывая его Оле. – Или огонь холодным?.. Если ты будешь любить себя, то и жить ты будешь тоже для себя. Тогда мир будет казаться тебе созданным для тебя. И Бог – тоже!.. А если будешь любить Бога и других людей, то для себя у тебя не останется ничего, но всё будет Божеское, и сама ты станешь – Божеская!

Оля задумалась. Обострёнными чувствами она глубоко восприняла слова Маленького Лешего, но сказанное им было таким странным, что она ощутила настоятельную потребность в этом разобраться. На какое-то время ей даже почудилось, что она спит и видит сон, но стоило ей взглянуть на Маленького Лешего, который сидел рядом взгрустнувший и настоящий, как все сомнения её разом исчезли и мысли забурлили снова.

«Как же так? – думала девочка. – Все люди, каких я знаю, любят себя, а как иначе?.. Выходит, все они не попадут к Богу? А папа? Он очень хороший и любит меня, неужели Бог его не примет?»

Оля оказалась бессильна сама ответить на эти вопросы и задала их Маленькому Лешему.

– Ты спрашиваешь, оттого что не знаешь, как воздействуют на людей злые духи, – сказал он, и глаза его сузились, превратившись в две светящиеся полоски. – Запомни, Оля: человек меняется медленно-медленно, как в сторону зла, так и в сторону добра, и часто он сам не замечает, какие сильные изменения с ним происходят. Духи, как комары, садятся на него и вспрыскивают свой яд через мысли, и если он сразу не отказался от них, то скоро окажется в полной зависимости от духов. Делая злое, он будет думать, что делает своё, но на самом деле им управляют духи.

– Как марионеткой? – спросила Оля и, видя, что Маленький Леший не понимает, объяснила: – Это кукла такая, на верёвочках. Дёрнешь за одну верёвочку – ногу подымет, за другую дёрнешь – руку, так и передвигается!

– Ты хорошо сказала, но у человека есть выбор: слушаться духов или нет. Если он позволит им настолько поразить себя, что они захватят его дух, то сам он освободиться уже не сможет, если только Бог его не освободит.

– А как Он освободит?

Маленький Леший пожал плечами.

– Вероятно, если Его попросят об этом другие люди.

– Человек – это дух? – спросила Оля.

– Это дух, живущий в теле и имеющий душу.

– Как сложно! – воскликнула Оля. – Но разве Бог не воздействует на человека?

– Бог не станет заставлять тебя следовать Ему, а вот ад сделает всё, чтобы погубить и твой дух, и душу, и тело.

– Но разве нельзя жить просто так? Зачем обязательно следовать Богу? Есть столько всего интересного, ты даже не представляешь!

Оля махнула рукой. Как может она объяснить ему хотя бы мультики, не говоря уж о компьютере и об Интернете, если он все свои триста лет безвылазно просидел в дремучем лесу? Люди придумали столько разных вещей для развлечения, невозможно ведь им всё время думать о Боге!.. После знакомства с Маленьким Лешим у Оли кругом шла голова. Такой простой и понятный ей ранее мир, оказался вдруг сложным и наполненным невидимыми существами, и сама она не просто девочка Оля, а невидимый дух, который живёт в видимом теле да ещё имеет при этом душу! А Маленький Леший просто дух, который может быть видимым и невидимым, а тело у него не настоящее... Единственное, что было реально, так это природа вокруг, хоть в этом она может не сомневаться!

Оля огляделась. Солнце было только на подходе, а мир уже начал отнимать у ночи свои краски. Она внимательно посмотрела на Маленького Лешего. Он выглядел бледнее, чем днём, но лохматые волосы, густые брови и сложенные в полуулыбку губы были обычными. Глаза его потеряли жутковатый ночной блеск и стали сине-зелёными. С каждой секундой становилось всё светлее и радостнее вперемешку с томительным ожиданием появления солнца. Маленький Леший мотнул головой к востоку.

– Гляди!

Девочка повернулась туда и вздрогнула, потому что в этот миг изумительный ярко-зелёный луч вынырнул из-под горизонта, пронзил насквозь небесный купол и скрылся где-то на западе. Всё вокруг вспыхнуло ослепительными огнями и заиграло сказочными цветами. Обледенелые вершины гор сверкали, точно громадные бриллианты, и глазам было больно глядеть на них. В воздухе разлился бело-розово-голубой свет. Казалось, он был осязаемым. Это всходило солнце. Чем выше оно поднималось, тем ярче становились краски, а зелёный луч угасал, уступая место солнечным лучам.

– Вот это да! – восхитилась Оля. – Никогда бы не подумала, что в природе бывают такие краски! Круче, чем в мультике!.. Ой, кто это?

Она в страхе прижалась к Маленькому Лешему. Было отчего испугаться! В воздухе, словно из облаков соткался зверь, похожий на тигра, но белый, с тёмными небольшими пятнами. Он медленно крался к детям по клубящимся облакам и был такой огромный, что занимал всё пространство. Девочка отчётливо видела каждую его шерстинку. Уши зверя были плотно прижаты, а глаза обведены чёрной каймой, усиливающей их желтизну, спина выгнута, а длинный хвост нервно мотался из стороны в сторону. Оскаленная морда зверя ощетинилась белыми усами, и девочка, точно заворожённая, смотрела прямо в его розовый с чёрными губами рот, в котором виднелись острые клыки. Зверь был потрясающе красив и страшен!

Девочка закричала и спряталась за Маленького Лешего, потому что убежать на голой вершине было некуда.

– Не бойся, – посмеиваясь, сказал Маленький Леший. – Он не настоящий! Это горный дух.

Подкравшись к вершине, зверь ступил на неё и стал быстро-быстро уменьшаться до тех пор, пока не сделался такого же роста, что и дети. Затем он уселся и замер, важно подняв кверху морду и обернув лапы белоснежным с пятнышками хвостом.

– Как этот зверь называется? – шёпотом спросила девочка.

– Ирбис, или снежный барс.

– Ирбис, – повторила Оля. – А он разговаривает?

– Естественно, – сказал вдруг Ирбис и, сверкнув на детей желтым глазом, спросил Маленького Лешего: – Зачем ты привёл сюда человека?

Тот смутился и опустил голову.

– Я хотел показать ей рассвет.

– Но как ты посмел явить себя человеку? – голос горного духа был строг, и Маленький Леший растерялся.

– Так получилось, – чуть слышно ответил он.

– А Великая Змея знает?

Маленький Леший слабо качнул головой и ещё ниже опустил её.

– Ты нарушил закон! – беспощадно изрек Ирбис. – И мой долг донести на тебя нашей царице. Ты сам вынуждаешь меня к этому, потому что привел человека в мои владения!

Маленький Леший промолчал, а Оля широко раскрытыми глазами смотрела то на одного духа, то на другого.

– Что тогда будет? – спросила она, но ей не ответили, и она, схватив за плечи Маленького Лешего, заглянула в его ускользающие глаза. – Тебя накажут из-за меня, да?.. Ну, не молчи же!.. Тебя накажут?

– Еще бы! – фыркнув, сказал Ирбис. – Только тебе-то что? Радуйся, что он показал тебе запретное людям!

– Я не хочу радоваться! – нахмурившись, сказала Оля. – Я не хочу, чтобы его наказывали из-за меня! Он не хотел открывать мне ваших тайн, это я его упросила. Вот меня пусть и наказывают вместо него!

– Забавно-забавно, – щурясь, замурчал Ирбис – Это говорит истинно человеческое дитя, глупое и несмышлёное. Если бы оно знало о наказаниях духов, оно бы так не говорило!.. А потом, какую власть имеет над тобой, человеком, Великая Змея? Она – царица духов природы!.. Но есть в этом нечто забавное: «Пусть меня наказывают вместо него»! Хе-хе-хе!.. Поистине, такое мог сказать только человек!

– Ничего тут смешного нет! – в сердцах воскликнула Оля.

– Не сердись, – попросил её Маленький Леший. – Закон для того и есть, чтобы его исполняли.

– Ты знаешь, что я привязался к тебе, Маленький Леший, – вдруг серьёзно сказал Ирбис. – Я уже стар, намного старше и мудрее тебя, и ты всегда слушался моих советов. Безусловно, ты ответишь за то, что открылся человеку, но запомни: ничего в этом мире не происходит случайно, поэтому я не сужу тебя и не донесу Великой Змее о твоём проступке. К тому же, я уверен, и без меня найдётся кому ей донести!.. Но раз вы оказались в моих владениях, я покажу вам их... «Пусть меня наказывают вместо него»! За эти слова я даже готов сделать подарок!

– У тебя Оле нечем будет дышать, – сказал Маленький Леший. – Нужно позвать Ариэля.

– А как она дышит сейчас? – удивился Ирбис. – Этот горный воздух непригоден для человека!

Маленький Леший ответил, что он понизил чувствительность Олиного тела к окружающему миру и сделал её подобной духу.

– Хоть немного, но ей нужен воздух, иначе она умрёт, – едва он сказал, как Оля схватила его за локоть и указала вверх.

– Посмотри скорее туда!

В вышине, прямо над ними, парил огромный, в полнеба, орёл.

Маленький Леший радостно засмеялся.

– Ариэль! Лети сюда! – изо всех сил закричал он, и Оля зажала уши ладонями: какой всё-таки громкий у него голос!

Огромный орёл кругами снижался над вершиной, с каждым кругом становясь все меньше, а когда лапы его коснулись обледенелой каменной поверхности, он стал такой же величины, что и Ирбис с детьми.

Замершая в почтительном восхищении девочка с любопытством разглядывала острые когти орла, его могучие крылья и хвост с закруглёнными перьями. Он был шоколадного цвета, и тем удивительнее казались на его фоне глаза: небесно-голубые, прозрачные, с кротким и ласковым выражением.

– Ты звал меня, Маленький Леший? – благозвучно спросил Ариэль, не сводя при этом небесного взора с Олиного лица.

– Я прошу тебя, Ариэль, сопровождай нас к Ирбису! Он желает показать нам свои владения, но девочка без тебя задохнётся.

Чуть приоткрыв клюв, орёл издал короткий смешок.

– На моём веку ещё не бывало случая, чтобы человеку служили сразу три духа: горный, лесной и воздушный, но если вы двое за это, то и я пойду с вами!

Ирбис ударил передними лапами по скале, и все они провалились в образовавшуюся на месте удара трещину.

В тот же миг они плавно опустились на каменную поверхность внутри скалы, но Оля нечего не видела, только светящиеся в темноте глаза своего друга. Она крепко за него держалась.

– Сначала я покажу вам бриллиантовый цветник, – прозвучал в темноте голос Ирбиса, – подобного которому больше нигде нет!

Он тяжёлыми прыжками понёсся куда-то. Шелест Ариэлевых крыльев сопровождал его, и Маленький Леший потащил Олю за ними следом.

– Я ничего не вижу! – пробормотала она, спотыкаясь. Как вдруг по всему тоннелю разлился слабый свет.

Девочка всмотрелась, чтобы определить его источник, и заметила маленькие светящиеся звёздочки, вкрапленные в горную породу по всей поверхности тоннеля. Остановившись, она легко выковырнула одну из них. Это оказался светящийся сам по себе неизвестный девочке кристалл, хотя о камнях она знала много, видела разные коллекции, читала в книжках. Девочка озадаченно разглядывала сияющий камушек, не зная, что и подумать.

– Это солнечный камень, – услыхала она над ухом голос неслышно подошедшего Ирбиса. – Много времени он пролежал под солнцем, впитывая его лучи, и только когда на земле появились люди, нам, горным духам, было приказано забрать его с поверхности и спрятать, поэтому люди о нём ничего не знают. Они думают, что самый красивый камень алмаз, но это не так, самый красивый – солнечный камень!

– А зачем вы его спрятали?

– В солнечном камне заключена великая энергия. Когда люди ослушались Бога, эта энергия стала для них опасной, и камни были сокрыты.

Солнечный камень сиял на Олиной ладони так ярко, словно сам был маленьким солнышком. От него по лицу и одежде девочки прыгали солнечные блики и слепили глаза. Она навела блики на лешего, но они просачивались сквозь его тело и прыгали позади него по тоннелю.

– Хватит баловаться! – фыркнул Ирбис. – Тебе ещё много предстоит увидеть... Не отставайте!

С этими словами Ирбис понёсся дальше, остальные последовали за ним. В одной руке девочка сжимала солнечный камень, а другой держалась за Маленького Лешего, быстро бежавшего следом за Ирбисом и летящим Ариэлем. Усталости Оля не ощущала, ей нравилось нестись по звёздчатому от солнечных камней тоннелю, которые от быстрого бега слились в единый световой поток. Да ещё купаясь при этом в струях Ариэлевого воздуха! Она даже пожалела, что стремительный бег закончился, и они вошли в большущий цветник из переливающихся камней.

Белый свет солнечного камня преломлялся в драгоценных цветах, рассыпаясь на тысячи радужных огней, горевших так ярко, что девочка зажмурилась. Она спрятала солнечный камень в кармашек шорт и огляделась. Из-под высоченных сводов этой оранжереи лился ровный смягчённый расстоянием свет солнечных камней. Бриллиантовые цветы мерцали в нём, точно живые. Олино внимание привлекла клумба, в которой среди изумрудных травинок склонили головки сапфировые колокольчики густого синего цвета. Их было много, они дрожали и звенели, стукаясь друг о друга от чуть колышущегося от крыльев Ариэля воздуха, и источали синее сияние. Клумба была выложена в виде огромного шестиугольника такими же, что и колокольчики, синими камнями, только круглыми и одинаковыми. Один из них девочка взяла в руку и увидала внутри него тонколучевую звезду.

– Звёздчатый сапфир! – вырвалось у Оли. – Мне про него рассказывал папа!

– Надо же какая умная девочка, – усмехнулся изящно ступающий среди своих сокровищ Ирбис. – И какой умный у неё папа!.. Это магический камень. Многие камни люди считают таковыми, но этот особенный!

– Почему? – спросила Оля. Всё, что касалось камней, живо её интересовало. Она была дочерью геолога и мечтала разбираться в камнях не хуже папы.

– Сапфир олицетворяет мудрость. С его помощью можно общаться с миром духов...

– Этого ей знать не нужно, – перебил Ирбиса Маленький Леший и обратился к девочке, указывая на сделанный из сиреневых камушков цветок, сквозь прозрачные лепестки которого, как прожилки у живых цветов, проглядывали тончайшие золотые нити: – Посмотри, как красиво! Он словно живой!

Оля наклонилась и потрогала пальчиком сиреневый цветок. Он был холодный и твёрдый, несмотря на мягкое сияние и нежные с виду лепестки. Слова Ирбиса о возможности общаться с миром духов живо заинтересовали девочку, и она попросила его рассказать, как это получается.

– На гладкой поверхности кристалла появляется изображение, как в зеркале. Таким образом можно увидеть всё, что происходит в вашем мире, или уже происходило, или будет происходить.

– А что в этом плохого? – удивилась Оля и спросила у Маленького Лешего, отчего он не хотел, чтобы она это знала?

– Ты станешь общаться с миром, который противится Богу и не хочет, чтобы ты попала к Нему.

– Но это же так интересно! Вот, например, захочется мне узнать, спросят меня завтра по математике или нет? Раз и посмотрела на камушек. Ага, не спросят! Значит, можно и не учить, чего зря стараться?

Ирбис хрипло засмеялся, а Маленький Леший укоризненно посмотрел на девочку.

– Если ты хочешь обманывать, то тогда ты ничем не будешь отличаться от злых духов, и после смерти тела твой дух останется с ними и будет горько об этом сожалеть!

– Так-то ты слушал уроки старого Вия, – усмехаясь, сказал Ирбис. – Вместо того, чтобы прельщать человека миром смерти, ты говоришь ему обратное. Учитель тобой будет сильно недоволен!

Маленький Леший, хмурясь, опустил глаза под насмешливым взглядом Ирбиса, но затем дерзко взглянул на него снова.

– Ну и пусть! Зато теперь девочка знает правду и не станет общаться с духами!

– А ты?

– Я? – Маленький Леший растерялся. – Но я не хочу ей зла!

– То-то и оно! Этим ты восстал против ада, Маленький Леший, и берегись, чтобы он не уничтожил тебя!

– Поздно, – слабо улыбнулся Маленький Леший. – Я не оставлю девочку!

– Зато она оставит тебя. Что ты тогда будешь делать?

– Не знаю, – Маленький Леший обернулся к Оле, для которой разговор духов был малопонятен. – Тебе здесь нравится?

– Очень. А можно я погуляю?

– Конечно, ведь ты моя гостья! – вскакивая на лапы, воскликнул Ирбис и предложил девочке её сопровождать. Она охотно согласилась, но не успели они сделать нескольких шагов, как навстречу им из-за розово-бриллиантового куста вышел Ариэль. В клюве его был зажат прозрачный, как воздух, кристалл, размером с Олин кулак. Ариэль бросил ей камень под ноги и важно сказал:

– Взгляни, это алмаз. Его ещё называют орлиным камнем. Как орёл – царь среди птиц, так алмаз – царь среди камней!

Оля подняла камень. Совершенно прозрачный с виду, внутри он вспыхивал разноцветными огоньками, сияние это так и рвалось наружу.

– Я впервые держу алмаз! – призналась радостная Оля, – теперь я понимаю, что имел в виду папа, когда говорил об игре огня в этом камне!

Белый огненный луч, мятущийся в камне, слепил девочку, заставляя щуриться. Алмаз сверкал сейчас не хуже солнечного камня, и ей было жаль, что он не мог светиться, как тот, сам по себе! Ирбис был доволен Олиным восхищением и повел её вдоль диковинных клумб, в которых сверкали, мерцали и переливались бесконечные оттенки всевозможных сочетаний цвета и огня. Пока девочка разглядывала каменные цветы, в уши ей вливался вкрадчивый голос Ирбиса:

– Так же как Маленький Леший выращивает растения и животных, я выращиваю камни. Одни растут быстро, как трава, и так же быстро умирают, а другие, алмазы, например, – медленно, как великие дерева, и жизнь их очень долгая. За каждый такой камушек может пролиться много человеческой крови, если я выпущу его на поверхность. Я иногда выпускаю роковые камни.

Ирбис фыркнул и замолчал, сощурив жёлтые глаза, и Оля удивлённо на него посмотрела.

– Что значит «роковые»?

– На них невидимая печать, означающая, что всякий человек, который приобрёл камень неправедным путем, обречён на смерть. Такой камень будет переходить из рук в руки, оставляя за собой длинный шлейф человеческой крови, потому что люди ставят камни и золото выше жизни других людей.

– Роковые камни – убийцы? – тихо спросила Оля.

– Нет, – усмехнулся Ирбис. – Камни всего лишь камни, а убийцы – люди.

Девочке неприятно было слышать такие слова от духа и стало обидно за людей, но она не подала вида и, сев на корточки, принялась разглядывать густо-красные рубиновые звёздочки посреди зелёной каменной травы. Звёздочки вспыхивали то словно тлеющие, а то разгорающиеся угольки, и удивительно было оттого, что они холодные.

– Я обещал сделать тебе подарок, – напомнил Ирбис. – Ты можешь выбрать себе любой камень, но только один и не солнечный.

– Я не хочу такие камни, – не оборачиваясь, сказала Оля. – Не выпускай их, пожалуйста, на землю: пока они здесь, там будет меньше зла!

Ирбис ухмыльнулся в белые усы.

– Идёмте в хрустальный сад! – крикнул он другим духам и подмигнул девочке. – Может быть, там ты отыщешь свой камень?

Путь в хрустальный сад оказался недолгим, и по дороге Ирбис говорил Оле бархатным голосом:

– У каждого человека есть свой камень. Он похож на привязанность сердца. Цари обожают власть и алмазы, мудрецы – покой и сапфиры, девушкам нравятся иллюзорные опалы, а женщинам искрящиеся изумруды. Моряки предпочитают аквамарины, напоминающие переливы волн в ясную погоду... Когда ты увидишь свой камень, то сразу узнаешь его. Раскрой только сердце и смотри внимательней!

Хрустальный сад оказался непохожим на земные сады. Вместо деревьев в нём высились разные по размеру глыбы хрусталя, разросшиеся порой целыми семействами, как грибы-опята. Они торчали прямо из хрустального, гладкого, как стекло, пола, и девочка поскальзывалась на нём, едва не падая. Когда кто-нибудь из путников ненароком касался геометрически правильных кусков хрусталя, они издавали долгий, разный по высоте звук, словно дотрагивались до металлофона. Наряду с бесцветными и прозрачными, как вода, кристаллами, были здесь и цветные, очень удивившие девочку, окрашенные в голубые, розовые и зелёные тона разной яркости. Особенно поразил её острый, стелой взметнувшийся в высоту кристалл, в массе которого были намешены самые разные цвета, начиная от непрозрачно-чёрного и заканчивая бело-голубым. Но были в нём и редкие жёлтые и сиреневые пятна, напоминающие прозрачные бриллианты.

– Я покажу тебе одну штуку, с помощью которой можно видеть происходящее не только в вашем мире, но и в мире духов... Идем, ты не пожалеешь! – сказал Ирбис, и Оля с духами последовали за ним, пока не остановились перед высоченной громадой цельного хрусталя, из-за невероятной толщины переставшей быть прозрачной, но темневшей внутри, подобно уходящей вглубь толще воды. Одна сторона этой хрустальной горы была гладко отполирована и холодно отражала далекий свет солнечных камней.

– Это Хрустальная Стена, – негромко сказал Ирбис, не сводя со стены жёлтых глаз. – Она – ворота в миры смерти. Всё, что было, есть и будет в этих мирах, благодаря ей становится видимым... Что бы ты хотела увидеть?

– Маленький Леший часто говорил мне о мирах смерти, но что они такое? – спросила Оля.

– Мир видимый, в котором живёшь ты, и мир невидимый, в котором живём мы, мир духов. Эти миры называются мирами смерти, потому что они сотворённые и когда-нибудь перестанут существовать.

– А когда?

– Какая ты любопытная! Этого никто не знает, только Бог.

– Но как тогда можно узнать, что будет?

– Можно узнать приблизительно. Когда человек находится во власти духов, они управляют его жизнью, и получается рок, над которым люди не властны, и тогда можно узнать их будущее от духов. Но если человек обратится к Богу, то духи потеряют власть над ним, и тогда судьба его им неизвестна.

– Не понимаю. Выходит, судьба есть, и в то же время её нет?

– Если бы все люди зависели от духов, то в этом хрустале можно было бы увидеть точный исход мира, а так мы можем узнать будущее лишь примерно, а судьбу только тех людей, которые находятся во власти духов.

Оля не очень поняла слова Ирбиса, но постеснялась расспрашивать дальше, поэтому поинтересовалась, можно ли увидеть в стене, например, Австралию?

– Да хоть дно океана! – воскликнул утомлённый её вопросами Ирбис.

– Классно! – прошептала Оля. – Вот бы мне дома такую стенку!

– Ты не должна заглядывать в будущее, – вмешался Маленький Леший. – Знание о нём идёт из мира духов, а он не истинен. Нельзя человеку спрашивать о будущем у духов.

– А зачем у них спрашивать, если не от них всё зависит? – удивилась Оля.

– Отчасти от них, – уточнил Маленький Леший. – Потому что очень многие люди живут в рабстве у духов, и цель духов – подчинить себе всех людей. Но пока остаётся хоть один человек, им не подвластный, план ада относительно исхода мира не может осуществиться.

– А какой это план, плохой? – спросила Оля, и духи рассмеялись.

– Да уж, для вас ничего хорошего! – ответил ей Ирбис.

– Чего бы мне посмотреть? – озадачено пробормотала Оля. Ей хотелось увидеть многое, ведь она была ещё не взрослая и мало где успела побывать. Здорово было бы увидеть настоящую Африку! Саванны, где пасутся стада антилоп и бродят голодные львы. Или детский парк в Америке, или подводные коралловые рифы. Это будет круче телевизора, ведь с помощью этой хрустальной штуковины можно заглянуть даже туда, где ещё не бывали люди, и увидеть, чем занимается любой человек на земле. Но девочка вдруг вспомнила, что снаружи давно уже день, и взрослые, вероятно, сбились с ног, разыскивая её. Она взволновалась и попросила Ирбиса показать ей папу.

Хрустальная Стена тотчас растворилась, и из неё хлынул поток яркого солнечного света. За стеной был лес, самый настоящий. Стояли палатки, и прямо перед Олей, не более чем в двух шагах, тлел, догорая, костер. Солнце светило вовсю сквозь древесные кроны – день был в самом разгаре. Лесная трава виделась так отчетливо, что казалось, сделай шаг, и ты на ней очутишься. Словом, Хрустальная Стена растворилась полностью, и лес простирался перед ними совершенно натуральный.

Но вот из-за деревьев вышел Олин папа. Лицо его было крайне огорчённым, и девочке стало стыдно за причинённые ему страдания.

– Папочка, я здесь! – крикнула она и кинулась ему навстречу, но пребольно ударилась лбом и коленкой о Хрустальную Стену, изображение на которой тотчас погасло.

Духи засмеялись, а девочка рассердилась.

– Ничего тут смешного нет! – в сердцах воскликнула она. – Мне пора возвращаться!

– Но ты ещё не нашла своего камня! – возразил Ирбис и ударил лапой о гладкий пол.

Путники очутились на бескрайнем лугу, над которым куполом возвышалась чёрная горная порода; скопления солнечных камней образовывали в ней причудливые созвездья. В лучах их, мягко льющихся сверху, открывалась панорама луга, на котором вместо травы и цветов раскинулось разноцветье непрозрачных камней-самоцветов. Олины глаза разбегались от сказочного разнообразия минералов, многие из которых были ей хорошо известны. Она подбирала камушки один за другим и не знала, на каком остановить свой выбор. Каждый из самоцветов имел правильную гладкую или гранёную форму, наиболее выгодно показывающую его красоту.

– Такое впечатление, что с камнями кто-то поработал, – сказала она горному духу. – В природе такой совершенной формы не бывает!

– Много ты понимаешь! – фыркнул Ирбис. – В природе бывает всё!.. Но здесь ты права: эти камни выделаны в моей мастерской горными рабами.

– А можно мне на них посмотреть?

– И этот ребёнок только что рвался к папе! – усмехнувшись, заметил Ирбис. – Ох, люди!.. Найди сначала свой камень!

– Оля, иди сюда! – позвал девочку Маленький Леший. Он сидел на огромном куске цельного малахита, имеющего все оттенки зелёного цвета, и разглядывал кучку цветных камешков перед собой. Девочка подошла к нему и присела на корточки. Маленький Леший набрал полную горсть камней и показал ей.

– Смотри, – сказал он, вынимая из горсти плоский нежно-зелёный кусочек малахита. – Он похож на весенний листок, на нём даже видны прожилки... А этот, тёмный, как влажный мох, очень красивый, правда?

Следующий минерал, светлый с густо-зелёными пучками игл, напомнил ему хвою на свежем снегу, и девочка засмеялась, заметив, что ему нравится только то, что связано с лесом.

– Всё это – обыкновенный малахит! – уверенно сказала Оля. – Рисунок у него, конечно, интересный, но я не хочу этот камень!

Тогда Маленький Леший разворошил самоцветовую кучку и вынул из неё небесно-голубой минерал, идеально овальный и гладкий.

– Он похож на глаз Ариэля, верно? Только непрозрачный.

Оля кивнула и взяла у него камень. Он мягко светился. Девочка поднесла камень к глазам и увидела, что вся поверхность его испещрена мельчайшими золотыми точками, отчего и получался эффект свечения.

– Это лазурит, – подумав, сказала Оля.

– Точно! – неожиданно мяукнул у неё над ухом Ирбис. – Люди ещё называют его камнем неба. Синий цвет редок у минералов!

К девочке подошел Ариэль и, разжав клюв, бросил ей на колени удивительный полупрозрачный камень. Он был размером с грецкий орех и отливал холодным голубовато-серым светом, исходившим словно бы изнутри. Хоть камень и не сверкал, подобно алмазу или сапфиру, но в его ровном и чистом сиянии было такое очарование, что он нисколько не уступал в красоте бриллиантам. Девочка растерялась. Она озадачено вертела в руках минерал, любуясь им, но не знала его названия.

– Это лунный камень, – сказал довольный её замешательством Ирбис. – Хочешь оставить его себе?

Зажав лунный камень в кулаке, девочка поднялась с корточек, но не ответила, потому что внимание её привлекла сине-зелёная жила бирюзы, точно ручей пересекавшая луг в нескольких шагах. По берегам её были разбросаны маленькие кусочки той же породы. Подойдя к «ручью», девочка подняла один камешек и подивилась, до чего цвет его был похож на цвет глаз Маленького Лешего! Сердце её дрогнуло, и невидимые тёплые лучи пронзили руку и прошлись по всему телу до корней волос и ногтей.

– Мне нравится твой выбор! – прозвучал позади неё торжествующий голос Ирбиса. – Поздравляю, ты нашла свой камень!

Оля оставила лунный камень у «ручья» и вернулась к духам. Она крепко сжала бирюзу в кулаке и подумала о том, что в городе камень будет напоминать ей об этих приключениях и о Маленьком Лешем.

– Бирюза предупредит тебя об опасности, – сощурившись, сказал Ирбис. – Но помни: это живой камень! Он молод, как молода ты. Береги его и запомни, что тепло забирает у него воду, а мыло и растительное масло убивают. Если камень заболеет, то лечи его бараньим жиром. Заботься о бирюзе, и она отблагодарит тебя!.. Я, дух этих гор, отдаю бирюзу человеческой дочери, и отныне она принадлежит ей!

Сказав так, Ирбис топнул могучей лапой, солнечные камни осыпались сверху и устлали самоцветовый луг сияющим ковром, но сразу исчезли, точно просочились сквозь горную породу, и наступила тьма. Когда же она рассеялась, то путники оказались в хрустальном саду перед магической стеной.

– Сейчас ты отправишься в лес, – сказал девочке Ирбис, но она быстро возразила, что не видела ещё горных рабов, которые так искусно выделывают камни. Ирбис утомлённо сощурился.

– Хорошо, – подумав, сказал он, – пусть будет по-твоему!

Хрустальная Стена вновь растворилась, и девочка увидела полутёмную мастерскую, в которой деловито сновали разные по размеру существа с множеством глаз, рук и ног, и непонятно было что и где у них находится: руки вдруг оказывались ногами, ноги – руками, и разноцветные глаза то и дело вспыхивали в разных частях тела. Работа в мастерской не прекращалась ни на миг, и существа орудовали руко-ногами, как инструментами, отсекая от камней лишнее, шлифуя их и между собой скрепляя. Оля удивлённо наблюдала за этой дружной и быстрой работой, напоминающей деловитую суету в большом муравейнике, и, наконец, спросила:

– Откуда они берутся?

Ирбис тонко усмехнулся.

– Это духи людей, при жизни любивших камни до самозабвения. К чему дух человека привязан в видимом мире, туда он последует и в невидимом мире. Больше всего эти люди любили горное дело и унесли свои секреты в мир духов, не передав их на земле никому, даже детям. А в аду их духи перековались в горных рабов, и пребудут ими долгое время.

– Сколько? – с жалостью спросила Оля.

– Пока существуют эти горы, и пока рабы мне нужны! Но ты не должна жалеть их, потому что в аду из них выжгли всё человеческое, оставив только рабскую привязанность к своему делу.

Оля невольно подумала о том, что хотя камни и прекрасны, она ни за что на свете не согласилась бы на такое жалкое существование! Недаром Маленький Леший советовал ей стремиться в Мир Вечной Жизни. После сегодняшнего приключения геология уже никогда не будет казаться ей такой привлекательной!

Между тем стена растворилась, и Оля увидела в ней взволнованно разговаривающих геологов. Папа выделялся среди них особенно удручённым видом.

– Ступай, стена пропустит тебя, – сказал девочке Ирбис, а Маленький Леший легонько подтолкнул её к выходу. Ариэль на прощание одарил девочку особенно ласковым небесным взором.

Оля сделала шаг и обернулась: позади неё был только лес, и громко раздавались голоса геологов.

– Папочка, вот она я! – громко закричала девочка и бросилась навстречу в изумлении обернувшемуся к ней отцу.

 

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru