новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Книга вторая

 

ДЕВОЧКА В МИРЕ ДУХОВ

Сказочная повесть

 

Глава седьмая

БОЖЕСКОЕ ВСЕОРУЖИЕ

 

Внезапно раздался страшный грохот, такой, что у девочки заклало уши и потемнело в глазах. Всё вокруг бешено закружилось. Деревья, цветы, животные, птицы, ангелы – всё понеслось в стремительном круговороте, смешалось, и образовалась гигантская воронка, в которую неудержимо засасывало Олю. Она закричала, но голос её потонул в сильном шуме, упала, пыталась удержаться за траву, но та прямо в руках превращалась в змеек, маленьких и скользких. Девочка их отбрасывала, хватаясь за что попало, но всё было липким, ослизлым, жгло ладони. Оля почувствовала, что падает, и от страха зажмурилась.

«Так, наверное, умирают!» – отчаянно подумала она и сквозь сомкнутые веки ощутила ослепительный свет, вспыхнувший вокруг. Приоткрыв глаза, она увидала, что летит словно бы в огне, но горячо не было, а летевшие рядом ангелы превращались в уродливых тёмных существ. Оля успела заметить, как бывший Маленький Леший обернулся омерзительным бесом, а бывший тот, кто попрал ад, стал вдруг чёрным страшным демоном в развевающемся полупрозрачном плаще. Лица его она, как следует, не рассмотрела, потому что закрыла глаза прежде, чем обнажился дьявольский, полыхающий злобой взгляд Тят-Пюя. Когда же, собравшись духом, она снова решила осмотреться, то увидала прямо перед собой бледное синеглазое лицо Жака-Гюбара. Но прежде чем превратиться в демона, он успел предупредить Олю о том, что они летят, чтобы уничтожить Маленького Лешего.

– Я много лгал, но сейчас говорю правду!

На глазах изумлённой Оли ангелоподобный Жак стал перевоплощаться в ужасного демона. Когда глаза его стали огненными, девочка зажмурилась, отметив про себя, что Гюбар всё же менее страшный демон, чем тот, который представлялся Тем, Кто попрал ад...

Сильный удар сотряс девочку, и она лишилась чувств. Когда же Оля пришла в сознание, то ощутила себя лежащей в полном мраке, где не было видно ничего, сколько она ни вглядывалась. У неё болело всё тело, но она не могла пошевелиться и даже поднять голову. Странное безразличие овладело ею, она закрыла глаза и увидала перед собой неясный далёкий свет, ощутив, как прохладный ветерок словно бы подталкивает её туда. Боль отступила. Там хорошо, она это знала! Ветерок был такой манящий и приятный. Она поплыла туда и увидала длинный тёмный тоннель, ведущий к далёкому свету. Её засасывало туда, как в пылесос соринку. Она слабо сопротивлялась и, когда наполовину очутилась уже в тоннеле, вдруг поняла, что он ведёт в Область Прибывающих Духов, но не испугалась, ей было легко и хорошо.

«Всё кончено, – подумала Оля и содрогнулась: – Они полетели убить его!»

Если даже дух её оставит мир смерти и увидит наконец истинного Того, Кто попрал ад, то как же Маленький Леший? Даже если Бог спасёт его от демонов, он всё равно не сможет быть с ней в Мире Вечной Жизни, потому что он – нечистый дух. А как ему жить в мире смерти без неё, а ей в вечности без него?..

Оля ощутила, как неведомая сила всё дальше и дальше затягивает её в тоннель, и напряглась, чтобы противостоять ей. Это было нелегко, но беспокойство о Маленьком Лешем снова заставило биться сердце. Боль сразу вернулась с удвоенной силой, но девочка, превозмогая боль, стиснула зубы и мысленно попросила Бога не дать совершиться насилию над Маленьким Лешим. Слёзы от слабости, боли и какого-то внутреннего просветления потекли по вискам её, причиняя одновременно страдание и облегчение. Оля вдруг ясно, с радостным удивлением ощутила, что её СЛЫШАТ!

«Я умираю, – подумала она, – а последняя просьба умирающего не может быть не выполнена. Маленький Леший – дух, и я буду как дух. Если ему нельзя в Мир Вечной Жизни, то пусть мы будем вместе хотя бы в мире смерти. Но только не с демонами!»

Последняя мысль вызвала содрогание, но она подумала, что друг её тоже пострадал от ада и не должен быть предан ему, а она искренне стремилась к Тому, Кто попрал ад, хоть демон и сбил её с верного пути. Подумав так, девочка удовлетворённо закрыла глаза.

– Господи, чтобы нам быть вместе! – беззвучно пошевелила губами Оля, как вдруг тихий свет озарил её. Девочка с трудом разлепила веки и увидала над собой смеющуюся Убитую Любовь. Поверх одежд на ней были сверкающие рыцарские доспехи. На голове шлем, на ногах сандалии, в правой руке полыхающий меч, а в левой – полированный, как зеркало, щит.

– Убитая Любовь! – еле слышно прошептала девочка, и та звонко рассмеялась.

– Я теперь Ангел Страдания, и как видишь, тебя не забыла. Но ты по-прежнему можешь называть меня Убитой Любовью. Я пришла, чтобы отвести тебя к Тому, Кто попрал ад. Он ждёт.

– Уже, наверное, поздно. Демоны полетели убить Маленького Лешего.

– Ты сомневаешься в силе Того, Кто попрал ад? Но разве я не говорила тебе во всём полагаться на Него?

– А разве я не полагалась?

– Ты позволила демону снова завлечь себя, обманывать и во многом полагалась только на свои силы! Я ведь предупреждала тебя, что нельзя в обществе демона прийти к Тому, Кто попрал ад, почему ты не послушалась?

– Я подумала, что Гюбар искренне раскаялся.

– Демона невозможно перевоспитать, ложь – его сущность!.. Но это в прошлом, не нужно оглядываться назад, вставай и следуй за мной!

– Я не могу, – слабо сказала Оля. – Мне кажется, я умираю!

Убитая Любовь засмеялась и коснулась её мечом. Боль сразу прошла, и девочка неуверенно присела.

– Вставай! – настойчиво повторила Убитая Любовь. – Надо торопиться!

– Я живая или нет? – в недоумении спросила Оля. Встала на ноги и ощупала себя. Всё было цело и даже не поцарапано.

– Тот, Кто попрал ад, ждёт тебя!

Убитая Любовь взяла девочку за руку, но та неожиданно упёрлась.

– Мы должны поспешить в темницу Оркуса, – горячо сказала она, – чтобы освободить Маленького Лешего! Иначе может быть поздно!

– Почему ты упрямишься? – с упрёком спросила Убитая Любовь. – Разве ты мне не доверяешь?

Оля мучительно покраснела.

– Меня много обманывали, но тебе верю, честное слово! И ещё я знаю, что надо торопиться выручать Маленького Лешего.

– Тот, Кто попрал ад, предвидел, что ты не захочешь идти к Нему без своего друга, – светло улыбаясь, сказала Убитая Любовь. – Эти доспехи на мне тому подтверждение. Они даны для тебя Тем, Кто попрал ад, потому что только ты одна сумеешь помочь своему другу. Твоя любовь сотворит невозможное, а поможет тебе в этом Шлем Спасения, ад его не сможет повредить. А это, – Убитая Любовь указала на доспехи, – Броня Праведности Того, Кто попрал ад! Ты облачишься в неё, но сначала препояшься Истиною.

Убитая Любовь обвязала Олю голубой лентой вокруг пояса и, сняв с себя доспехи и шлем, водрузила их на неё, затем разулась и обула Олины ноги в свои сандалии со словами:

– 3ажёгши лампу, ставят её высоко, чтобы светила во всём доме. Мир – это дом, а ты получила свет и должна нести его миру!.. Сейчас ты не можешь до конца понять, что я тебе говорю, но это слово для всей твоей жизни, прими его!

Убитая Любовь выпрямилась и вложила в Олину руку меч с золотой рукоятью.

– Это духовный меч – Слово Божье! Нет такой силы в аду, которая бы его не боялась. И наконец, возьми щит, им ты сможешь угасить все раскалённые стрелы лукавого. Это Щит Веры.

Девочка приняла щит из рук Убитой Любви и вопросительно на неё посмотрела.

– Теперь ты во всеоружии и можешь безбоязненно отправляться в ад за своим другом! – едва произнесла Убитая Любовь, как сверху к ним спустилась огромная чудо-птица, вся белая с золотой головой и красными лапами, крыльями и хвостом.

– Это Райская Птица, – объяснила Убитая Любовь. – Быстрей её нет ничего в мире. Садись ей на спину, и она мигом доставит тебя куда нужно.

Она помогла девочке взобраться на птицу и на прощание крепко её поцеловала.

– Ты сильно изменилась, – внимательно и нежно глядя на Олю, сказала Убитая Любовь.– Страдание и любовь выковали твою силу. Эта сила тебе ещё очень пригодится!

– Прощай! – закричала Оля, и птица взмахнула красными крыльями.

Когда она их опустила, девочка увидала, что находится перед входом словно бы в пещеру, по бокам которой сидели на цепи два трёхглавых свирепых пса. Удивившись, что так быстро достигла цели, девочка соскочила с птицы и подошла к пещере. Псы с рычанием набросились на неё, но заслонившись от одного щитом и отогнав другого мечом, она беспрепятственно прошла мимо. Псы бессильно щелкали вслед ей зубами, так и не сумев причинить вреда. Войдя под мрачные своды пещеры, Оля очутилась в длиннющем коридоре, по стенам которого были развешены факелы с кроваво-красным пламенем. Она побежала, шаги её эхом разносились по коридору. Девочка торопилась и скоро достигла огромной залы, которую сразу узнала: это была тронная зала Великой Змеи. Сама хозяйка возлежала, как обычно, на своих многочисленных подушках, а вокруг трона толпились её подданные, природные духи и демоны, обманывавшие Олю. Но теперь она не боялась смотреть на них. Страха демоны не внушали, лишь отвращение своим исключительным уродством. Её появление здесь вызвало шок. У Великой Змеи широко распахнулся большущий змеиный рот, и длинный раздвоенный язык вывалился наружу. Демоны из чёрных сделались серыми, а страшные чудища, духи природы, испугавшись, стали расползаться по углам. Оля громко засмеялась над смятением, которое произвела. Среди чудовищ она разглядела дракона Оркуса, шагнула к нему и наступила ногой, обутой в ангельскую сандалию, ему на хвост, отчего дракон весь съёжился и стремительно стал уменьшаться, пока не сделался маленькой ящеркой, у которой затем отвалился хвостик, и ящерка, извиваясь, юркнула под трон. Оля подняла драконий хвостик, бросила его в царицу природных духов и дерзко сказала:

– Я пришла забрать Маленького Лешего. Ты велела заточить его, вели теперь выпустить!

Великая Змея подтянула нижнюю челюсть, прикусив язык, отчего он, точно вилка, остался торчать из пасти. Она беспомощно уставилась на демонов, не зная, что отвечать Оле. Тят-Пюй первым опомнился и спросил девочку, дух она или живой человек.

– Живее живых! – засмеялась Оля. – И пришла за моим другом. Больше ты меня не обманешь. Отдайте мне Маленького Лешего!

– Но мы видели, как ты умирала! – крикнула Великая Змея, обретя голос.

– Зато не видели, как я ожила, потому что не всё дано вам видеть! Тот, Кто меня оживил, сильнее вас всех!

Тят-Пюй тем временем сделал знак Великой Змее, и та ударила кончиком хвоста в серебряный колокольчик. Словно из-под земли возник перед троном глубокий старик, похожий на переростка-гнома, с глазами невероятно огромными и прикрытыми веками, свисающими до пола. На плечах у него сидели два гнома, которые шустро ринулись по телу вниз и, схватив тяжелые веки за ресницы, потащили их кверху, обнажая глаза. Оля догадалась, что перед ней Вий, король колдунов и повелитель гномов, про которого рассказывал ей Маленький Леший. Вспомнив об убийственном взгляде Вия, она закрылась зеркальным щитом. Вий устремил на девочку взгляд, но уткнулся им в собственное отражение, издал громкий вопль и провалился обратно под землю. Поняв, что её хотели убить, Оля рассердилась. Она вскочила на трон и прижала мечом голову Великой Змеи к бархатной подушке.

– Вели привести сюда Маленького Лешего! – грозно приказала она. – Иначе я всё здесь разрушу!

Великая Змея придушенно засвистела, и на девочку набросились змеиные охранники – чудища свирепые и страшные, но она заслонилась от них щитом. Чудища оказались бессильны. Оля сильнее придавила змеиную голову к подушке, но та изловчилась и обвила её своими кольцами. Щит и меч выпали из рук девочки, и демоны набросились на неё, но не смогли повредить доспехи. Великая Змея не в силах была долго удерживать девочку, потому что ангельская броня жгла её, точно огнём, и она разжала кольца.

Освободившись, девочка схватила щит, и вовремя, так как демоны собрались воедино и устремились на неё зловещим чёрным потоком. Едва Оля успела заслониться от них щитом, как они обрушились на неё, но ударившись о щит, рухнули на пол и исчезли.

Фантом попробовал утянуть меч, но едва коснулся его, как дико взвыл, точно дотронулся до раскалённого металла, и стремглав бросился к выходу, отчаянно дуя на пальцы. Топот копытец его долго ещё раздавался эхом из полутёмного коридора.

Великая Змея, увидев, что осталась одна, а слуги и демоны её покинули, уползла под трон и пропала бесследно, сколько Оля её ни высматривала. Зато она углядела за ножкой трона затаившуюся там бесхвостую ящерку – бывшего грозного дракона Оркуса. Она схватила его за лапку и выволокла наружу. Оркус отчаянно трусил и упирался всеми силами, но вынужден был признать Олино превосходство.

– Покажи, где ты прячешь Маленького Лешего! – потребовала она.

– Мне нужен хвост, – печально сказал дракон, – без него я бессилен.

– Сила должна быть в голове, а не в хвосте! – усмехнулась Оля. Она отыскала драконий хвостик в подушках Великой Змеи и приставила его к ящерке. Тотчас из неё вырос огромный дракон, и девочка на него вскарабкалась.

– Поехали! – крикнула она и предупредила дракона: – Только без фокусов!

Для острастки она пощекотала Оркуса мечом, и перепуганный дракон, стукнув о пол мощным хвостом, очутился с ней в своих владениях.

С замирающим сердцем подходила Оля к массивной двери, за которой находился её друг. Руки её дрожали, когда она мечом пыталась сломать тяжёлый замок. Она велела дракону ждать и пригрозила в случае непослушания отобрать у него хвост. Дракон покорно опустил в знак согласия голову. Наконец замок отвалился. Оля с трудом отворила дверь и спустилась в темницу, не в силах унять разыгравшейся дрожи в коленках. Пылающий меч освещал темницу, другого света здесь не было. Она увидела Маленького Лешего сразу. Он сидел на каменном полу в углу, прислонившись спиной к стене и обхватив согнутые колени руками. Он уткнулся лицом в колени и не шевелился. Девочка отчего-то испугалась. Она хотела окликнуть его, но не смогла: голос не слушался её, и тело тоже стало словно чужим. До Маленького Лешего было несколько шагов, а она не могла сделать и одного.

Но вот свет от меча достиг Маленького Лешего, он в недоумении поднял голову, увидел девочку и не поверил глазам. Ну да, ведь по отсчитываемым им дням она должна была состариться. Сегодня исполнялось сорок дней от начала его заточения, а значит, ей должно было быть пятьдесят лет! Но девочка стояла перед ним такая же, как и в первый день их знакомства, только одетая в блестящие доспехи, и новое чувство светилось в её глазах.

– Ты не призрак? – с сомнением спросил он, а Оля засмеялась сквозь брызнувшие слёзы. Она подошла и опустилась перед ним на колени.

– Помнишь, тогда на полянке ты спросил, не русалка ли я?

Маленький Леший протянул руку и пальцем потрогал её слёзы.

 – Нет, ты не призрак, – утвердительно сказал он. – Призраки не плачут!

Оля взяла его ладонь и уткнулась в неё лицом. Маленький Леший молчал. Выплакавшись, Оля снова поглядела на него и хотела сказать, как сильно она без него скучала, ради него оставила своё время и папу, много перенесла испытаний и чуть не умерла... Да мало ли что она хотела сказать ему! Но сказала только:

– Слава Богу, мы снова вместе!

Маленький Леший смотрел на неё, не отрываясь. Он всё ещё не мог в полной мере осознать происходящее. Он был очень слаб и измучен. Бес Фантом верно сумел передать его облик, но одно оказалось ему не под силу, что сохранилось в Маленьком Лешем без изменения. Это его лучащиеся удивительным светом глаза, которыми он смотрел на девочку, и от которых у неё замирало сердце. Маленький Леший прислонился затылком к стене, чтобы легче было смотреть на Олю, улыбнулся и закрыл глаза. Она испугалась:

– Что с тобой?

– Не волнуйся, духи не падают в обморок и не умирают, – со знакомой усмешкой сказал он и, помолчав немного, спросил: – Как ты сюда попала?

– Долго рассказывать! – засмеялась Оля. – Надо отсюда выбираться.

– Но куда?

– К Тому, Кто попрал ад.

Перехватив его изумлённый взгляд, Оля усмехнулась. Она помогла ему подняться с пола, отдав щит и поддерживая его за пояс левой рукой. В правой она сжимала светящийся меч. Они выбрались из темницы и увидали дракона Оркуса, понуро стоявшего у выхода. Маленький Леший остановился, но Оля легонько подтолкнула его вперёд.

– Эта гвардия нам теперь не страшна, – шепнула она. – У нас есть оружие посильнее!

Она помогла Маленькому Лешему взобраться на дракона, затем уселась позади него и крепко обхватила его левой рукой за пояс. Щит она велела держать Маленькому Лешему, оставив у себя только меч.

– Трогай! – приказала дракону Оля, и тот послушно ударил о землю хвостом. Они вновь очутились в тронном зале Великой Змеи, где их уже поджидали опомнившиеся демоны и природные духи. Они набросили на дракона с детьми липкую и толстую сеть, полностью сковавшую их движения. Дети оказались накрепко прилеплены к дракону и друг к другу. Оля подумала, что очень предусмотрительно поступила, отдав щит Маленькому Лешему. Теперь он оказался спереди защищён им, а позади его прикрывала она. Броня её для демонов была неуязвима, а огненный меч никто из них не мог у неё отобрать. Демоны озадаченно окружили их и попытались разъединить, но Оля изо всех сил вцепилась в своего друга и крепко к нему прижалась, пылающий меч её упёрся в дракона. От неожиданной боли тот взвился в воздух и разорвал сеть. Оля обрадовалась и велела дракону лететь к выходу.

– Не смей! – разом закричали демоны, но Оркус боялся девочки больше, чем их, и понёсся к выходу. А там детей ожидала Райская Птица, перескочив на которую, они успели только заметить вывалившихся из пещеры чудовищ, но те сразу скрылись из виду за взметнувшимися красными крыльями. Когда Райская Птица опустила крылья, они очутились посреди бескрайнего луга, над которым всходило малиновое солнце. Бриллиантовая роса сверкала на цветах и траве.

– Солнце! Настоящее солнце! – радостно закричала Оля. – Я так давно его не видела!

По белым перьям дети скатились прямо в росистую траву, а Райская Птица, взмахнув крылами, легко поднялась в небо и улетела. Оля сияющими глазами посмотрела на Маленького Лешего, а он на неё, и оба рассмеялись. Это было так здорово, так чудесно – снова быть вместе! Они взялись за руки и побежали навстречу восходящему солнцу. Радость переполняла девочку, но бежать было тяжело: мешали доспехи и меч, и она, споткнувшись и хохоча, упала лицом прямо в росу. Тогда она сняла с себя шлем, броню, пояс и сандалии, сложила их вместе с мечом и щитом в одну кучу и, оставшись в трусиках и майке, босиком побежала по мокрому лугу, ощущая в груди необъятную радость. Маленький Леший стал её догонять, но был очень слаб, поэтому скоро не выдержал и со смехом повалился на землю. Оля вернулась и склонилась над ним. Она поддразнила его, высунув язык, но он изловчился и дёрнул её за ногу. Девочка не удержала равновесия и упала рядом. Тогда он вскочил и, прежде чем Оля успела опомниться, схватил её запястья и прижал к земле, придавив коленкой, чтоб она не вывернулась. Сначала девочка пробовала отбиваться ногами, но освободиться не смогла и была вынуждена признать его превосходство. Сощурившись от лучей сияющего солнца, она пристально вгляделась в лицо Маленького Лешего и удивилась. Кожа его приобрела золотистый прежний оттенок, глаза стали бодрыми и ясными, выражение боли и слабости исчезло, губы краснели по-прежнему. Даже волосы цвета опавших листьев были как раньше и лохматились во все стороны.

– Ромка, ты изменился! – воскликнула Оля, а Маленький Леший, засмеявшись, убрал коленку и освободил её руки.

– Роса восстанавливает силы и очищает, – сказал он, – но здесь другое...

Он задумчиво осмотрелся по сторонам.

– Здесь чистая природа, понимаешь?

– Нет.

Маленький Леший с улыбкой взглянул на неё.

– Раньше вся природа была чистой, когда в ней не было зла. Это... Эдем.

– Который оставили Адам и Ева?

– Ага! – Маленький Леший вскочил на ноги. Он подал девочке руку, помогая подняться, и дети медленно побрели туда, где остались доспехи. Но вместо них на примятой траве стояло Олино лукошко, сплетённое для неё Маленьким Лешим, а в нём лежала вся её школьная одежда. Оля обрадовано схватила лукошко и показала Маленькому Лешему.

– Помнишь?

Он сосредоточенно нахмурился и кивнул.

– Но как оно здесь оказалось? Я не понимаю.

– И нечего понимать, – смеясь и дрожа от восторга, сказала Оля. – Поверь, всё будет хорошо, даже лучше, чем мы можем себе это представить. Я так верю Ему!

– Тому, Кто попрал ад?

Оля кивнула, быстренько надела школьную одежду и обулась.

– Идём! – сказала она, выпрямляясь.

– Куда?

– Всё равно, – девочка рассмеялась его недоумению. – Куда б мы ни пошли, мы пойдём правильно, потому что идём к Нему.

И они, взявшись за руки, пошли по лугу, навстречу поднимающемуся солнцу. Лучи согревали их, а пение невидимых птиц сопровождало всю дорогу, пока луг не окончился, и они вышли к какому-то селению. Покидая луг, Маленький Леший замедлил шаг и обернулся.

– Ты чего? – спросила Оля.

– Мне всегда хотелось увидеть чистую природу, а здесь она такая, какой задумал её Бог. Я так рад, что хоть немного побывал в этом мире!.. Если бы первые люди не ослушались Бога, природа не была бы проклята, а дьявол не захватил бы власть над ней, и я бы не был нечистым духом, и ты не имела бы в себе греха. Во мне и тебе живёт тоска по Эдему, понимаешь?

Оля кивнула.

– А что, интересно, там? – спросила она, указывая на селение впереди.

– Это точно не Эдем. Идём, посмотрим.

Дети вошли в селение. Глиняные белые дома грелись под уже припекавшим солнышком, а вдоль узких улочек возле домов копошились в пыли взъерошенные куры и прыгали воробьи. Из скотных дворов доносилось блеяние овец, деревенский запах дыма и парного молока висел в воздухе. Во дворе невысокого, окружённого садом дома закричал петух. На крыльцо вышла молодая, просто одетая женщина и улыбнулась детям. Затем она скрылась в саду, откуда доносился стук молотка и визг пилы.

– Здесь хорошо, правда? И люди такие простые и добрые. Ты хотел бы здесь жить? – спросила она Маленького Лешего, но он не успел ответить, потому что наткнулся на мальчика, возившегося у ручья возле дороги. Он весь был измазан в глине, которую выбирал из ручья и мастерил из неё птичек, ставя их в ряд возле себя. Дети остановились и стали наблюдать за его работой. Когда птичек стало двенадцать, он вдруг изо всех сил захлопал в ладоши и засмеялся так весело и звонко, что Оля с Маленьким Лешим не выдержали и засмеялись тоже. Тут случилось чудо: глиняные птички ожили, захлопали крыльями и поднялись в воздух. Одна села на ветку дерева, и Оля увидала, что головка её отливает золотом, туловище белое, а крылышки, лапки и клювик ярко-красные.

«Совсем как у Райской Птицы, – подумала девочка. – Только та гораздо больше!»

Мальчик запрокинул голову и, щурясь от солнца, смотрел вслед улетающим птичкам, потом перевёл взгляд на детей.

– Что вы здесь делаете?

Оля пожала плечами, не зная, что отвечать: не станет же она рассказывать ему всю их историю!

– Это не ваше время. Вы – люди последнего времени.

– Человек только я, – сказала Оля, – а он – дух.

И указала на Маленького Лешего, но мальчик рассмеялся.

– Какой же он дух, если у него тень?

Оля с удивлением оглядела Маленького Лешего. Действительно, на дорогу от него падала самая настоящая тень, такая же, как и у неё. Оля всмотрелась в лицо своего друга: от волос, носа и ресниц на нём ясно вычерчивались тени, и замечательный светотеневой рисунок оживлял его. Увидав свою тень, Маленький Леший побледнел и уставился на мальчика.

– Вам нужно идти туда! – мальчик указал на дверь стоявшего через дорогу дома.

– Спасибо, – Оля, взяв друга за руку, хотела идти, но Маленький Леший неожиданно упёрся и спросил о чём-то мальчика на непонятном языке. Тот ответил ему, Маленький Леший спросил снова, и мальчик долго и серьезно отвечал ему, а затем обратился к Оле:

– Забирай своего друга и уходи, вам больше нельзя здесь оставаться.

– Спасибо, – ещё раз сказала Оля и потащила Маленького Лешего за собой к двери. Напоследок она обернулась и помахала рукой мальчику, смотревшему им вслед, и он ей тепло улыбнулся. Отворив дверь, дети вошли в тёмную после яркого солнца прихожую, и дверь гулко захлопнулась за ними. У Оли перехватило дыхание, ослабели ноги. Ещё бы, ведь она стояла в собственной квартире, запах их с папой жилья она не спутала бы ни с каким на свете! Не веря себе, она вбежала в комнату и застыла в недоумении: всё здесь было таким, как в тот день, когда она, зажав в руке солнечный камень, отправилась выручать Маленького Лешего. Девочка подбежала к столу. Так и есть! На нём лежала её записка, адресованная папе. Она посмотрела на пол и увидела осколки стакана, брошенного ею в котёнка-домового. Всё было на своём месте, как будто она и не отлучалась!.. А может, и правда, все эти мытарства ей только причудились, и нет здесь никакого Маленького Лешего?.. Она в страхе обернулась и увидала своего друга, стоявшего у входа в комнату и с любопытством озирающегося. Оля счастливо засмеялась и прижала ладони к пылающим щекам.

– Ромка! Слышишь, мы вернулись в наше время!

– Слава Ему!

– Кому? – не поняла Оля.

– Тому, Кто попрал ад.

– Слава, – удивлённо сказала Оля. – Но почему ты вдруг вспомнил о Нём?

Маленький Леший засмеялся.

– Разве ты не поняла? Этот Мальчик с птичками, ведь Он и был Тот, Кто попрал ад!

– Не может быть! – бледнея, воскликнула Оля, но Маленький Леший, улыбаясь, смотрел на неё. Тогда девочка стремглав бросилась к двери, но та оказалась заперта. Она отомкнула дверь, но за ней была обычная лестничная площадка. Оля в расстройстве снова заперла дверь и вернулась в комнату. Она так желала встретиться с Тем, Кто попрал ад, а встретившись, Его не узнала!.. Войдя, она увидала Маленького Лешего сидящим на диване. Он весело глядел на неё бирюзовыми глазами. Теперь это был никакой не дух, не леший, а просто симпатичный, лохматый мальчишка. Разглядывая его, Оля прижалась щекой к дверному косяку и ощутила, как комок подступает к горлу.

«Я выстрадала его!» – гордо и счастливо подумала она и вздрогнула от раздавшегося в дверях звонка.

– Это, наверное, папа, – предположила она, перехватив удивлённый взгляд Маленького Лешего, и убежала отпирать дверь.

 

* * *

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru