новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Книга вторая

 

ДЕВОЧКА В МИРЕ ДУХОВ

Сказочная повесть

 

Глава пятая

В ОБЛАСТИ ПРИБЫВАЮЩИХ ДУХОВ

 

Оля увидела бредущую по пустыне, словно тень, женщину с поникшей головой и распущенными длинными волосами.

«Ещё одно испытание!» – подумала девочка и сначала не хотела окликать женщину, но передумала и закричала:

– Тётенька, погодите!.. Вы не знаете дорогу к Тому, Кто попрал ад?

Фигура в недоумении застыла, потом обернулась, молча глядя на подходящую девочку. Одежды на женщине были пепельного цвета, а скорбное лицо обрамляли кольца завитых волос, спадавших до пояса. Подойдя, Оля невольно потупилась, не в силах выдержать нечеловеческого страдания в тёмных глазах.

– Ты спрашиваешь о Том, Кто попрал ад? Несчастный дух, разве ты не знаешь, что отсюда вам нет дороги к Нему?

– Я не дух, – с досадой произнесла Оля. – Я живой человек!

Женщина удивлённо приблизила к ней лицо и заглянула прямо в глаза, отчего у девочки на мгновение замерли сердце и дыхание.

– Да, ты человек, – выпрямляясь, сказала она. – Зачем ты здесь?

Вздохнув, Оля вкратце поведала ей о цели своего путешествия, а потом, увлёкшись, и о злоключениях, выпавших на её долю. Женщина внимательно выслушала и засмеялась тихим необидным смехом.

– Милое дитя, путь к Тому, Кто попрал ад, проходит внутри тебя. Ты – человек и можешь быть близка к Нему настолько, насколько захочешь. Ты сама виновата в том, что позволила демонам обманывать себя. Это всё от твоего незнания. Нельзя вместе с демоном прийти к Богу, от демона необходимо избавиться!

– Я верю вам! – подумав, сказала Оля. – Со мной ещё никто так не разговаривал. Но как мне приблизиться к Тому, Кто попрал ад? Я уже и так здесь больше месяца, и Маленький Леший думает, что я стала старой!

– А может, он забыл тебя? – улыбаясь, спросила женщина.

– Нет, – уверенно сказала Оля. – Он не забудет меня никогда! Это из-за меня он страдает!

Женщина изменилась в лице. Сила скорби её глаз стала такой огромной, что девочка не выдержала и отвела взгляд.

– Страдание – великая сила! – сказала женщина. – Бремя грехов всего мира несут на себе немногие люди-страдальцы. Именно благодаря их молитвам Бог всякий раз прощает человеческий род, и потому он на земле ещё продолжается. Тот, Кто попрал ад, страдал больше всех. Муки Его страданий за людей сравнимы только с Его любовью к ним. Поэтому Он может сострадать всем и не оставит тебя без помощи, если ты всем сердцем обратишься к Нему!

– Я верю вам! – воскликнула Оля. – Умоляю, скажите мне, кто вы?

Женщина с грустной улыбкой долго смотрела на неё.

– Идём со мной, девочка, – наконец, предложила она. – Я направляюсь в стан Ангелов Страдания. Ты много увидишь и узнаешь по дороге. Путь мой не близок. Я вышла из ада и скоро достигну Области Прибывающих Духов, откуда и начну своё восхождение.

Оля с радостью согласилась. Путница внушала ей доверие, но в глубине души её шевельнулось всё же сомнение, вызванное прежними обманами. Поэтому на всякий случай девочка спросила:

– А сколько нужно пройти, чтобы попасть к Тому, Кто попрал ад?

Женщина засмеялась и обняла её за плечи.

– Путь к Нему неизмерим в километрах. Если человек в заблуждении, то расстояние это огромно, а если на правильном пути, то оно быстро сокращается. Верь в Бога, девочка, желай встречи с Ним и будь уверена, что Он поможет тебе, и тогда ты скоро увидишь Его!

– Я иду с вами! – решительно сказала Оля. Они пошли вместе, и женщина поведала девочке свою историю.

– Я не человек, и никогда им не была. Меня создал демон Асмодей, ненавистник чистой любви и разрушитель браков, и послал в видимый мир к одному мужчине. Я, Порочная Любовь, вошла в его сердце в образе юной девушки, и воспламенила человека небывалым огнем. Это был вполне порядочный мужчина, имевший к тому же жену и ребенка. Но я одолела его, и он, хоть и боролся со мной изо всех сил, скоро сдался, и стал тайно ездить к своей возлюбленной. Телом он оставался ещё верен жене, но душой уже ступил на путь порока, два чувства раздирали его всё время: одно, святое и чистое, было чувством долга и любовью к жене, а другое – это я, всепоглощающая страсть, Порочная Любовь!

Асмодей и девушке внушил привязанность к нему, но лишь слегка, чтобы вся тяжесть греха легла на женатого человека. И когда я уже ликовала, предвкушая победу, потому что человек ступил на путь порока, начав целоваться с девушкой, а демон Асмодей торжествовал в предвкушении ещё одного разрушенного брака, человек этот сделал невозможное: он сжёг меня. Сжёг огромную страсть! Сжёг разом и навсегда покинул свою возлюбленную. Это было невероятно, ведь люди обычно находятся в рабстве у своих страстей и даже видят в этом смысл существования!.. В душе человека образовалась рана, источавшая сильную боль и приносившая ему страдания, но он очистил меня от порока. Он остался верен жене, а я пришла к Асмодею и сказала: он убил меня! Человек оказался сильнее самой сильной из страстей человеческих. И теперь я восхожу в стан Ангелов Страдания из самых глубин ада. Сила человеческой любви огромна, но ещё больше очищающая сила страдания!

– Как это непросто, – внимательно выслушав, заметила Оля. – Я раньше думала, что любовь не бывает плохой!

– Это потому, что ты не знаешь порока, – улыбнулась женщина. – Твоё чувство сильное и чистое. Оно сродни Божеской любви, и Бог поможет тебе!

– А демоны постараются помешать!

– Они не всесильны.

– А у вас есть имя? – спросила Оля, и женщина задумалась.

– Называй меня Убитой Любовью. Может, это звучит и не очень красиво, но точнее, наверное, не скажешь. А скоро я стану Ангелом Страдания, это звучит лучше!

За разговором они приблизились к черной гигантской пропасти, края которой скрывались за горизонтом. Девочка осторожно заглянула в неё, но ничего не увидела, только уходящую вниз кромешную темноту. Она хотела спросить Убитую Любовь, куда уходит эта пропасть, но не успела, потому что оттуда вдруг выскочило, словно пробка из бутылки шампанского, овальное существо и, коснувшись поверхности, обрело вид очень растерянного человека.

– Куда мне идти? – спросил он изумлённую девочку, но не словами, а через мысли, хотя губы его при этом и шевелились. Оля в недоумении пожала плечами.

– Туда! – услыхала она за спиной строгий голос и, обернувшись, увидала высокого старика в белых одеждах и с белой бородой на словно высеченном из камня лице. Выскочивший из пропасти человек послушно побрёл в указанную сторону. Оля хотела идти за ним, но суровый старик рукой преградил девочке дорогу.

– Живым нельзя!

Оля растерялась. Теперь она видела, как из пропасти то и дело вылетали яйцеподобные существа и, приобретая обличье людей, уныло брели все в одну сторону. Поток их не прекращался. Девочка догадалась, что они достигли Области Прибывающих Духов, и подивилась тому, как много людей ежесекундно умирает.

– Мне нужно пройти! – твёрдо сказала Оля и попыталась отодвинуть руку старика. – Я иду к Тому, Кто попрал ад, вы не можете меня задерживать!

– Она пришла сюда не обычным путём мёртвых, – вступилась за Олю Убитая Любовь. – Дух её в теле и свободен в перемещении.

– Нет! – неумолимо изрёк старик, и Олю охватило возмущение.

– В этом мире все точно договорились мешать мне! – воскликнула она. – Я заклинаю вас Тем, Кто попрал ад, – пропустите меня!

Старик убрал руку, и девочка с Убитой Любовью отправились вместе с прибывающими человеческими духами по дороге вдоль пропасти. По пути к ним присоединялись ещё духи. Все они уныло и молча брели в одном направлении. Вдруг из пропасти вылетело так много новых духов, что на дороге стало тесно.

– Почему их столько? – удивилась Оля.

– Наверное, в видимом мире случилась война или катастрофа, – предположила Убитая Любовь. – Спроси у них сама!

Оля выбрала для расспросов пожилой женский дух, шедший слева от неё и горестно качавший на ходу седой головой. На вопрос девочки, отчего так много человеческих духов разом покинули землю, она ответила, что там начал действовать страшный человек, который принёс в видимый мир огонь из ада и развязал небывалую войну, захлестнувшую всю землю.

– Это только начало, – беззвучно сказал женский дух, источая сильнейшую горесть. – В ад отправятся миллионы! И самое ужасное, что я была матерью этого тирана!

– Прометей несчастный! – сквозь зубы пробормотала Оля и спросила: – А сколько ему лет?

– Сорок два, – ответил дух женщины, и Оля мысленно посчитала:

«Тридцать два года прошло на земле, пока я здесь, плюс десять моих земных. Сорок два! Выходит, он родился, когда и я!»

– Отчего вы умерли? – поинтересовалась Оля.

– Я стала им не нужна. Они ждали его, взрастили и возвысили, а я их только раздражала, – плеснул мыслечувствами дух. – И ночью они остановили моё сердце.

– А ваш сын знает?

– Конечно. Он сам об этом распорядился.

– Но вы же мать! – воскликнула Оля так громко, что шедшие рядом духи изумлённо на неё уставились: они не могли говорить, как живые, и не могли друг с другом общаться. Оля смутилась и понизила голос: – Почему вы позволили им так воспитать вашего сына?

– Меня не спрашивали! – воздев руки, ответил женский дух. – Я должна была его родить и родила! Они забрали его в два года, и больше мы никогда не встречались! Он совсем не любил меня, несчастную преступную мать!

– Что вы несчастная – это факт, я согласна, но почему преступная?

– Я позволила Совету принести в жертву моего первого сына, чтобы адский дух смог вселиться во второго. Этот тиран – мой второй сын, а больше рожать мне не разрешили. Они ждали именно его, и он пришел, а я, проклятая мать, помогала им в этом!

 Отчаяние женского духа было так огромно, что девочка не захотела расспрашивать дальше. Какое-то время она молча обдумывала узнанное.

«В хорошенькое время мне придется вернуться на землю, если я туда вообще вернусь! Как там бедный мой папа?»

Мысль об оставленном отце больно ранила девочку, и она, чтобы не впасть в отчаяние, спросила Убитую Любовь:

– Раз есть Область Прибывающих Духов, значит, есть и Область Убывающих Духов?

– Конечно, – улыбнулась та. – Область Прибывающих Духов обширна, и отсюда для духов два пути: либо в Мир Вечной Жизни, либо остаться в аду, как в плену, до последнего дня, после которого миры смерти перестанут существовать.

– А когда это будет?

– Этого никто не знает, только Бог.

– А Тот, Кто попрал ад, был здесь?

– Да. Когда Он явился в Область Прибывающих Духов, то адские духи сразу отступили и сплотились в преисподней, чтобы не впустить Его. Но Он всё равно прошёл и вывел оттуда пленённые духи святых людей.

 – Так вот каким образом Он попрал ад! – догадалась Оля. – Как интересно ты рассказываешь! А Область Убывающих Духов, где она?

– Она далеко – в Мире Вечной Жизни! Все духи одинаково приходят в видимый мир от Бога, и каждый из них может взрасти, и вернуться обратно, чтобы жить дальше!..

Внезапно дорога упёрлась в мрачную широкую реку, по которой сновали плоты, переправляющие духов на другой берег. Он ясно виднелся за рекой, поросший редким безлистным лесом. Сквозь скелеты деревьев выглядывали отвратительные чудовища.

– Что это там? – замирая, спросила Оля.

– Мир злых духоформ, порождённых человеческими духами ещё в теле. Эти духоформы заселяют Область Прибывающих Духов и поджидают своих создателей, чтобы после смерти тел расквитаться с ними за своё порождение. Не многие человеческие духи сумеют пройти этот лес и выйти в светлый мир добрых духоформ, созданных добрыми мыслями, словами и делами.

– А если кто при жизни не сделал зла?

– Если таковые есть, – усмехнулась Убитая Любовь, – то чудища их не тронут, и они беспрепятственно пройдут мимо. Когда сюда является дух святого человека, то чудовища ретируются в ад, и мучимые ими духи на время испытывают облегчение.

 – Разве святые люди никогда не грешили? – удивилась Оля.

 – Святыми люди бывают оттого, что Бог прощает им грехи, – улыбаясь, ответила Убитая Любовь. – По-другому святыми не становятся!

– А я? – поёжилась Оля.

– У тебя тоже могут быть неприятности, – испытующе глядя на неё, сказала Убитая Любовь, – если ты лгала и подличала в видимом мире. Но тебе необязательно переправляться на другой берег, ты живая и можешь ещё исправиться. И вообще тебе туда рано!

Оле стало страшно. Она видела, с каким отчаянием безмолвные духи метались на плотах и заламывали от безысходности руки. Не желая попадать на другой берег, некоторые пытались спастись в реке, но вода безжалостно выталкивала их обратно на плот. Наказывающий берег становился неотвратимым, там в несчастных духов впивались чудовища и утаскивали их в лес, откуда раздавался непрерывный стон и скрежет, словно от страшных мучений духи обретали голос.

Оля замерла у края реки, не решаясь ступить на плот, отчего позади неё образовался затор из-за непрерывного потока духов. Но колебания её были недолги. Стоило ей вспомнить о запертом в темнице Маленьком Лешем, как все сомнения враз исчезли, и она решительно ступила на плот.

– Ты правильно сделала! – шепнула ей Убитая Любовь, когда плот заполнился духами и отчалил к противоположному берегу. – Пока твой дух находится в теле, порождённые тобой духоформы не причинят тебе зла, и ты сможешь пройти этот лес.

Внезапно плот остановился, и безобразный плотогон-карлик, очень мускулистый, весь в красном и с единственным, мрачным глазом, сказал, что не может править дальше оттого, что на плоту находятся живой человек и тяжелое чувство.

– Придётся кому-то из вас оставить плот, иначе он не сдвинется с места!

– Это снова обман! – воскликнула Оля и прижалась к Убитой Любви. – Они хотят нас разлучить! Я боюсь!

– Не надо бояться, девочка, – обнимая её, сказала Убитая Любовь. – Ты знаешь теперь достаточно, чтобы идти дальше. Не беда, что мы расстаёмся. Ты всё равно не сможешь идти туда, куда иду я: твоя телесная оболочка тебя не пустит, только ангелы могут быть там. Прощай и помни, о чём я тебе говорила!

Убитая Любовь обернулась огромной пепельной бабочкой и, прощально помахав над девочкой траурными крыльями, унеслась в безоблачную серую высь. Оля в отчаянии спрятала лицо в ладони. Единственно надёжный спутник в мире сплошных обманов её покинул!

Неумолимый берег приближался. Смятение духов вокруг девочки возрастало, а когда плот причалил, несчастные сбились в кучу и не хотели оставлять последнее своё безопасное пристанище. Беспощадный плотогон-карлик шестом принялся выталкивать духов на берег, где сгрудились мерзкого вида чудовища и, радостно скалясь, поджидали свои жертвы. Олю охватил страх, но она его пересилила и сошла на берег вместе с матерью тирана, которая пребывала в состоянии безучастного оцепенения. Перед девочкой чудища расступились, давая дорогу, а к женскому духу подскочили сразу три самых больших и свирепых зверя. Ужас исказил лицо бедного духа, и он рухнул на землю. Три зверя прыгнули сверху и вонзили в него клыки, отчего тот издал вдруг слабый стон, влившийся в непрерывное, монотонное стенание, зависшее над лесом. Звери попятились под укрытие деревьев, волоча за собой жертву, но Оля, опомнившись от потрясения, подбежала к ним и что есть силы стала лупить зверей по клыкастым мордам.

– Отпустите её! Она и без вас намучилась от своего сына!

Один зверь разжал зубы и поднял обагрённую кровью морду.

«Почему кровь? – изумилась Оля. – Ведь духи бесплотны!»

– Потому что дух испытывает боль, как если бы он был в теле. От боли у него выступает кровь и прорезается голос, – неожиданно по-человечьи ответил на её мысли зверь. Оля удивлённо на него уставилась. – Ты – человек и не вмешивайся в закон! Эта женщина связалась с проклятым родом, который уже пять поколений служит аду. Она породила его исчадие, от которого содрогается мир. Отступись! Это наша законная добыча!

Зверь вознамерился снова вцепиться в жертву, но Оля быстро прикрыла её руками, почувствовав под ними льющуюся тёплую кровь и подрагивающее, точно живое, тело.

– Если она послужила вам, то зачем вы её наказываете? – спросила Оля, чтобы оттянуть время, а сама лихорадочно соображала, чем она может помочь несчастному духу.

– Слуги ада – главные его жертвы! – ответил зверь и угрожающе щёлкнул клыками над девочкой, но она не убрала рук, а напротив, ещё ниже склонилась над духом, потеснив зверя, и сказала:

– Заклинаю тебя Тем, Кто попрал ад, оставь её!

– Она не верила Богу! – зверь злобно ухмыльнулся.

– Это правда, – услыхала вдруг девочка справа тихий голос и, посмотрев туда, увидала светлое и печальное существо, грустно смотревшее на поверженный дух. – Я её Ангел Хранитель. Страх перед адом был у неё больше, чем вера в Бога. Только душевная скорбь может быть ей оправданием.

– Скорбь? – удивилась девочка.

– Да, скорбь! – раздался вдруг громкий голос, и перед ними возникли два одинаковых Ангела в белых одеждах и со светящимися мечами в руках.

– Скорбь и раскаяние, – сказал один Ангел.

– Этого мало! – рявкнул зверь. – Для спасения нужны еще вера, надежда и любовь, а у неё их не было! Она мучилась сама по себе, не веря Богу, не надеясь и не любя!

– Неправда! – возмутилась Оля. – Она страдала! А страдания без любви не бывает!

– Она любила только себя и страдала из-за себя! – быстро сказал зверь и грозно оскалился.

– Опять неправда! – сильнее возмутилась девочка. – Она страдала из-за того, что сын её приносит всем горе. Она страдала за себя, за него и за людей!

Зверь не нашёлся, что возразить и угрожающе зарычал, но Ангелы засмеялись и коснулись женского духа пламенеющими мечами. Он исчез, а три зверя, рыкая, ретировались в лес.

– Что стало с духом женщины? – спросила Оля.

– Он в небытии, – ответил ей один из Ангелов. – Это как сон. Вы ещё встретитесь в конце времени, когда Бог будет судить этот мир. Прощай, девочка!

– Постойте! – закричала Оля, но сияние Ангелов стало нестерпимым, и она зажмурилась, а когда открыла глаза, их уже не было.

– Тебе нужно пройти этот лес, – прозвучал справа от неё тихий голос Ангела Хранителя исчезнувшего духа. Сказав это, он просиял и тоже исчез. Оля вздохнула. Нужно было идти дальше.

 

– Это становится невыносимым! – воскликнула Великая Змея, глядя в волшебное зеркало. – Ещё немного, и она выйдет из мира смерти! Задержите её любыми путями, но не дайте этому свершиться!

– Я думаю, – мрачно сказал Тят-Пюй, – нам придётся отправить Маленького Лешего в бездну до истечения срока его наказания. Мы не сможем так долго задерживать девчонку: она продвигается вперёд слишком быстро!

– Но моё царское слово! – высокомерно сказала Великая Змея. – Я заключила его в темницу на сто дней и скрепила это клятвой аду!

– Ад снимает твою клятву, – усмехнулся Тят-Пюй. – Лучше нарушить клятву и погубить Маленького Лешего, чем сдержать её и дать торжествовать любви!

– Но Маленький Леший – мой раб! – возразила Великая Змея, уязвлённая непочтительным к ней обращением. – И я вольна поступать с ним как мне угодно!

– А ты – раба Уриана, – жёстко сказал Тят-Пюй. – И он тоже волен с тобой поступать как ему угодно.

Великая Змея испугалась.

– Я готова отдать Маленького Лешего немедленно, – униженно прошипела она.

– Не нужно, – вновь усмехнулся Тят-Пюй и подмигнул Гюбару, который сумрачно слушал спорящих. – Пока. Мы попробуем ещё одно средство, припасённое на крайний случай. Ручаюсь, девчонке его не раскусить, будь она даже мудра, как Соломон. Слушайте!..

План Тят-Пюя был таков: раз девочка стремится к Тому, Кто попрал ад, нужно привести её к Нему, только не истинному, а ложному.

– Я стану лже-Тем, Кто попрал ад,– гордо сказал Тят-Пюй. – Я стану таким, каким привыкли изображать Его люди: статным, красивым, синеглазым и в ярких голубых с пурпуром и золотом одеждах!

Сказав так, демон превратился в лже-Того, Кто попрал ад. Это был именно такой человек, какого он только что описал, и лжесвятость разлилась по его лицу, отчего оно словно осветилось.

Фантом так и покатился по полу, фырча и повизгивая от безудержного веселья.

– Ещё немного, и я упаду на колени! И раскаюсь, что был бесом! – прокричал он, хлопая себя по бёдрам.

– Ты не будешь бесом,– благозвучно произнёс Тят-Пюй. – Ты обернёшься Маленьким Лешим, чтобы, когда его потребует девчонка, предстать перед ней. Для этого ты незаметно проникнешь в подземелье и примешь его облик.

– Вот ещё! – сразу перестав веселиться, поёжился бес. – Эта девчонка так и сверлит своими глазищами. Она меня мигом раскусит!

– Ты будешь смотреть на неё с лжелюбовью, и она не заметит подмены.

– Лжелюбовь нельзя спутать с истинной любовью, – вступил в разговор Гюбар. – Девочка поверила мне лишь тогда, когда я искренне стал к ней привязываться, но это не было моей сущностью, и мне было мучительно больно.

– Ты совсем размяк, – нахмурившись, сказал Тят-Пюй своим обычным голосом. – Ты всегда был одним из умнейших и коварнейших демонов. Трещина появилась в тебе, и это отметил Уриан. Ты должен восстановиться, ты снова отправишься к девчонке, чтобы отвести её ко мне, как будто к Тому, Кто попрал ад.

– Она не поверит мне! – воскликнул Гюбар. – Я раз уже предал её!

Тят-Пюй засмеялся, но взгляд его был холоден и тяжёл.

– Ты предавал не раз и не только её, – внушительно и тихо сказал он. – Ты должен излечить свою демоническую сущность, иначе ты знаешь, что бывает в бездне с изменившимися духами!.. Ты должен обмануть и завлечь девчонку. Этим ты заделаешь трещину, образовавшуюся в тебе из-за неё.

Гюбар сделал странное движение, как будто намереваясь возразить, но под тяжёлым взглядом Тят-Пюя потупился и склонил в знак согласия голову.

– Это будет грандиозное зрелище! – захохотав, воскликнул Тят-Пюй. – Духи со всего ада будут разыгрывать его, и никуда эта девчонка от нас не денется!

– А если всё-таки денется? – усомнился Гюбар. – Поймав раз на лжи, она больше нам не поверит!

– Нам, но не Ему! – подмигнув, заметил Тят-Пюй. – Мы лжём и искушаем – это верно, но Он – испытывает! На этом она обязательно попадётся!

– Но если не попадётся? – продолжал настаивать Гюбар, и Тят-Пюй грозно сверкнул глазами.

– Тогда мы немедленно сокрушим Маленького Лешего, чтобы девчонка с ним никогда не встретилась! Она не вынесет такого удара. К тому же, время её в видимом мире прошло. Это будет страшная и великолепная месть им обоим за то, что осмелились выступить против ада!

 

Когда девочка вошла в полный стонов и скрежета лес, навстречу ей вышли гадкие, ни на что не похожие существа. От страха и отвращения у неё сжалось сердце. Но существа её не тронули. Девочка попыталась убежать, однако они, точно верные собаки, неотступно ползли, летели, бежали и прыгали за ней следом, временами обгоняя и глядя на неё такими злыми глазами, что ей стало жутко.

– Кто вы? – не выдержав, она остановилась и в упор поглядела на уродцев, которые сразу оживились.

– Твои злые мысли, слова и дела! – хором загалдели они противными голосами. – Мы собираемся здесь, как только ты нас сотворишь, и поджидаем твой дух после смерти тела!

– Неужели у меня совсем не было добрых мыслей, слов и дел? – удивилась Оля.

– Были! – радостно ответили уродцы. – Они дальше, за лесом, но ты туда не выйдешь, потому что мы от тебя не отстанем! Посмотри на нас! Как жалко, что ты ещё в теле, и мы не можем с тобой поквитаться!

– За что? – испугалась Оля.

– За наше создание! Думаешь, приятно жить такими уродами, быть злыми и не мочь сорвать зло? Но ничего, когда ты умрёшь, то заплатишь нам за всё!

Оля поёжилась, представив, что после смерти тела встретится с ними снова. Ей было страшно и стыдно находиться среди них, созданных ею же самой!

– Оставьте меня, прошу вас, – взмолилась она. – Мне очень нужно скорее пройти этот лес и выйти к моим хорошим делам, чтоб они отвели меня к Тому, Кто попрал ад! Не задерживайте меня, пожалуйста!

Но поганые духи загоготали.

– Мы не можем оставить тебя. Пока ты здесь, мы будем следовать за тобой, потому что мы – часть тебя, ведь ты нас породила!

Оля побежала дальше, но лес не заканчивался, а существа не отставали от неё ни на шаг и казались неутомимыми. Не сумев от них оторваться, она остановилась.

– Вот ты, – сказала она нелепому и гадкому, похожему на паука, карлику с восемью ногами, горбом и шестью маленькими злыми глазками на плоской голове. – Когда ты был мною создан?

Карлик обрадовался личному вниманию и охотно ответил:

– Когда тебе было восемь лет, и ты училась во втором классе, ты привязала к спинке сиденья ленточку от косы девочки, которая сидела впереди тебя...

– Вспомнила, – покраснев, перебила его Оля. – Это была Лиза. Когда её вызвали к доске, оказалось, что коса её привязана к парте. Все очень смеялись, а я больше всех. Нам было весело, а Лиза плакала.

Карлик часто-часто замигал глазками и закивал плоской головой.

– Мне сейчас очень стыдно, – призналась Оля. – Стыдно за мой поступок и за то, что ты мучаешься здесь, такой уродливый! Прости меня за себя, пожалуйста, и не преследуй больше!

– Я не могу! – пискнул карлик. – Я всего лишь скверный поступок и живу здесь, твоё злое порождение. Исправляйся сама!

– Но каким образом? – удивилась Оля. – Я не могу увидеться с Лизой, ведь на земле прошло столько лет, и я даже не знаю, жива ли она!

Карлик съёжился под её вопросительным взглядом. Оля задумалась, и вдруг её осенило!

– Я знаю, что нужно делать!.. Господи, прости мне этот мой грех! Я раскаиваюсь, что причинила зло Лизе, я была глупая и скверная!

Уродливый карлик внезапно растаял, как снег под лучами солнца. На месте, где он только что стоял, темнело лишь маленькое пятнышко, которое сразу испарилось. Воодушевившись, девочка стала по очереди расспрашивать вызванных ею к жизни злых духоформ о причинах их создания и за каждую причину каялась и просила прощения у Бога.

«Хорошо ещё, что я мало пожила и не успела сделать много зла!» – подумала Оля. Но и за десять лет жизни злых мыслей, слов и дел накопилось столько, что она поняла: если будет расспрашивать каждого из них, то задержится очень и очень надолго. Поэтому она велела собраться всем духоформам вместе и, раскаявшись в их создании, просила Бога разрешить её от всех грехов разом.

– Прошу Тебя, Господи, сделай это, чтобы мне помочь Маленькому Лешему! – шёпотом закончила она свою молитву.

Все бывшие перед ней духоформы растаяли, и девочка почувствовала облегчение и радость оттого, что она, наконец, может идти дальше. Осмотревшись, она увидала, что лес впереди заканчивается. Сквозь голые стволы и ветки деревьев ясно проглядывает залитая светом поляна. Радуясь, что она на правильном пути, девочка побежала к свету...

– Оля!

Она удивлённо обернулась и увидела Жака-Гюбара. Но какой жалкий вид был у него! Он продирался к ней сквозь колючий кустарник, и нарядная одежда на нём была изорвана. Его преследовали два жутких зверя: чёрные, гладкие, мускулистые. Один ухватил зубами ногу Жака, и тот упал, а второй вспрыгнул ему на спину, намереваясь вцепиться в шею. Жак закричал, и Оля бросилась ему на помощь. Она схватила зверя за загривок обеими руками и с трудом стащила со спины Жака. Зверь был скользкий и извивался. Она с трудом удерживала его за шкуру. Со вторым зверем Жак справился сам, отломав колючую ветку и хлеща ею зверя по морде. От боли тот взвыл, разжал зубы и убежал за деревья. Другой зверь, вырвавшись от Оли, кинулся его догонять. Жак встал и, прихрамывая, подошёл к девочке, затем опустился перед ней на колени.

 – Прости меня, – глухо попросил он.

Оля растерянно смотрела на его гладкие чёрные волосы.

 – Как ты сюда попал?

Но Жак не ответил на вопрос, а сказал, что глубоко раскаивается в том, что не предупредил её об обмане, когда она выпила напиток Забвения Любви и лишилась чувств.

– Я смалодушничал, – признался он и устремил на неё светящиеся раскаянием глаза. Оно было таким глубоким и искренним, что Оля пожалела Жака. Она прижала его голову к груди и сказала, что с радостью прощает его, потому что Бог только что простил ей все грехи, и она беспрепятственно может идти к Нему.

– Прощайте и прощены будете, – тихо сказал Жак, и Оле эти слова очень понравились.

– Но почему ты предал меня тогда? – спросила она. – Разве ты испугался?

– Я узнал того, кто принял облик твоей мамы. Это был очень сильный адский дух – демон Тят-Пюй. Если бы я предупредил тебя об обмане, то был бы уже в бездне.

– Я не дала бы тебя в обиду! – горячо воскликнула Оля. Жак грустно усмехнулся.

– Что можешь сделать ты, временный человек, против Уриана? Я – его раб и делаю всё так, как угодно ему, но если я оступлюсь, ад уничтожит меня. Мы все скованы злом в одну цепь и если хоть одно звено из этой цепи попытается вырваться, то другие удержат его, и звено будет восстановлено либо удалено в бездну. А цепь эта висит на шее Уриана, и он делает с ней всё что захочет.

– Я помогу тебе! – Оля взяла Жака за руки и заставила подняться с колен. – Я буду просить за тебя Того, Кто попрал ад! Он сильнее Уриана и поможет нам!

Сильная дрожь сотрясла демона, он выдернул свои ладони из Олиных рук.

– Успокойся, – ласково сказала она. – Я не оставлю тебя.

– Я знаю дорогу к Тому, Кто попрал ад, – глухо сказал Жак.

– Правда? – обрадовалась Оля. – Она ведёт туда?

И показала на свет за лесом, но Жак покачал головой.

– Там новый обман, – не глядя на неё, сказал он. – Надо идти туда.

И махнул рукой в противоположную сторону.

– Но я оттуда пришла! – удивилась Оля. – Там река.

Жак промолчал. Оля потёрла ладонью лоб.

– Понимаю, – подумав, сказала она. – Убитая Любовь говорила мне, что к Богу привычного расстояния нет. И направления, выходит, тоже нет? Путь к Нему проходит внутри человека. Значит, всё равно куда идти, да?

Жак кивнул.

– Тогда идём! – воскликнула она, беря его за руку. – Веди меня, раз ты знаешь дорогу. Я верю тебе, потому что ты искренне раскаялся. Я видела это по твоим глазам. Они не лгали!

Жак мучительно посмотрел на неё, словно силился что-то сказать, но не смог, а только крепче сжал её руку. Оля ободряюще ему улыбнулась: она поняла его замешательство по-своему.

– Не бойся, ничего они тебе не сделают! Ты только помоги мне прийти к Тому, Кто попрал ад, и я помогу тебе тоже!

– Я-то помогу! – раздражаясь вдруг, крикнул Жак и повел её в противоположную свету сторону. Оля удивилась его раздражению, но, подумав, решила не придавать этому значения, потому что даже такому маленькому человеку, как она, трудно исправиться, а что говорить про демона, для которого делать злое так же просто, как человеку дышать. Наверное, Жаку понадобится ещё много времени, чтобы измениться.

 

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru