Список форумов Литературное сообщество СКАЗОЧНИКИ.ru Литературное сообщество СКАЗОЧНИКИ.ru

 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Жених

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Литературное сообщество СКАЗОЧНИКИ.ru -> Творческое объединение «Бульвар Славы»
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сима
Гость





СообщениеДобавлено: Вт Сен 12, 2006 20:14 pm    Заголовок сообщения: Жених Ответить с цитатой

Автор: Ханбекова Елена Леонидовна

Жених

Глава 1
Весна. Надежды.

Издали еще донесся до меня чудесный запах. Издали донеслось до слуха моего чарующее пенье птиц. Вдали увидел я цветенье сада ее. И сердце мое возликовало!
Невеста моя, обрученная моя, жительница садов, дай мне увидеть тебя! Дай мне услышать голос твой!
Запертый сад - невеста моя, заключенный колодезь, запечатанный источник. Сердце мое поет песнь любви в предвкушении встречи
Чем ближе к саду ее, тем ароматнее манящие запахи. Чем ближе к саду ее, тем громче восторженное пенье птиц. И как голос одной их них, как голос прекраснейшего жаворонка, слышен голос невесты, поющей для души моей:
«Поднимись ветер с севера и принесись с юга,
повей на сад мой, – и польются ароматы его!
Пусть придет возлюбленный в сад мой
и вкушает сладкие плоды его».

Чаруют меня звуки песен ее!
Прибавил я шаг. Нетерпение жениха убыстряло ноги мои.
«Беги, возлюбленный мой, будь подобен серне
и молодому оленю на горах…»

Распахнуты для меня врата сада. Быстро вошел я в них. Вбежал, чтоб поскорее увидеть ее, полюбоваться на это прекраснейшее творенье.
Устремился я вглубь сада на звуки песен ее. Песни ее – елей для сердца моего.
«Доколе день дышит прохладою, и убегают тени, возвратись,
будь подобен серне или молодому оленю на расселинах гор».
Манят меня песни ее.

Увидев ее, остановился у цветущей яблони и залюбовался. Невеста моя перевязывает сломанную ветвь: вдруг еще прирастет, оживет и принесёт плоды свои? Нежная моя, целует листья пораненной ветви, шепчет ей слова любви.
Из самой глубины сердца моего полилась песня:
«О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна,
глаза твои голубиные под кудрями твоими,
волоса твои как стадо коз.
Как лента алая губы твои, и уста твои любезны,
Как половинки гранатового яблока –
Ланиты твои под кудрями твоими.
Доколе день дышит прохладою, и убегают тени,
Войду я в сад твой благоухающий.
Вся ты прекрасна возлюбленная моя,
и пятна нет на тебе».

Услышала слова песни моей и …смутилась возлюбленная. Застеснялась нежных взглядов моих, опустила очи…
Совсем еще ребенок невеста моя – нежна и миловидна. Стыдлива и проста. Чистота и наивность – любимая. Придет время, время ее полноты и станет она женою моею…
А пока - сядем в беседке у реки, орошающей сад; сядем в тени благоухающего сада и поговорим. Откроет она мне сердце свое. Поведает простые заботы свои. Вместе с нею будем мечтать.
Бегут, бегут минуты, исчезают в вечности часы проведенные вместе.
Кратки свидания наши: не разлучался бы с нею день и ночь.
«Положи меня, как печать на сердце твое,
как перстень на руку твою» -
поет невеста.
Прекрасны песни ее для меня! Как елей они для сердца моего. Сердце мое принадлежит возлюбленной.
«Подкрепите меня вином,
освежите меня яблоками,
ибо я изнемогаю от любви!»


Глава II
Лето. Измена



Летит время! Сколько дней я не был в саду ее! Сколько месяцев не видел возлюбленной!
Как жила она без меня? Верно ли сердце ее мне? Достигла ли невеста полноты своей?
Цветут, благоухают летние поля: пахнет ягодами и цветами. Птицы небесные сопровождают путь мой.
Легки ноги мои – торопиться душа моя в сад возлюбленной. Бьется сердце громко, трепещет в груди моей: как встретит она меня?
Поспешно подошел к воротам сада ее, а они…заперты.
Позвал я милую сердцу моему:
-Невеста моя, впусти меня! Утомлен я дорогою моею. Напои меня ключевою водою, угости плодами сада. Подкрепи душу мою. Дай мне увидеть тебя. Дай услышать голос твой, обрученная мне, суженная моя. Спой мне песни твои о любви. Дай насладиться свиданием с тобою!
Молчит невеста …не дает ответа.

Заглянул я в щели ворот сада. Поломаны ветви деревьев в саду, никем не перевязаны… Защемило сердце мое от недобрых предчувствий…
Стучал я во врата сада, взывая к невесте:
«Отвори мне, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя».
Обходил сад кругом, звал любимую:
«Се стою у двери и стучу: услышь голос мой и отвори. Войду, и буду вечерять с тобою».
Но …тихо в саду. Нет ответа.

В заборе увидел щель, в которую может войти человек. И тревожно стало на сердце моем:
«Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит, но перелазит инде, тот вор и разбойник, приходящий для того, чтобы украсть, убить и погубить».

Кто же вошел в сад невесты моей в эту щель? От кого грозит ей опасность?

Заглянул я внутрь, вглубь сада и увидел беседку нашу, где открывала она мне сердце свое, и где мы вместе с нею мечтали…
В беседке той стоит невеста. Как прекрасная статуя возлюбленная -дело рук искусного художника! Украсила себя золотыми нарядами. Обрисовала глаза свои красками. Как прекрасны ланиты ее под подвесками, шея ее в ожерельях!
Чрезвычайно красива невеста моя!
Как в наряде таком ходить ей по саду, как перевязывать пораженные ветви?
Для кого украсила себя возлюбленная? Не для чужака ли стоящего рядом? Говорит он ей низкие слова, страстно обнимает, грубо целует.
Зарделась она, засмущалась, но не отстранилась от него.
Окликнул я обрученную мне невесту.
Оглянулась она в испуге. Застыдилась. И, освободившись от тесных объятий, убежала, спряталась в саду. Скрылась от лица моего между деревьями.
И грубый, наглый смех чужака оскорбил мой слух:
«Мне она давно принадлежит. Восхищается она опытностью моей в любовных делах, а твою нерешительность презирает. Убирайся, ты ей не нужен!»
Не поверил ему я:
«Пусть сама подойдет. Пусть сама скажет мне об этом».
«Не скажет она тебе ничего другого, уходи прочь».

Понял я: не любит ее чужак. В опасности невеста: погибнет от лживой любви. Искал я встречи с нею, но напрасно. Не захотела говорить со мной. Стыдилась встретиться лицом к лицу… Избегала объяснений.
Как не старался я поговорить с нею, оградить от чужака – не захотела.
Не впустила в сад свой, не поднесла мне воды – не утолила жажды моей. Не успокоила души моей песнями о любви. Не захотела насладиться общением со мною. Изменила мне невеста, полюбила недостойного.
Ушел я с печальным сердцем.
Доколе день дышит прохладою, и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама.
Песни небесных птиц! – успокойте душу мою. Реки гор! – утолите жажду мою. Запахи благовоний! – дайте забыть мне горе мое…

Глава III
Осень. Падение.

Время, время, куда ты летишь? Что торопит тебя? Минуты ускользают, как песок между пальцами. Часы проходят в суетных делах.
Любимым делом занимаюсь я. Но можно ли всю свою любовь отдать работе? Не должен ли я отдавать любовь мою своей желанной?
Истомилось сердце мое. Давно не видел невесты своей. Как живет она?
Что наполняет ее душу?
Меня же переполняет сострадание к ней. Уверен я – покалечит ее жизнь чужак, обманет ее наивность.
…Свежо на улице.
Пришла пора собирать плоды сада. Сочны плоды деревьев. Пришла пора улетать птицам в иные края.
Куда вы летите, птицы? Что гонит вас с места на место? Почему, улетев с родины своей, вы все же стремитесь обратно?
В чем секрет душевной привязанности? В чем секрет любви? Почему, раз полюбив всею душою, невозможно забыть первую любовь свою?
Сердце мое влечет меня к возлюбленной.
Но… тяжел путь мой. Не торопят меня ноги мои. Что увижу я там? Что стало с невестой моей? Как разлюбить тебя, изменившая мне? Как забыть клятвы свои о верной любви?
Ты их забыла…
Медленно шел я к воротам сада ее…
Издали увидел покосившийся забор, забрызганный грязью. Обшарпаны ворота, заржавел замок на них: давно не открывались они для друзей…
Знакомая щель в заборе: сломаны доски совсем. Всякий вор легко зайдет в нее и безнаказанно выйдет.
Заглянул я вглубь сада и увидел в беседке нашей чужаков. Ведут они веселый разговор. Шутки их – бранные слова, противные духу моему.

Не сразу узнал я среди них любимую. Что же с ней стало?! Измят ее наряд и потемнел от грязи. Грубые слова извергает она из уст своих, смеется злым шуткам.
На коленях у чужака невеста моя. С радостью принимает бесстыдные ласки его.
На столе беседки, среди бутылок и окурков, лежат плоды сада. Чужие наслаждаются ими… А огрызки ради развлечений бросают в небесных птиц.
Посмотрел я в сад – и ахнул: погнуты все молодые деревья. Ради плодов – сломаны ветви их. Пожелтели прежде времени листья, опали. Множество плодов лежит на земле – гниют невостребованные.
Везде запустенье: грязь, окурки, бутылки.

«Эй, жених!» – окликнули меня.
Вздрогнул я, узнав голос.
«Идем к нашему шалашу! Милости просим! Не бойся: не обидим. И тебе нальем»…
Противна мне компания ее. Что общего у меня с ними? Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света со тьмою?
Не прикоснусь к нечистому…
Невеста, видя замешательство мое, встала, сама подошла. Принесла секиры стакан. Наглы глаза ее. Вызывающий взгляд.
«Выпей, святоша, «мировую» со мной. Не дуйся, полюбила другого я –
с ним узнала настоящую жизнь. Глупая была я раньше: верила в твои возвышенные слова, мечтала вместе с тобой о невозможном, верила в чудеса.
А человеку-то немного нужно: секс, еда, да выпить иногда»…
И, засмеявшись своим словам, подала мне стакан:
«Пей!»
Но отказался я пить: отрава в стакане ее. Отрава в ее словах. Отравлена душа ее ядом блуда.
«Не буду пить с тобою. Неправда в словах твоих».
Разозлилась она, плеснула в лицо мне зелье свое, закричала: «Убирайся! Презираю тебя! Уходи – ты мне не нужен! Святость твоя смешна, устарела! Уйди, дай наслаждаться жизнью!»
Повернулся я, хотел уйти. Тяжело в душе моей. Понял: стала она другой. Стала чужой. Изменила мне – и сердце ее изменилось.
Напоследок не выдержал, оглянулся. На миг увидел ее без маски. Осознал: за вызывающим поведением ее – пустота и чувство вины; за злостью – отчаяние и боль.
Сострадание наполнило меня. Сделал я шаг в ее сторону.
Почуял опасность чужак, закричал грубо:
«Убирайся!»
Взбесились гости ее, зашумели. Начали кидать в меня огрызки и бутылки.

Увидев это, невеста разразилась истеричным и пьяным смехом.
Закричала на меня:
«Уноси ноги свои, мечтатель! Уноси ноги, пока цел!»
Я поспешно ушел.
Тяжело у меня на душе, обливается сердце кровью, но что могу сделать я? Разве силой можно ее вернуть? Можно ли силой заставить любить?
Как забыть мне ее?
Как разлюбить милую сердцу?
Она разлюбила…

Глава IV
Зима. Разорение.

Тянется время. Ползет черепахой.
И работа не может отвлечь меня от тяжелых дум.
Даже в заботах о людях не могу я проявить всей любви моей.
Сущность сердца моего – любовь. На кого мне ее излить? Сущность сердца моего – верность. Как мне отречься от себя? Как отказаться от слов клятвы своей?
Отравлен я ядом невестиных слов. Отравлен ядом измены ее.
Среди людей живу, а как в пустыне. У моря живу, но испытываю жажду. Нет покоя душе моей. Не могу забыть невесты своей.
Истомилась душа моя. Пойду к саду ее, узнаю, как она живет.
Молод я, а ноги мои, как у старика: еле передвигаю ноги свои. Не желают они идти. Не хочет сердце мое видеть позор подруги. Суженной моей, обрученной мне невесты.
Стынет душа моя от мысли, что я не любим.
Метель, стужа на улице. Северный ветер продувает насквозь. Холодно…
Издали заметил: раскрыты покореженные врата. За ними сад: голые деревья – облетели листья, поломаны ветви,- вороны сидят на них, каркают, кличут беду.
Везде: мусор и грязь.
Молодая женщина стоит у ворот. Закутана в яркую шаль. Стоит неподвижно. Ждет ли кого?
Увидев меня, ожила, скинула шаль с головы: черные кудри упали на плечи. Вздрогнул я, узнав в ней невесту. Сильно забилось сердце мое: не меня ли ждет? Не меня ли встречает?
«Эй, добрый молодец! Не проходи мимо, зайди ко мне. Гостеприимен дом мой. Найдешь ты здесь ночлег себе. Зайди: окажу тебе я ласки мои».
Подошел я к ней близко.
Узнав меня, засмущалась.
Мне же трудно было узнать ее: исчезла свежесть лица ее от пьянства, груб голос ее, прокурен, простужен на северном ветру.
Сбросила с себя минутную робость, отбросила стыд, заговорила:
«А вот и жених мой вернулся! Вовремя ты пришел – сегодня свободна я для тебя».
Не дала опомниться. Взяла меня за руки, повлекла за собой:
«Идем ко мне. Долго же я ждала тебя! Бросил меня любовник мой. Кончились деньги – разбежались дружки-подруги. Не собрала я вовремя плодов сада, не отдала продающим. Сгнило все, пропало. А что не сгнило – собрали чужие. Вот и ворота мои открыты для всех. Каждый может войти ко мне. Любвеобильно сердце мое: ни в чем никому не могу отказать. Пусть берут все, ничего не жалко! Один раз живем! Войди ко мне, люби и ласкай. Ничего не возьму взамен. Только налей мне секиры!»
Опустилось сердце во мне. Что она говорит? Горечь от приглашения ее. Что же с ней стало?
Завела меня в дом.
Огляделся: пусто внутри. Кровать, шкаф, два стула. Тускло горит огонь в печи. Холодно и неуютно.
«Прости, дорогой, нечем угостить. Ничего у меня не осталось. Но главное – ты вернулся».
Обняла, вдруг, меня, прижалась, начала бесстыдно целовать, ласкать. Как молнией пронзила догадка: каждого приходящего в дом целует она также, каждому отдается за выпивку.
Отстранился от нее, посмотрел ей прямо в глаза. Заговорил к сердцу ее.
«Что произошло с тобой? Почему так скоро забыла ты клятвы свои, пренебрегла любовь мою и верность? Как ты могла отдать себя тому, кто не уважал тебя, не берег твоей чистоты? Как увлеклась ты его грубостью и низостью? Почему ты стала подобна ему? Как превратилась ты в блудницу?
Вопросы мои вызвали ненависть в ней:
«Моя жизнь касается только меня! Да, с чужим познала я все наслажденья, познала жизнь, всю остроту ощущений ее. А ты для меня слишком приторный, святоша. Смотри на жизнь открытыми глазами, бери от жизни все! Посмотри: прекрасна я, тело мое создано для наслаждений! А ты хочешь один владеть им? Не выйдет! Кому хочу, тому и отдаюсь. Ты мне не указ.…Налей-ка лучше выпить»...
Что ответить ей? Читать морали? – она их не примет. Стыдить? – она отбросила стыд. Как говорить с ней? На каком языке? Слова языка моего – языка чистоты и любви – ей не понятны.
Я повернулся и ушел, оставив ее.
Пусть наслаждается своими грехами. Пусть оскверняет себя как хочет. Я же не оскверню чистоты своей…




Глава V
Безвременье. Беда

Время исчезло.
Ушел я в работу с головой. Не давал себе ни отдыха, ни покоя. В заботах о других проводил свое время.
Но как забыть мне невесту свою, как разлюбить?
Любовь моя вечна, потому что сущность моя – любовь и верность.

Однажды шел я мимо сада невесты моей, приметил, что нет в нем перемен. Все также кругом – безжизненно пусто.
Вороны гуляют в саду, ищут себе пищу. Каркают. Предвещают беду.
Мусор везде и гнилостный запах.
Чужой стоит у ворот. Зло ухмыляется:
«А, святоша! Пришел посмотреть на позор невесты своей? Смотри же, не опоздай. Повели уж ее на суд. Беги, может, успеешь ей плюнуть в лицо? Достойна она призренья… Смерти достойна она. Беги!»

Бросился в селенья я в поисках ее.
Никогда еще не были так быстры ноги мои!
Беда стряслась с невестой! Надо ее спасти.

Увидел большую толпу. Невеста в руках их.
Разорвано платье на ней. Синяки на теле ее и лице. Сорвали с нее шаль: растрепались волосы.
Испугана она, но молчит. Не кричит и не плачет. Побои и униженья принимает покорно.
Увидев меня, вырвалась от мучителей своих, прижалась ко мне, как ребенок к отцу.
«Только ты любишь меня. Только ты пожалеешь. Спаси меня, заступись. Прошу тебя. Ты знатен и богат, – тебя послушают. Спаси меня!»
А толпа шумит. Брань и крики слышны:
«Судить её, наказать, выгнать из общества!»

«В чем обвиняют тебя?» – спросил я.
Опустила она голову свою, промолчала.
Вдруг толпа разлучила нас.
Повели ее к судье.

Я пошел за ними, влекомый толпой. Я пошел, влекомый состраданием к ней. В чем же ее обвиняют?



Глава IV
Суд

Начался суд.
Судия восседает величественно на кресле своем. Все почести ему. Имеет он силу и право осуждать и миловать. Все очи обращены к нему.

По слову его, по приговору его решаются судьбы. По справедливости и по закону судит он. Неподкупен и нелицеприятен. Не взирает на лица и не берет взяток.
Хорошо знаю я сердце его, ибо судия – мой отец.

Начался суд.

Множество обвинителей против невесты моей. Судом блудниц и прелюбодейц должна быть судима она. Судом суровым. За разврат свой и за мерзости свои претерпеть наказание.
Молчит виновница. Знает – нет ей оправдания. Опустила голову, не смеет смотреть на судью. И нет у неё заступника, нет адвоката.
Серьезны обвинения против неё. Полны ненависти обвиняющие. Жаждут крови.

Внимательно рассмотрел судия дело ее. И вынес приговор: «Виновна!»
Жестокое наказание ждет ее: бичевание и изгнание.
Повернулось во мне сердце мое, возгорелась вся жалость моя.
Молча, я слушал. Не мог быть адвокатом ее. Не было ей оправдания.
Но, когда был вынесен приговор, вышел вперед я, встав пред судьей,
и начал речь свою:
«Правы вы. Правда на вашей стороне. По закону приговор. Справедлив. Достойна наказания она. Это так. Но есть и другой закон в вашей стране: «Помилована может быть женщина, если родственник-мужчина, возьмет наказание на себя».
Я – ее родственник. Она обрученная мне невеста».

Показал я всем кольцо на безымянном пальце моем: знак верной клятвы невесте. И такое же кольцо, показал, на руке у нее.
«Презрела клятву свою она нарушением союза со мной. Но я помню союз мой с нею во дни юности ее. И я восстанавливаю вечный союз. Дал я слово: жениться на ней, и его не нарушу.
Итак, я - родственник ее.
И я - родственник ее - беру на себя наказание за грехи невесты».

Толпа зашумела, заволновалась.
«Опомнись, за кого ты хочешь принять посрамление и истязание. Расторгни помолвку свою – невеста неверна тебе», - говорили одни.
Другие удивлялись, что богато одетый, красивый мужчина клянется в верности опустившейся пьянице и блуднице. И насмехались надо мною.
Иные же поносили меня разными словами, говоря:
«Он видно такой же, как она».

Кто-то говорил, что я выжил из ума. Были и те, кто умилялись моей добротою. Но никто не мог понять моего сердца, полного верности и любви.
«Опомнись! Откажись!» – звучало со всех сторон.
Но я был непреклонен.
Невеста же не смела смотреть на меня. Не смела принять такой жертвы

Встал судья. И все замолчали.

«Итак, сын мой, ты всенародно подтвердил помолвку свою. Как жених ты имеешь право страдать за нее, взять на себя ее наказание и стать ее мужем навек.
Есть у тебя время подумать: окончательно ли решение твое? Не торопись с ответом.

Сел судья и воцарилась тишина.
Как будто судьбы всех решались здесь.
Я посмотрел на палача, стоявшего в зале. В руках его – короткий кнут. Из кожаных тяжелых сделан он плетей, к концам которых прикреплен свинец и кости.
Я представил, как эти плети будут гулять по телу любимой.
Стройная фигура ее не выдержит этой пытки. Немощный сосуд – невеста моя. Растерзано будет тело ее. Не для нее это…
А я - мужчина. Я силен и крепок. Страшны удары плетей. Не заслужил я их. Но я смогу выдержать эту пытку, а она - нет.
Я посмотрел на ту, что так дорога мне. Признала она вину свою, стыдится себя. Не знает, куда деться от позора.
Вероломно поступила она, нарушив союз со мною. Я же так не поступлю.
Я – вечно хранящий верность. Отвергнусь ли я себя?
Снял я с себя верхнюю одежду свою – виссон чистый и светлый – и надел на невесту, покрыв ее наготу, разодранное платье ее.
«Я подтверждаю помолвку свою и беру ее в жены», - произнес я.

Толпа взревела!



Глава VII
Бичевание.

Схватили меня, вывели на улицу.
Плевали на меня, бросали грязью.
Повели на гору позора.
Весь путь терпел я оскорбления толпы, терпел насмешки, издевательства, побои и плевки
Опозорил себя я в их глазах, взяв в жены блудницу.

Пришли на гору.

Отнял меня у толпы палач. Поставил к позорному столбу. Сорвал одежду с меня. Привязал руки к шесту над головою.
Послышался свист бича.
Первые удары пали на меня. Боль пронзила все тело.
Закричала невеста, заплакала, бросилась ко мне. Но ее не подпустили. Оттолкнули.
Стиснул зубы я, принимая удары плетей.
Минуты – и плети рассекли всю кожу мою. И уже на открытые раны. Наносятся все новые и новые удары.
Я молчу, а невеста моя кричит, причитает.
«Прости меня за измену мою, не понимала я любви твоей, не верила в нее, не знала сердца твоего, истинной любви и верности слову. Только теперь понимаю, что значит это для тебя. Прости меня!»
Плачет невеста, убивается обо мне, задыхается от слез своих.

А удары все сильнее, невыносимее. Кровь хлещет из разорванных артерий и век. Течет теплая кровь по мне, капает на землю. Летят брызги крови с плетей палача на него и на стоящих рядом.
Множество открытых ран расширяются от всё новых и новых ударов.
Открытое кровавое месиво – спина моя.
Потерял я счет ударам. Начала исчезать сила во мне. Ослаб. Близок был уже к смерти я, начал прощаться с жизнью,
Но…окончил работу свою палач.

Померкло солнце в глазах моих, наступила тьма. Опозорен я, унижен, растерзана плоть моя. Настолько обезображен я, паче всякого человека. Не стало во мне ни вида, ни величия. И отвращают люди от меня лица свои. Ни во что ставят меня.
Но я истязуем был и страдал добровольно. Как агнец пред стригущими его, я был безгласен, не отверзал уст своих. Изъязвлен был за грехи невесты моей, мучим был за беззакония ее.
Но я не сделал греха.
На подвиг души своей буду смотреть с довольством: искуплена кровью моей невеста моя!

Глава VII
Весна вечности. Новые надежды.

Отвязал меня палач, но я не смог идти. Не стало во мне сил. Упал, обессилев.

Очнувшись увидел жену мою, стоящую на коленях возле меня. Обливает она слезами раны мои, волосами головы своей отирает. Нежная моя, целует раны мои, шепчет мне слова любви.
Вернули ей алавастровый сосуд с нардовым драгоценным миром. Вернули и яркую шаль ее.
Возливает она елей на раны мои, лоскутами шали своей перевязывает:
пусть заживут раны, исчезнет – забудется боль.
Из глубины сердца моего полилась песня:
«О, как любезны ласки твои, жена моя.
О, как много ласки твои лучше вина,
И благовоние елея твоего лучше всех ароматов.
О, ты прекрасна, возлюбленная моя, и любезна».

Обратила взор свой на меня жена моя. Как же полны любви очи ее! Как нежен взгляд!

«Пленила ты сердце мое, жена моя!
Пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих!
Прекрасна ты, возлюбленная.
Уклони очи твои от меня,
Потому что волнуют они меня!»

Перевел я взгляд свой на небо. Вижу: солнце вышло из-за туч. Вышло как жених из брачного чертога своего, радуется, как исполин пробежать поприще. Ничто не укрыто от тепла его».
Пришла весна!
Зима уже миновала, цветы показались на земле, смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние.
Настала пора цвести садам. Настала пора любви. Возвратятся птицы на родину свою, в гнезда свои. Возвращусь и я в дом свой с молодою женою.
И все уже будет по-другому.
Забудет она о посрамлении юности своей, не будет вспоминать бесславия своего.
Я искупил ее, и завет любви моей не поколеблется.

«Не вернешься ты в пустой дом свой, в запущенный сад. Стала ты моей женою навеки. Оставайся со мной и не будь с другим. Так же я буду для тебя.
Будь верна мне. И душа твоя будет как напоенный водою сад, и ты не будешь уже томиться. Изменю печаль твою на радость и утешу тебя. Заберу тебя я в дом свой, полный богатств. Возьму тебя к себе в свой цветущий сад, орошаемый водами. Не расстанемся более»…

____
Принес слуга судьи мне одежду. Одел меня. Посмотрел на нас внимательно.

«Что это за свадьба такая?
Вместо предлежавшей тебе радости претерпел ты, пренебрегши посрамление за нее. Знать стоит она того? Может, ты знаешь о ней то, что не знаем мы?»
Я улыбнулся вопросу сему.
А жене своей тихонечко прошептал:
«Больше воды не могут потушить любви и реки не зальют ее».

Она же в ответ негромко запела:
«Положи меня, как печать на сердце твое,
как перстень на руку твою:
ибо крепка как смерть любовь».

Песни ее – елей для сердца моего!

«Подкрепите меня вином,
освежите меня яблоками,
ибо я изнемогаю от любви!»




Конец.


***


Есть ли такая страна, в которой наказание за вину жены по закону может взять на себя муж?
Сказка, скажете Вы.
Нет, это не сказка, а иносказание. Пересказ того, что произошло в реальности, но не прямой пересказ, а иносказательный.
Вы снова в недоразумении?
«Где это могло произойти и с кем?» – спросите Вы.
Что же я Вам отвечу.
Послушайте еще один сказ:

Жило-было человечество. С начало их было только двое – Адам и Ева. И Бог приходил в сад их для общения с ними. И общение их было полно любви, понимания и гармонии.
Но однажды в их жизнь вошел чужой.
И человечество сделало свой выбор – выбор в пользу дьявола, - с этого началось его падение. Поклонение злу и греху. Поклонение дьяволу и искусственным божкам, творец вселенной называет блудом.
И таковы были все мы.
Но Бог не переставал любить человека.
Он заключал с человечеством заветы – союзы, которые человек постоянно нарушал. Но не Бог.
Он – вечно хранящий верность.
Его имя – любовь.
И вот в своей любви Он нашел выход из сложившейся ситуации. Он, осудив грех, как праведный судия, все же не отверг человека. Но в лице Иисуса Христа взял на себя наказание за грехи человечества. Какого человечества? Тех, кто как эта невеста раскается в своих грехах, признает себя виновной, попросит защиты у Бога и возлюбит Его всем сердцем. Эта та часть человечества, которую Иисус называет Церковью – своей невестой.
Сам Бог, говоря о своей любви к нам, иносказательно называет себя женихом или мужем, а человечество невестой или женой.
Любовь – это не мимолетные влюбленности или случайные связи, но когда двое решают, что хотят быть вместе неразлучно всю свою жизнь. И Бог уже решил. Он любит тебя, читатель. Он взял на себя твою вину, какова бы она не была. Ответь же на Его любовь. Скажи Ему: «Да».
Загляни, читатель, в сад души своей. Ухаживаешь ли ты за ним, чтобы сад твой радовал сердце Бога? Или твой сад приходит в запустенье и разоренье?
Кто посещает сад твой: Бог или дьявол со своими прислужниками? Кому ты веришь? Кому ты хочешь отдать свое сердце?
«Се, стою у дверей и стучу», - говорит тебе Иисус.
«Открой двери сердца своего, впусти Меня»,- взывает к тебе Бог.
Услышь Его зов, впусти Его в сад души своей и прими Его любовь. Он приготовил тебе прекрасный подарок: вечную жизнь в Его Царстве, вечную жизнь с Ним в любви!



P.S.

Светлана Корней

***
Я без тебя ничто, пустое место,
Я пыль и прах, и звук пустой,
Но церковь ты назвал своей невестой,
И я ее частица, Боже мой.
Лишь только ты достоин прославленья,
Создатель звезд и неба, и земли,
Гоню я прочь ненужные сомненья,
На свете нет сильней твоей любви.
И если гордость затуманит сердце,
Прошу тебя, напомнить мне о том,
Кем до того была твоя невеста,
Пока ты не привел ее в свой дом.
А я была измученной, и грязной,
И по уши погрязшая в грехах,
За прошлое не упрекнув ни разу,
Простил меня, и носишь на руках.
Я помню о падении Люцифера.
Не он ли был сверкающей звездой?
Не дай, Господь, перешагнуть барьера,
Не дай мне возгордиться, Боже мой.
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Литературное сообщество СКАЗОЧНИКИ.ru -> Творческое объединение «Бульвар Славы» Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB