новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Владимир Имакаев

 

 

Последний день

 

Последний – завершительный, заключительный, крайний, конечный, окончательный, задний. Последний из могикан. Задние повозки — хвост поезда. Стоять в хвосте. Лебединая песнь. Ср. до последнего вздоха, дохаживать свое последнее время, испустить последний вздох, пробил последний час.

Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. Н.Абрамов

 

 

Не знаю, как часто вам доводилось думать о жизни…

Хотя нет, о жизни люди не думают они просто ею пользуются. Как часто вы думали о смерти…

О смерти думать не хотят, потому что только сумасшедшие играют с ней. Поверьте мир сошел сума, мы играем со смертью каждую минуту в нашей жизни. Оглядитесь – вас окружает как минимум сотня предметов от которых вы можете умереть… Даже книга которую вы держите может стать причиной смерти. Она может зацепить лампу во время чтения – пожар. Вы зачитаетесь за рулем – авария. Она соберет столько пыли, что переворачивая страницы вас охватит астма. Вы можете порезаться об страницу и занести заражение, книга может просто упасть вам на голову с высокого шкафа…

Но этого не происходит. А знаете почему? Сегодня не ваш последний день…

А может и ваш, но вы об этом еще ничего не знаете. А как это узнать. Знают ли люди говорящие провожающим «Люблю, до встречи!», что после авиакатастрофы не бывает больше встреч и праздников на земле.

Догадываются шахтеры, что их завалит рудой, когда говорят детям: «Я сегодня устал, давай я завтра с тобой поиграю.» А ведь не будет никакого завтра.

Или человек обещающий месяцами навестить больную мать – знает ли он что говорит с ней в последний раз по телефону.

Подумай! За то время пока ты прочитал эту страницу на земле умерло по меньшей мере тысяча человек, из них только 0,01% знали о том что умирают или сделали это добровольно. 99,99% людей вовсе и не догадывались что сегодня их последний день…

Готов поспорить многие из них, если бы знали – прожили бы свой день иначе…

 

* * *

 

Ну и осень в этом году. Не то чтобы идти куда-то в окно смотреть противно.

Я бегал из комнаты в комнату пытаясь найти то мобильник, то ключи, менял носки, расчесывался, и переодевал рубашки, а потом снова искал ключи и мобильник. Со стороны могло, показаться я расфуфыриваюсь, ради встречи с какой-нибудь красоткой. А вот и нет, я шел на встречу с парнем. Только вот не надо ничего думать! Он мой школьный друг, я ему очень многим обязан начиная с того что защищал от хулиганов, а он по крепче меня, и заканчивая тем что ночи на пролет меня двоечника перед экзаменами «дрессировал».

Благодаря ему, получил я аттестат с двумя тройками. Нет ну и пятерки тоже были, по пению и рисованию например… Поэтому и профессию наверное выбрал – дизайнер-оформитель.

Так вот о друге. Не видел я его лет семь. С тех самых пор как школу закончили. Знал я, что он в армию ушел, слышал что женился и в России кем-то «хорошо оплачиваемым» пристроился….

А тут на тебе. Как снег на голову.

Пытался я его и в кабак вытащить и в ресторанчик, я же получаю тоже не мало. Фирма наша «Ассоль» вон конкурс проводит выиграю поеду на три месяца во Францию квалификацию поднимать. А Олег все… да друга моего Олегом звать. Так вот, все мол «Нет, да нет. Дела приехал, я на встречу с одним пророком известным, а потом обратно жена, сынок малый»

Я ему «Так нынче какие-то пророки важней друзей старых».

Он помолчал извинился, сказал «Прости Антон…» Ну Антон это я как вы поняли. Так вот «Прости Антон, может как-то в другой раз. Я то завтра уже уезжаю. Пытался тебя весь день найти. С трудом мать номер мобильного твоего выяснила. А теперь не серчай, хотя если хочешь, можешь приехать на встречу...»

«Хочу!» рявкнул я.

«Записывай адрес»

Вот теперь и собираюсь. В такую погоду коты в собачьи будки повлазили.

А насчет встречи… Ой, какие там пророки? Все они шарлатаны!

Ладно, Олегу как-то все прощается автоматически, пусть верит во что хочет, хотя не совсем это на него похоже. Ладно, раз сказал «да» теперь нужно ехать – пророка посмотреть, да себя показать.

 

Олег изменился, и очень сильно. Может и я изменился да вот только не замечаю. В зале было человек сто не больше. С другом нам так и не дали поговорить, не смотря на то, что я черт знает как добирался через лужи, маршрутки и переходы…

Его забрали переводить чернокожего «пророка».

Все вроде ничего, и песенки славные о любви и милости Божьей, и девчонки симпатичные в еврейских платьях поплясали, но вот когда «пророк» тот начал говорить мне резко поплохело. То ли в сон потянуло, то ли в туалет… Я терпел как мог добрых пятнадцать минут. Я уж лучше на воздухе подожду, пока этот балаган закончится. И как это Олега угораздила влезть в подобную секту. Нет ничего плохого этот «пророк» не говорил, все верно вроде… о решениях, о последствиях наших шагов и дел. Нет уж я делаю все верно, я никого не убивал, не воровал… почти, да и то, то были мелочи.

До двери из зала оставалось каких-то пару шагов когда меня настигла грозная речь «пророка». Олег стараясь не потерять интонации перевел.

– Остановись и подумай…

О чем думать…

– Я тебя во дворе подо… – не успел я договорить как новая фраза «пророка» обрушилась на меня.

– Завтра может быть твой последний день. Задумайся… – переводил Олег – Правильно ли ты поступаешь? Со всеми ли в мире твое сердце, что ты скажешь Богу когда предстанешь пред вратами рая…

– Бла-бла-бла… – дурачился я, хотя вдруг стало страшно, а вдруг…

Никакого вдруг! Я распахнул двери и выскочил прочь из зала.

– Друзья, враги, ближние и дальние, кто видел от тебя что-то доброе? – догоняли меня фразы, но я был быстрей.

Дурдом, честное слово! Вот тебе и друг. Пусть послушает и научится что хорошо а что плохо. Приволок неведомо куда чуть не зашаманили. Так хватаю такси и домой.

 

Словно сговорившись ни одного таксиста видно не было. Одно из двух или всех расхватали или дома сидят таксисты и нос не высовывают. Ничего хорошо маршрутки еще ходят, благо живу возле автовокзала.

Судя по часам следующий рейс через 10-15 минут.

Под козырьком остановки было почти пусто, лишь цыганка прижимала к себе двух чумазых сорванцов. Осмотрев меня с ног до головы все троя не сговариваясь направились ко мне.

– Бриллиантовый мой, позолоти ручку. Азиза в долгу не останется всю правду скажет…

– Ой, ну и противный же вы народ. Ну чего пристала стой себе в сторонке. А денег все равно не дам. Нету с собой.

– Врешь ведь. По глазам вижу. С другом хотел в ресторан пойти.

Меня словно обдало кипятком.

– А ты как знаешь.

– Да все от туда. Ветер шальной да месяц свободный посмотрели, мне все и рассказали.

– Складно говоришь ведьма.

– А если знаешь что ведьма так почему спросил откуда знаю.

– А будущее видеть можешь?

– А то… – цыганка поправила намокшую косынку и подтолкнула пацанят. – Только вот что тебе деньги. Все равно прокутил бы в баре, а так дай детям хлебушек купят, спасибо скажут, всю жизнь тебя вспоминать будут.

Я сунул руку в карман выдернул десятку а остальное протянул мальчишкам. Я и заметить не успел как обе руки оказались пустыми. Ничего в кармане еще мелочь была. На маршрутку хватит.

– Скажи мне теперь Азиза, – ой ну и остолоп же я. – Только что мне один пророк сказал что я завтра умру. Правда ли это?

– Да глупости все, сейчас ладонь твою гляну, скажу когда счастье встретишь, как звать ее будет, сколько детишек тебе нарожает… – цыганка взяла у детей деньги и спрятала в лифчик, а затем взяла мою ладонь.

– Сейчас яхонтовый мой…

Ведьма оторопела.

– Что? Что ты увидела?

– Да так милок… – цыганка попятилась подталкивая мальчишек.

– Говори же, – сердце стало стучать раза в два быстрей.

– Не люблю хорошим людям о плохом говорить.

Я готов был удушить ее…

– Линия жизни твоей милок может прерваться.

– Чего?

– Да не волнуйся ты так. Мало ли чего старой бабе померещилось. Линия то она может прервется а может и нет. Будь самим собой. И все будет так как надо.

Сигнал автобуса меня испугал!

Я отвлекся буквально на мгновенье.

Ни цыганки, ни мальчишек, ни денег…

 

Я лежал в постели уже второй час а сон все не шел. Подходила полночь и от этого в жилах стыла кровь. Тоже мне оракулы хреновы!

Во дворе взвыл пес. Сосед вечно выгуливает своих доберманов по ночам, вот и воют те как «Собака Баскервилий». Я все понимаю что работа такая что раньше не получается домой явится, но зачем было псов заводить. И вообще вечно роется с деревяшками – хобби у него виде ли ти… поделочник… пробки из-за его станков вечно выбивают…

Собаки снова взвыли.

Под руки попалась бутылка из под пива. Резко открыв окно я швырнул ее в псов.

Что-то чвакнуло, разбилось, заскулило, «Ей, вы чего?...»

А ничего!

Это мой последний день и нечего мне указывать. Я снова лег под одеяло. Ну их пророков-прорицателей. Брехня это все. Просто испугать меня хотел да удержать на своем сеансе психогипноза, а ведьма… Так я ж ей сам и сказал за «пророчества» вот и решила поиздеваться.

Все так просто.

Теперь можно спать!

 

Нервно подпрыгивая на журнальном столике мобильник распевал «Союз не рушимый». Не знаю что-то во мне напоминает это о детстве, о завтраке с плетенкой и бутылке молока, о зарядке на площадке во дворе дома…

Электронный будильник спал… Хорошо что мобильный всегда контрольно стоит на 8 утра. Нащупал рукой на стене выключатель… Верно, света снова нет. Накинув халат я побрел в ванную по дороги включая радиоприемник. Хорошо хоть он на аккумуляторах…

«Уходят в последнюю осень поэты

И их не вернуть, заколочены ставни.

Остались дожди и замерзшее лето.

Осталась любовь, и ожившие камни. Последняя осень»

 

Вчерашние события снова накатили на меня. Я со злостью шарахнул по радиоприемнику, но Шевчук продолжал издеваться «Последняя осень… О-о-о Последняя осень». Я выключил радиоприемник, и кинулся в ванную. Холодная вода! Больше холодной воды! Быстро причесавшись и одевшись я вышел в прихожую.

Шум и галдеж буквально вползали из коридора. Теперь ясно почему света нет. Ну, дядя Толя, ну погоди! Сейчас я тебе устрою последнюю осень!

– Толик осторожней!..

– Кто-нибудь посветите ему!

Соседи по площадке пытались помочь ремесленнику.

– Да чего ты мучаешься купил бы новый станок…

– Да ё – моё! Сосед ну сколько можно, – накинулся я.

– Вылезло счастье, – буркнул кто-то из совершенно темного подъезда. Ну и соседи достались.

– Прости Антоша, я сейчас…

– Я вам не Антоша! – с детства не люблю этого имени. – И потом сколько можно у меня под окном своих кобелей выгуливать.

– Так это ты?...

– Так это я! – растопырил я руки вставая в позу «приплыли» – Жаль что в вас не попал.

– Вот нагленыш то, – бурчал все тот же голос. Кажись это дед из 38 квартиры. –Собаки ему не угодили.

– В следующий раз вызову милицию.

– А чего нас вызывать по соседству живем – ой проснулось вечно пьяное ГАИ. Но морды я его не видел темно ж.

– Конечно, вас добудишься как же… Как не в запое так в похмелье…

– Чего ты сказал? – голос стал преближаться.

– Простите это я во всем винов…

Столп искр! На мгновенье стало светло как днем. Шарахнуло таки. Не чего было лезть пальцами в щиток, если не электрик. Воспользовавшись моментом я проскользнул мимо соседей и на ощупь нашел дверь.

На улице было противней чем вчера, раскрыв зонт я побежал к остановке. Сегодня большой день на работе, не стоит опаздывать из-за глупого соседа… Покрывают пусть теперь и откачивают.

Хорошо жить возле автовокзала – ждать автобус пришлось не долго. И мест просто завались ехали я да бабка пенсионерка. Вот только мы никак не могли тронутся с места. Дуреха, какая-то вся в слезах и растертой косметике о чем-то умоляла шофера. Подъехать на халяву захотелось. Ой сколько я таких историй тут повидал вырежут кошелек из сумочки и все… тю-тю документы и денежки. А нечего было варежку раскрывать. А может шарлотанка. Студенты и не такое придумают.

– Дамочка не приставайте к водителю, а то он и в правду натурой с вас возьмет за проезд.

Девушка покраснела, закусила губу, слезы покатились в два раза быстрей и она выпрыгнула из маршрутки.

Бабка зло плюнула в мою сторону…

 

В компании жизнь бурлила как никогда. Конечно же сегодня будет известен победитель. Чей проект победит тот и едет в Париж плюс к тому получит отличную премию. Я случайно… ну почти случайно, оставил жучок микрофон в кабинете и подслушал что босс хочет увидеть в этих работах – вот и прошевл все три этапа на отлично, с похвалой типа «Этот человек мыслит как я» «Антоха, буквально читает мои мысли» «Это настоящий мастер так как знает что я хочу!».

Был всего один конкурент. Стасик Дорогин. Не знаю он вроде делал не так как хотел шеф, но почему-то его работы побеждали, и он шел по балом немного позади меня. Ничего страшного он парень хоть и талантливый но глупый и не сильно богатый. Дома у него компьютера нет, так как матери и троим сестрам помогает – вот и держит все проекты у себя на работе.

Чудеса творят нынче вирусы. Я посадил отличного Трояна на прошлой неделе и сегодня он активизировался. Так что… А вот и Стас, бледный как смерть.

– Что с тобой дружище? – заботливо спросил я давясь от смеха.

– Антон я пропал. Комп повис….

– Как?

– Не знаю, ничего не работает…

– Техника вызвали?

– Сегодня его не будет, – на глазах блестели слезы обиды.

– Не смертельно. Один день без «пня» переживешь.

– Там проект мой.

– Стоп, – так нужно сыграть на лице больше удивления и беспокойства. – А копии? Ты же делал копии?

Стас покачал головой и тихо сполз в кресло.

– Ничего мы скажем шефу и он перенесет финал…

– Спасибо. Не стоит ты и так выиграл, эта премия твоя. Ты ее заслужил.

Ты даже Стасик представить себе не можешь, как я ее заслужил.

– Ну смотри сам, если что… – я подмигнул и пошел к своему столу.

Компания у нас не большая всего человек 50 но мы держим лидерство в нашей сфере бизнеса.

Теперь о моем проекте. Типография должна была отпечатать цветные плакаты, и курьером доставить к полдню. Время поджимало. Курьера не было.

Ясное дело, что я выбрал самую дешевую компанию по печати, но все же курьер их вроде работал исправно. Надо позвонить…

 

– Нам очень жаль, но наш курьер не вышла сегодня на работу.

– Пошлите другого.

– Если хотите, мы отправим на такси за ваш счет.

– Что ты сказал? Да я вашу конторку мизинцем…

– Еще раз простите, но ничем помочь не можем, хотите приезжайте сами, наш адрес есть на визитке…

 

Убил бы! Отпинал, раскатал катком, сварил бы в креветочном соусе…

Нет, надо валить за бугор там бы такое свинство не прокатило бы. Не то чтобы сверху содрать, бесплатно отдали бы. Обидней всего стало когда на полпути я обнаружил что не взял визитницу. Заказ они приняли по электронной почте, а о место положении офиса я лишь слегка догадывался. Перелистав несколько раз адресную книгу телефона, я все же нашел номер типографии, правда батарея мобилки почти сдохла. Все сегодня же переполовиню архивы.

Не успел я нажать кнопку вызова как телефон ожил.

– Да.

– Антон. Это я, Олег. Я хотел…

– Ничего уже объяснять не надо хватит с того что заволок меня в этот обезьянник.

– Мне надо было тебе объяснить, сразу, прости. Знаешь я останусь еще на один вечер тут. Хочешь можем встретится посидеть в кафе, могу заехать за тобой…

Хотелось сказать «да» но я уж был слишком зол на него.

– Нет, я сегодня очень занят, и вообще мне срочно надо позвонить, а тут батарея села. Позвонишь как в следующий раз будешь проезжать мимо.

– ОК. Ладно всего тебе…

– Угу, – буркнул я и повесил трубку.

 

Я был злой как черт. Энергии батареи хватило лишь на то чтобы услышать.

«Типография «Палитра», чем могу вам помочь?»

Зарядное устройство дома из автомата не позвонить так как даже адресная книга не открывалась. Всю дорогу обратно в офис я отпускал самый яркие эпитеты в адрес курьерши что не вышла на работу, в друга посадившего последи силы в мобилке, а больше всего в адрес соседа по вине которого, наверное, и не зарядился телефон.

Благо что можно было взять в аренду проектор и презентацию я устроил выводя картинки напрямую с компьютера. Стас, сказали, уехал домой, ну и хорошо, а то бы еще жалкий вид тронул бы шефа…

 

Домой я шел уже под свист уезжающего такси, под темные окна и полночную тишину. Конечно же я победил. Все через месяц улетаю в Париж. Хотя радовала меня больше премия, распирающая карманы куртки. Вот и в правду счастье, какие там пророки… Цыганка была права, я был самим собой, и все миновало меня…

– Эй ты, конь, закурить не найдется? – хрипловатый и борзой голос доносился из глубины парка, через который я всегда шел от остановки.

И почему я не сказал таксисту подвезти меня к дверям. Может я выпил через чур много на радостях. Хорошо хоть автовокзал смог «произнести»

– Я тебе говорю, ты чё оглох?

– А тебя в каком зоопарке воспитывали, что так с людьми говоришь?

Из теней парка на встречу вышло пятеро подростков. «Ничего не боюсь в этой жизни, кроме толпы малолеток» – говорил мой знакомый и теперь я его понимаю.

– А ну-ка повтори, что ты промычал? – ребята были тоже навеселе.

Если бы не деньги в карманах я бы влез бы в драку, хоть и откостыляли бы меня, но терять кроме зубов ничего бы не пришлось, а тут...

– Вы че мужики, че пристали. Сигарет нет. Ни курю, а вообще можно и культуру проявлять хоть иногда.

– А то, что ты не куришь не наша забота…

– Ладно дай денег мы сами себе купим.

– А не пойти вам всем лесом… – я постарался пройти дальше, но они преградили дорогу.

– Да ты чмошник хамить вздумал.

Я занес кулак чтобы врезать самому главному из них…

Сначала сдавило в груди, потом обожгло в паху, хрустнуло в позвоночнике…. И что-то неимоверно острое вонзилось в спину когда я упал.

Свет зажигалки мутно осветил стоящих надомной подростков.

– Ты чего… Эй мужик…

– Блин он на бутылку упал.

– Фу… это что горлышко… его насквозь про… – кого-то стошнило…

Они убегали так быстро как только могли. А я не мог пошевелиться. В груди пекло, и было бесконечно больно. Больно даже не физически. Я видел даже свой подъезд, но доползти до него вряд ли смогу. Окна моей комнаты даже выходили на эту часть парка… И где этот дядя Толя со своими доберманами… В последний раз я дрался в школе и то меня тогда бы запинали если бы не Олег… и почему я его с собой не позвал отпраздновать победу. Да какая там победа…

Мне было больно. Очень больно понимать то, что я был так не прав. А ведь мне стоило послушаться Пророка, я бы мог все исправить. Я бы сделал все что угодно лишь бы попросить хотя бы прощения.

Эх…

Пальцы еле послушно коснулись надколотого горлышка пробившей меня бутылки. Моей бутылки. Той самой что я швырнул вчера в окно…

– Знаю Господи, что слишком поздно, но прости хоть ты меня…

Эх, вот она последняя осень…

Последний день…

 

Нервно подпрыгивая на журнальном столике мобильник распевал «Союз не рушимый».

Я подскочил с кровати.

Дрожащими руками я ощупал грудь, где мгновенье назад торчало горлышко. Ни стекла, ни пореза, ни крови… Так что всего лишь сон?

М-да, здорово повлияли на меня вчерашние слова. Надо же было такому приснится. Чуть на работу не опоздал.

Электронный будильник спал… Хорошо что мобильный всегда контрольно стоит на 8 утра. Я осторожно щелкнул выключатель.

Света нет!

Накинув халат я бегом помчался к радиоприемнику который работал на аккумуляторах.

«Уходят в последнюю осень поэты

И их не вернуть, заколочены ставни.

Остались дожди и замерзшее лето.

Осталась любовь, и ожившие камни. Последняя осень»

Холодный пот прошиб меня с ног до головы. Я стоял боясь пошевелится. Что? Что это все значит? Если то был сон то почему такой реальный такой правдоподобный. Почему? Почему он мне приснился? Неужели это была правда. Неужели мне дали второй шанс? Если так то…

Я должен что-то изменить, я ни в коем случае не должен умереть. А если я все же умру? Нет, сейчас же пойду и уберу ту бутылку что швырнул в дядю Толю…

– Господи! Дядя Толя!

В халате и в одном тапочке я кинулся в прихожую. Из подъезда уже слышались звуки.

– Нет! – закричал я открывая двери. – Не надо!

– Вылезло счастье, – буркнул кто-то из совершенно темного подъезда.

– Прости Антоша, я сейчас…

– Дядя Толик слазьте немедленно. Сейчас вызовем электриков…

– А милицию тебе не вызвать. Так я уже тут, – ой как ты для меня сейчас дорог.

Разговор пошел в другую сторону, хоть что-то изменилось.

– Нет, ГАИ может спать спокойно, – радостно ответил я. – А вас дядя Толик я попрошу слезть со стремянки. Попросим электриков стразу помощнее пробки вкрутят и будет всем счастье.

– И вправду часок без света посидим не страшно, – подхватил кто-то.

– Ой, мне право так не удобно, что вас без света оставил.

– Нам не привыкать, – смеялись из какой-то квартиры.

Я быстро забежал домой выхватил сотню и подозвал соседа.

– Заплатите электрикам, чтобы все новое поставили, а то знаете ли…

– Да ну зачем, Антон, я сам заплачу.

– И еще дядь Толик, вы простите, я вчера в вас бутылкой швырнул, не знаю что на меня нашло…

– Да я понимаю. Прости… Я буду псов дальше выводить, а то ты же уставший после работы спать надо а тут я…

– Говоря о работе… Я кажись опаздываю…

Я улыбнулся пожал руку, и побежал одеваться.

Нет, а классный мужик этот дядя Толик, и чего я на него так взъелся?

 

По дороге к автовокзалу я так и не нашел то место, и злополучной бутылки видно не было. Ладно главное не идти этой дорогой.

Странно, даже дождь казался не таким мерзким. Я шлепал ногами по лужам, и пихал сырые листья еще не убранные дворником. Жить просто чудесно – когда ты этого хочешь.

Я вскочил в автобус, и кивнув старушке сел поближе к шоферу. Внутри у меня начиналась какая-то борьба, мое сознание начинало восставать против моих чувств, но я поборол бунтарское мышление одной фразой. «Сегодня мой последний день».

Автобус никак не отправлялся. Девушка, мокрая с разорванной сумочкой умоляла шофера довезти ее без билета.

– Девушка, а если проверка? Не вам по шее дадут, а мне!

– Да ладно, вы что не видите – у человека горе, – вступился вдруг я.

– Раз такой умный ну и отдал бы свой билет.

– Можно подумать тут сесть негде, на вот тебе за проезд, и хватит придираться.

Денег там было и на 2 билета, но бежать за ним в кассу никак не хотелось, все равно шоферы жульничают с этими билетами. Ох, исправится ли наша страна…

– Спасибо, вам! Вы дайте свой адрес, я как зарплату получу я вам деньги верну… обязательно верну…

Незачем мне будут завтра деньги. Сегодня мой последний день…

– Глупости. Забудьте. А что случилось?

– Не знаю, мальчонка какой-то путался, на хлебушек денежку просил… Ну я и полезла в сумочку за кошельком… Дала ему пятерку, кошелек помню назад положила… Через пару минут полезла в сумку билет покупать, а там ни кошелька… ни… – слезы покатились по щекам.

– Ну, ну не надо. Сколько там было?

– Да не сильно и много… Просто деньги рабочие были… Я с таким трудом эту работу нашла… прям и не знаю как в глаза посмотрю.

– Сколько там было.

– Четыре сотни.

– Глупости, нашли из-за чего расстраиваться, – я быстро открыл портмоне, благо я забрал все деньги из копилки…. Все равно они мне ни к чему. – Нате держите.

– Я … я не могу их взять… – девушка отодвинулась от меня словно я маньяк, и вместо денег к горлу приставил ей нож.

– Говорю вам возьмите.

– Я незнакомый вам человек… я вернуть их сразу не смогу…

– Антон, – я протянул ей руку.

Немного мешкая, она обтерла все еще мокрые после дождя и недоверчиво пожала мою ладонь.

– Катя.

– Так вот Катя, теперь мы знакомы. Деньги отдавать не надо. Просто вам эти деньги намного нужней, а меня они все равно не спасут. И пожалуйста не надо думать что вы мне чем-то обязаны…

– Сынок, да хранит тебя Бог, – бабка подслушивала наш разговор и плакала, так обычно плачут у экранов телевизоров во время мексиканских сериалов.

 

Из автобуса я вылетел буквально на крыльях. А ведь как приятно быть таким. Другим. Не самим собой, а тем кого я всегда прятал внутри…

По пути на работу я зашел в пару магазинчиков, перекусил в кафе, купил сладостей для коллег из компании. Ох, да! Стас бедный наверное разрыв сердца из-за меня получил…

Я вбежал в двери компании, раздавая улыбки. Всем крепко пожимал руки, у кого-то просил прощения, кому-то даже говорил комплименты. Коллеги тихо удивлялись. Да и сладости брали очень осторожно, словно я туда мышьяка напихал.

– Стас, как ты дружище? – подбежал я к Дорогину.

– Плохо… Плохо… Очень плохо Антон… Я кажется вирус подхватил, не могу проект открыть.

– Хм… можно я посмотрю?

– Да, – обреченно буркнул Стас, зная что компьютерщик я не важный.

– О… Да тут все ясно… Такой же вирус был в моем компьютере – я вставил USB-карту памяти в его компьютер, хитрая комбинация клавиш и купленный мною вирус самоудалился.

– Ты просто гений, – Стас крепко обнял меня, – Техник пришел бы только завтра. А у меня копии проекта не было. Как я могу тебя отблагодарить…

– Ты что смеешься? Даже не думай о таком, мы с тобой уже сколько вместе работаем, год, два?

– Три вообще-то.

– Тем более! Все Стас, отставить. Давай приводи себя в чувства, сегодня для нас большой день. Кто-то поедет в Париж…

– А кто-то останется в этом сером здании и дальше…

Нет, Стасик, ты не прав, никто не останется здесь, ты поедешь во Францию, а у меня… у меня сегодня последний день… Как жаль что я раньше не понял, какой ты классный парень. Мы б с тобой обязательно стали друзьями. Ты же любитель рыбалки, а я вот и червя не знаю с какой стороны брать, а так хотел бы научится. Эх…

– Знаешь, Стас, у меня такое чувство что ты победишь, и я…

– Да ну, скажешь такое.

– Ладно-ладно вот увидишь. Тем более моего проекта еще нет, мало ли что может случится, курьер вот мой возьмет и заболеет.

– А что у тебя копии нет?

– Нет, – соврал я. Было так противно, но это ложь продлиться не больше пяти минут только мне нужно дойти до стола и стереть проект из памяти.

 

Удаление завершено!

Вот и отлично! Теперь бы дождаться звонка Олега…

– Антон! К тебе тут курьер! – Стас радовался тому что я не остался в беде, хотя мог бы расстроится. Неужели я один был такой сволочью в этой компании.

Что ж теперь делать. И с чего это курьер вдруг на работу вышла. Что же делать теперь с проектом. Ничего что-то придумаю – оболью плакаты водой или просто порву…

– Это вы? – Катя, робко держала трубочку с плакатами, не веря своим глазам.

– Так вы курьер «Палитры»?

– Да, – смущенно выдавила она. Сейчас, умывшись и успокоившись она выглядела просто великолепно.

– Вот так денек… Катюша, а вам много еще доставок на сегодня?

– Три или четыре, но все в центре города.

– Не возражаете если я вас приглашу на обед…

В кармане задрожал мобильный.

– Дико извиняюсь, но мне нужно ответить на звонок, а вы как раз подумайте.

Хотя я и так я видел в ее глазах ответ.

– Алло, Олежка это ты?

– Привет Тоха, я звоню извиниться за вчерашнее…

– Ты что такое говоришь, это я поступил как настоящая свинья!

– Так ты не обижаешься?

– Ничуть. Слушай Олеж, я тут буду занят немного, а вечером я бы встретился с тобой, у меня куча вопросов. Я может что-то путаю, но ты ведь из одной секты с этим пророком.

Олег рассмеялся.

– Это не секта, это церковь.

– Чего-то я попа там не видел.

– Церковь, это не поп, это собрание людей верующих в Бога. И может она быть любой, с иконами и свечами, с латинским песнопением и еврейскими танцами. Разницы особой нет, главное это сердце человека, его отношение к ближним и дальним, к врагам и друзьям, и главное это отношение человека к Богу.

– Боже мой, я за пять минут понял больше чем за всю свою жизнь.

– Давай, давай я заеду веером к тебе и мы поговорим больше.

– Смотри, готовься вопросов будет много.

– Тоже мне испугал.

– Адрес мой есть у тебя.

– Да, ты же мне вчера оставил…

Батарея слегка пикнув перестала работать. Но не страшно!

– Не «не возражаете» а «не возражаешь» – улыбалась Катя.

– Прости, не понял? – а она же была именно той кого я искал всю жизнь, как жаль что нашел ее лишь в последний день…

– Ты спросил «Не возражаете если я вас приглашу на обед», так мы уже на ты перешили.

– Ах точно. Так что не возражаешь?

– Конечно же нет, – и нежно поцеловала меня в щеку.

Компания взорвалась аплодисментами свистом и слезным всхлипыванием женской половины нашего коллектива. Но слезы могу вас уверить были слезами счастья…

На последок, я отдал плакаты Стасу. А шефу попросил передать что ушел, по причине что это мой последний день. Многие подумали то я собрался увольнятся, пусть думают.

 

Солнце которое все же выглянуло из-за туч спряталось в спальных районах города, а я все не мог сказать Кате «прощай». Мы стояли и смотрели друг на друга возле ее подъезда. Так странно я каждый день проходил мимо ее дома и даже не знал что она там живет. Оказывается она часто меня видела на остановке, но ей казалось, что я самолюбивый повеса, который мать родную продаст ради карьеры. А сейчас поняла как ошибалась.

Эх, маленькая моя, знала бы ты как я презираю Антона, который жил во мне столько лет. Антона – эгоиста, карьерщика, пересмешника, гордеца не признающего никого выше себя. Думал ли я о жизни… о смерти… Бог для меня был бородатым Дедушкой, которому нет дела до меня. Дед Мороз и тот казался ближе. Но сегодня так ему благодарен за этот последний день… Мне все же будет стыдно смотреть Ему в глаза за прошлые ошибки, но хоть последние ошибки Он мне дал шанс исправить…

– Ты куда это собрался, – Катя вдруг одернула парня вылетевшего из подъезда.

– Гулять иду, – буркнул подросток лет 15…

Боже мой, мне знакомо это лицо! Это один из тех кто нападет на меня вечером.

– Ты уроки сделал?

– Кать, ну не начинай.

– Что не начинай, вот мать вернется с рейса, тогда будет тебе.

– Да ладно Катя, можно подумать ты всегда делала домашнее задание…

Строгий взгляд подруги за то что влез в процесс воспитания быстро развеялся улыбкой брата.

– Спасибо мужик. Кать наконец кавалер нормальный появился, а будешь меня дальше донимать я расскажу какая ты зануда…

– А ну иди сюда, – Катя хотела схватить его за шиворот куртки и дать шлепок, но я ее остановил. Брат мне моргнул и убежал.

– Ты наших детей тоже будешь так воспитывать.

– Нет наших, строже, – улыбкой ответил я.

– Зайдешь за мной завтра?

– Конечно, – соврал я, так как правды сказать не мог.

– Тогда пока, – она аккуратно меня поцеловала на прощание и вошла в подъезд.

 

Я сидел дома смотря в окно, и мечтал о том какая бы у меня была бы чудесная жизнь, если бы не последний день… а может если я останусь сидеть дома ничего не случиться…

Часы тихо цокали на стене, свет я не включал специально. Олег что-то задерживался, и лишь к часам десяти я заметил его идущим через парк. Холодный осенний парк. Друг укутавшись в пальто шагал через серую аллею. Невысокие тени мелькнули средь кустов и пропали…

Сначала жар от моей догадки, а потом знобящий холод страха за Олега пронзили меня.

– О Господи! Нет только не он! Это мой последний день! Ты слышишь – это я должен быть там!

Я выбежал из дома забыв про куртку и сапоги.

Я уже видел Олега, и тень преградившую ему путь.

– Эй ты, конь, закурить не найдется?

– Я не курю, – спокойно ответил Олег.

– А то, что ты не куришь не наша забота…

– Ладно дай денег мы сами себе купим.

– СТОЯТЬ! – закричал я, боясь не успеть.

– А это кто еще?

– Антон ты? – Олег был почти не возмутим.

– Пацаны, что тут за дела? – ох связать бы их пучками да к участковому…

Пацаны немного замешкались. Тот что по старше перехватил в ладони кастет, остальные пытались рассчитать справятся ли еще и со мной.

– Ой, да это же сосед наш, – голос Катиного брата я запомнил хорошо.

– Да сосед, а это друг мой! – теперь я уже закрывал Олега от них своею грудью. – Вы чего мужики, своих уже мутузить начали?

– Нет, – замялся парень с кастетом. – Прости обознались.

– Слышь, только Катьке ни говори, а то еще матери скажет...

– Ясное дело. А теперь марш отсюда, а то мало ли вдруг уже ментов кто вызвал.

Подростки еще раз извинились и исчезли средь теней парка. Под ногами сверкнула бутылка… Аккуратно взяв ее за разбитое горлышко я отнес и выкинул в урну. Фу, как гора с плеч свалилась.

 

Мы говорили долго, мы говорили обо всем. Мы выпили почти весь кофе что у меня был, и слопали все сладости и скромные запасы из холодильника…

И лишь с восходом солнца, я понял, что вчера был последний день.

Последний день моей прошлой жизни.

 

Если ты можешь что-то изменить сегодня – меняй, потому что может быть это твой последний день.

 

Я не заслуживал на второй шанс, но Бог, ради Того, Кто умер однажды – дает этот шанс каждому – каждый день.

 

Февраль 2006

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru