новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Светлана Капинос 

 

 

Книга вторая

 

ДЕВОЧКА В МИРЕ ДУХОВ

Сказочная повесть

 

Глава вторая

ДЕМОН

 

Великая Змея величественно возлежала на чёрных шёлковых подушках, расшитых цветными нитями. На голове её поверх царственного ромба была надета еще маленькая жемчужная корона с прозрачной кисеёй, которая красиво свешивалась вдоль змеиной шеи, переходящей в чешуйчатое туловище. Недавно она сменила кожу и очень радовалась своим новым узорам, переливающимся в свете факелов. Старая кожа, как и двадцать прежних, а меняла она их каждые сто лет, висела в царском хранилище, где кроме них находились и другие кожи великих змей, самой почётной из которых была кожа первого змея-искусителя, от которого абсолютно все змеи вели свой род. Великая Змея очень гордилась своим змеиным происхождением и мечтала прославиться, подобно первому змею, каким-нибудь особенным злодеянием.

Очень довольная своим видом, в тщеславных мечтаниях, она рассеяно слушала духов-доносчиков, регулярно докладывающих царице обо всех новостях в её царстве. Неожиданно на входе в царские покои возник незваный дракон Оркус и, припав к полу, замер, только хвост его льстиво извивался. Великая Змея подняла кверху кончик хвоста, что означало требование тишины, и духи-доносчики смолкли.

– Говори, зачем пожаловал, Оркус! – велела Великая Змея. – Что-нибудь случилось?

– О да, ваше змеинство, – чуть слышно прошелестел Оркус и пополз к трону на брюхе. – В мир духов проник человек!

Великая Змея яростно выгнула шею и так сверкнула оранжевыми глазами, что бывшие здесь страшные духи затрепетали, а Оркус едва не влился в чёрные плиты пола.

– Как это произошло? – свистящим шёпотом спросила Великая Змея. – Человек не мог сам попасть в мир духов. Кто ему помогал?

– Гномы указали на Ирбиса. Это он помог девчонке проникнуть в мир духов через Хрустальную Стену, и теперь она идет к Тому, Кто попрал ад, чтобы просить Его за Маленького Лешего.

– Опять эта девчонка! – в ярости прошипела Великая Змея. – Ирбис ответит мне за это!

– Он очень хитёр, – непроизвольно извиваясь под взглядом царицы, сказал Оркус. – Формально закона Ирбис не нарушал: девчонка воспользовалась солнечным камнем!

– Каким образом камень оказался у неё?

– Она взяла его у Ирбиса, когда Маленький Леший привел её к нему, но вина здесь лежит на Маленьком Лешем, а этот пройдоха Ирбис перед законом оказался чист: сам он человеку не открывался.

– Но почему она вернула камень именно сейчас, когда Маленький Леший оказался в заточении? Как она об этом узнала?

– Ирбис подговорил домового, и тот насоветовал девчонке вернуть камушек горному духу, но в исключительных случаях закон даже предписывает домовым показываться людям.

– Чтобы губить, а не помогать! – гневно воскликнула Великая Змея. – Это невыносимо! Царство разваливается на глазах! И всё из-за какого-то Маленького Лешего! Он у меня за всё ответит сполна! Придётся обратиться за помощью к Уриану.

– Уриан знает, – раздался вдруг из самого тёмного угла негромкий голос. Великая Змея метнула туда оранжевый огонь своих глаз, и из темноты выхватился черный вихрь, принявший перед троном облик юноши с чёрными гладкими волосами и чёрными же глазами. Курточка из чёрного бархата, узкие до икр штанишки и ослепительно белая кружевная сорочка с пышным воротником-жабо обрамляли его облик. Ноги юноши в белых чулках были обуты в чёрные туфли с огромными пряжками, и довершала наряд большая бриллиантовая брошь, приколотая к жабо возле шеи. На пальцах его сверкали перстни, и выглядел он необыкновенно изящно, нежно, похожий на розовый бутон, сходство с которым подчёркивали и алый румянец, и красные, точно кровь, губы.

– Что это за маскарад? – удивилась Великая Змея.

– Я принял облик пажа, жившего при французском дворе. Паж этот стал родоначальником колдовского рода. Знатные дамы были без ума от него, и у парня могла бы сложиться неплохая карьера, но он слишком любил шикарно пожить, поэтому и закончил свои дни полубезумным пропойцей стариком в отвратительном притоне. А ведь когда-то его любила сама королева!.. Судьбы людские непредсказуемы!

– Только не адом, – с улыбкой заметила царица духов.

– Естественно, – тонко улыбнулся в ответ демон в образе юноши. – А сейчас я именно такой, каким был этот человек в свои пятнадцать лет, и имя наше Жак.

– Жак оказался достойным преисподней, но какое задание дал Уриан тебе?

– Я прислан помочь вашему змеинству справиться с девчонкой и наделён большими полномочиями. Если понадобится, то все духи ада станут работать на меня, чтобы не позволить человеку достигнуть Того, Кто попрал ад. В этом моя задача.

– Замечательно, – прошипела Великая Змея, прикрыв глаза. – Я не имею власти над людьми, я повелеваю природными духами, но Уриан знает потаённые стороны человеческой души и может совратить её с истинного пути!.. В злобный час, мой мальчик, в злобный час!

– Прощайте, – сказал демон, но Великая Змея задержала его взмахом хвоста.

– Постой! Я хочу знать, что собираешься ты предпринять, чтобы погубить девчонку?

– Я окружу её искушениями, самыми сильными для неискушённого сердца, и вытравлю из него образ Маленького Лешего. Девчонка может идти только пока любит и стремится спасти своего дружка, но, предав его, она падёт и никогда уже не выберется из мира смерти!

– Это будет трудно сделать, – задумчиво заметила Великая Змея. – Я пыталась впечатать ей в сердце моё клеймо, но она вырвала его и выбросила!

– В адском арсенале не только насилие, – хищно улыбнулся демон. – Есть средства и похитрее, особенно рекомендуемые для наивных душ!.. До встречи, ваше змеинство!

Демон исчез, как будто его и не было, а Великая Змея, отослав слуг, кольцами свернулась на многочисленных подушках.

«Это всё не так-то просто, – прикрыв глаза, подумала она. – И если не удастся погубить девчонку, то нужно хотя бы задержать её на срок заточения Маленького Лешего!»

 

Из хрустального сада Оля ступила на мелкий, точно пыль, серый песок и пошла по нему вдоль моря. Она с удивлением разглядывала громоздкие зачехлённые орудия за колючей проволокой, стоявшие вдоль побережья насколько хватал глаз. Девочке никогда ещё не приходилось видеть так много военной техники сразу. Она не могла сказать, что это были за орудия, но вид их вызывал в ней тревогу, поэтому она отвернулась к морю. Небо над ней было свинцово-серое, очень низкое и какое-то сумеречное, как будто скоро должна наступить ночь. Морские волны слабо накатывались на песок и выглядели такими мрачными, что не хотелось даже мочить пальцы. Пройдя совсем немного вдоль моря, девочка увидала людей, стоявших по колено в воде и ловивших рыбу прямо руками. Она остановилась и стала за ними наблюдать. Люди не обращали на неё внимания.

«Интересно, кто они?» – подумала Оля и сразу вспомнила, что находится в области сновидений. Значит, это был чей-то сон.

Наконец, один человек изловчился поймать здоровенную рыбину и поволок её на берег. Оля из любопытства подошла ближе. Она могла поклясться, что никогда прежде этого человека не видела, но вот же знала, что они знакомы – это было странное чувство!

Человек же девочку не замечал, как будто её не было. Он сосредоточенно возился с рыбиной. Оля ясно видела огромную рыбью пасть с множеством острых зубов и не по-рыбьи злобные глаза морского чудовища. Когда человек выпрямился, Оля была поражена: страшная зубастая рыбина стояла на песке на четырёх мохнатых собачьих лапах и злобно ухмылялась. Из-под жабр её к руке рыбака тянулся поводок. Человек с рыбой, точно связанные, отправились куда-то вдоль моря. Рыба на ходу хищно скалила зубы и помахивала из стороны в сторону почему-то не рыбьим, а собачьим хвостом.

«Интересно, кто кого поймал?» – подумала Оля.

– Неизвестно, кто кого поймал! – вдруг раздался за её спиной весёлый голос.

Девочка обернулась и увидела необычного юношу с длинными волосами и в старинной одежде. Он с любопытством рассматривал её.

– Разрешите представиться, мадемуазель, – моё имя Жак!

Он грациозно расшаркался перед ней, подняв лёгкое песочное облако, и склонился в глубоком реверансе, отчего длинные волосы его коснулись песка.

– Оля, – сказала она и протянула юноше руку, но он не понял дружеского жеста и, бережно взяв её руку смуглыми, в перстнях пальцами, наклонился к ней и поцеловал. Оля отдёрнула руку и незаметно, чтоб не обидеть Жака, вытерла её о край школьного платья.

– Как оказались вы, мадемуазель Оля, такая очаровательная в столь мрачном месте? – спросил он. Девочка не знала, что ему отвечать. Ирбис предупредил её об опасностях, но не сказал, куда ей идти. А как отыщет она дорогу к Тому, Кто попрал ад, если не будет о ней расспрашивать? Юноша показался ей неплохим.

«Наверное, это несчастный человеческий дух, – мысленно предположила Оля, – раз он остался в мире смерти!»

– Я ищу дорогу к Тому, Кто попрал ад, – сказала девочка. – Ты мне её покажешь?

Изогнутые брови Жака в изумлении взмыли вверх.

– Но духи из мира смерти не попадают в рай! Если ты сразу туда не попала, то в Мир Вечной Жизни путь тебе закрыт!

– Я не дух, – хмурясь, призналась Оля. – Вернее не только дух, а дух в теле.

– Не может быть!

Жак схватил девочку за руку и повлёк к морю. У воды он наклонился и заставил склониться Олю. В зеленоватой, мутной воде отразилась только она. Его отражения не было.

– Ты – человек! – потрясённо воскликнул Жак. – Значит, ты можешь рассказать о том, что творится в видимом мире сейчас!

– А ты разве не знаешь?

– Я умер очень давно, – грустно сказал Жак. – Это случилось во Франции, мне тогда было почти семьдесят два года.

Он нахмурился, словно от тяжелых воспоминаний, и глубоко вздохнул.

– Но ты такой молодой, – удивилась Оля.

Жак оживился.

– О, мы здесь можем принимать любой облик, какой имели на земле. Человек ведь постоянно меняется от рождения до самой смерти, а кому захочется носить дряхлую оболочку? Поэтому все мои друзья и красивы и молоды!

– Твои друзья? – удивилась Оля. – Но как вы оказались здесь?

Она повела рукой вокруг себя.

– Ты хочешь узнать, почему мы не попали в рай?

Девочка кивнула.

– Просто на земле мы любили повеселиться и приятно провести время! В рай ведь попадают только набожные люди. Они ещё в теле постоянно прославляют Бога, а после смерти получают возможность Его видеть. А мы – обыкновенные весёлые грешники, но Бог многомилостив и не может допустить, чтобы мы мучались в аду, как какие-нибудь насильники или убийцы. В этом и заключается Божья справедливость, чтобы каждый после смерти получал то, что заслуживает. Святыми быть людям очень трудно!

– Но этот мир когда-нибудь закончится, – неуверенно сказала Оля. – И вы, значит, тоже?

– Ну и что, – беспечно ответил Жак. – Это случится ещё нескоро. А пока мы по-прежнему веселимся и живём в своё удовольствие!

 – Честно говоря, я думала, что после смерти люди попадают либо в ад, либо к Богу. И Маленький Леший мне говорил то же самое.

– Какая ерунда!.. Впрочем, это верно, но лишь отчасти, и касается только святых и злодеев, а что ты прикажешь делать с простыми людьми, которые хоть и грешники, но не настолько, чтобы мучиться вместе с насильниками?.. А кто, кстати, этот Маленький Леший?

– Мой друг. Он дух природы, точнее леса, – вздохнув, ответила Оля. – Это из-за него я здесь.

– Что может знать лесной дух о людях? – презрительно спросил Жак. – И вообще, зачем он тебе нужен? Духов природы миллиарды, выбери себе другого духа!

– Ну и пускай миллиарды, – хмурясь, сказала Оля, – а друг у меня один, и я его буду выручать!

Жак весело засмеялся.

– Да разве я возражаю? Конечно, выручай, если хочешь! А где он, этот леший?

– В темнице дракона Оркуса. И я иду к Тому, Кто попрал ад, чтобы Он его освободил.

– Как это благородно! – воскликнул Жак, но в голосе его Оле почудилась насмешка. – Друзей непременно надо выручать! Но только загляни сначала в наш замок: мои друзья ни разу не видели здесь живого человека, ты их сильно обрадуешь! Очень тебя прошу! Может быть, кто-нибудь из них укажет тебе дорогу к Тому, Кто попрал ад?

Жак протянул руку в сторону, откуда шла Оля, и она с удивлением увидела вдруг полоску синего неба на горизонте. Под ней ясно белели крыши зданий, точно паруса, вздымавшиеся среди тёмно-зелёных волн деревьев.

– Идём скорее! – с этими словами Жак повлёк её к заманчивому пейзажу. Вначале она слабо сопротивлялась, понимая, что не должна сходить с намеченного пути, но унылое побережье так безнадёжно проигрывало по сравнению с открывшейся перед ней картиной, что она уступила и позволила Жаку вести себя. Вскоре они вошли в город, поразивший девочку неестественно яркими красками. Небо без солнца было таким пронзительно-голубым, каким не бывает даже в самую ясную погоду. Дома, деревья и люди, гулявшие по идеально чистым улицам, не отбрасывали теней. Жары не ощущалось, хотя царило полное безветрие, деревья стояли, словно макеты. Птиц, насекомых, уличного гула не было слышно. Несмотря на оживлённые лица людей, Оля утвердилась во мнении, что город мёртвый. Ей стало не по себе.

«Поскорей бы мне отсюда выбраться!» – тоскливо подумала она, а Жак подвел её к белокаменному, как и все здесь строения, замку. Они минули невысокие стены с башенками и очутились перед прекрасным трёхэтажным зданием с колоннами, балкончиками и просторной террасой, на которую с двух сторон вели широкие белые ступени. А между ними прямо на траве стояла чёрная статуя мужчины в натуральный рост, отчего казалось, что он живой и только о чём-то глубоко задумался. Подойдя, Оля разглядела венок на его голове и книгу, которую он прижимал к груди крепко и бережно, точно ребёнка.

– Идём!

Жак хотел провести девочку на террасу, но она заупрямилась, не в силах оторвать взгляда от странных, в небо направленных глаз мужчины, и от улыбки, болезненно скривившей его губы.

– Кто это? – спросила она, содрогаясь от неприятного выражения лица скульптуры.

– Чёрный мессия, – почему-то подмигнув, ответил ей Жак.

– Он тоже был человеком?

– Да, – Жак с нехорошей усмешкой посмотрел на статую.

– А почему у него такое лицо?

– Он спятил, – Жак засмеялся. – Ад свел его с ума, и он вообразил себя новым мессией, представляешь? Видишь терновый венок у него на голове? Это издёвка! Он думал быть сверхчеловеком и спятил!

– А что за книгу он держит?

– Теория зла. Это всё, что он успел написать.

– Он верил в Бога?

– Еще чего! Ни в Бога, ни в дьявола он не верил, иначе бы ему не удалось создать такую значительную теорию!

– Мне его жалко, – шепнула Оля. – Должно быть, он сильно страдал!

Жак странно взглянул на неё матово-чёрными глазами, но снова засмеялся и, мягко взяв девочку под локоть, возвёл на террасу. По пути прямо на ступенях оказались ещё чёрные скульптуры, все с задранными к небу окаменелыми лицами, и только одна из них, самая последняя, изображала человека, спрятавшего лицо в ладони.

– А это кто? – спросила, приостановившись, Оля. – Почему он не смотрит вверх, как остальные?

– Ему стыдно, – усмехнулся Жак. – Остальные – великие гордецы, возлюбившие свои души больше всего на свете, а этот, в отличие от них, себя не любил, а любил людей и хотел для них сделать рай на земле, но без Бога. Люди поверили ему, и очень многие погубили свои души. Искренние невежды! Они – находка для ада!

– Но разве бывают люди, которые знают, что служат аду? – удивилась Оля.

– Конечно! – тихо воскликнул Жак. – Их много, и родился уже человек, который принесёт на землю огонь из ада! Но это пока тайна!

 Оля с сомнением посмотрела на Жака: что-то уж больно много он знал для простого, весёлого духа, каким представился! Да и как может он знать о том, кто родился на земле сейчас, если сам давно умер?

 Внезапно золочёные двери здания распахнулись, и на террасу высыпали юноши и девушки, такие нарядные и так их было много, что Оля растерялась. Они шумно приветствовали девочку.

– Какая хорошенькая! – восклицали про Олю девушки. – И почему ты умерла такой молодой?

– Внимание! – сказал Жак, поднимая руку. – Сейчас я вас удивлю! Это не просто дух, но дух в теле, она – живая!

– Ура! – грянул громкий и дружный хор. Все стали радоваться, обнимать и тормошить Олю. От ароматов духов, пудры, шелеста платьев, сверкающих глаз и улыбок у девочки кругом шла голова.

– Давайте устроим в её честь бал! – закричала золотоволосая и зеленоглазая девушка в изумрудном отороченном чёрным кружевом платье. У основания её тонкой шеи отливали перламутром три нитки чёрного жемчуга, крупные чёрные жемчужины красовались и на маленьких ушах. Заметив, что Оля не сводит с неё восхищённых глаз, девушка улыбнулась и предложила той переодеться к балу. Оля машинально кивнула, и девушка повела её в замок, а там – по полированным мраморным ступеням на третий этаж. Поднимаясь, девочка любовалась узорными перилами и люстрами с множеством горящих свечей. Внутри стены и колонны замка были матово-чёрные, обильно инкрустированные позолотой. В воздухе курился тончайший аромат благовоний, от которых у девочки кружилась голова, и всё здесь казалось ей прекрасным, а особенно девушка, золотые кудри и чёрный жемчуг которой отлично гармонировали с внутренней отделкой замка. Зеленоглазая красавица на ходу сообщила девочке, что её имя Хризантена и что все духи, бывшие на террасе, живут в замке, и у каждого из них есть своя комната. Все они очень любят развлекаться, петь, танцевать и часто устраивают праздники.

– Мы сами выбрали себе такую жизнь, – щебетала, поднимаясь, Хризантена. – Может быть, это и надоест когда-нибудь, но пока нам такая жизнь нравится. Ты и сама увидишь, как это весело!

 Кудри её растрепались и спадали на плечи, обрамляя раскрасневшееся от подъёма лицо, и Оля подумала, что если б она была мальчиком, то непременно бы в неё влюбилась! Она попробовала робко возразить, что ей нужно торопиться к Тому, Кто попрал ад, но Хризантена её не слушала.

– Ты не можешь отказать нам в маленьком бале! – капризно оттопырив нижнюю губу, сказала она и подвела девочку к голубой с золотой инкрустацией двери, за которой оказалась роскошно убранная мягкими коврами и гнутой, в завитушках мебелью комната. Это был третий и последний этаж. С маленького узорчатого балкончика открывался замечательный вид на далёкий лес и большое овальное озеро, примыкающее к замку с обратной стороны. Озеро окружал живописный парк с ухоженными деревьями и посыпанными песком дорожками, гулять по которым, наверное, было очень приятно.

– Поживи у нас немного, – предложила Хризантена девочке, – хотя бы несколько дней, тебе здесь обязательно понравится!

Оля задумалась. Впереди у неё ещё целых сто дней, отпущенных на спасение друга, так почему бы ей ни пожить несколько из них в своё удовольствие? Она доставит радость своим присутствием этим бедным духам, оторванным от всего земного, которые к тому же не попали в Мир Вечной Жизни. И Маленький Леший говорил, что любить других людей нужно больше, чем себя. Или это относится только к людям, а не духам? Она совершенно запуталась. А может, так на неё подействовал аромат благоуханий?..

Хризантена между тем раскрыла дверцы шкафчика, сделанного из розового дерева, и указала Оле на висевшие в нём платья.

– Можешь выбрать любое!.. Хочешь, помогу переодеться?

Но девочка смущённо покачала головой.

– Тогда я подожду тебя за дверью!

Оставшись одна, Оля вынула из шкафа несколько бальных платьев и разложила их по комнате. Они были великолепны! Девочка вспомнила сокровища гномов и устыдилась. Как глупо тогда она себя вела!.. А сейчас разве лучше, если собирается танцевать с духами, пока друг её томится в драконовой темнице и даже не догадывается о том, что она отправилась его выручать! Оля горько пожалела о том, что согласилась на приглашение Жака и пришла сюда. Она собрала платья и спрятала их обратно в шкаф. Всё в ней дрожало от возбуждения, вызванного воспоминаниями, и от осознания необходимости действовать, выручать Маленького Лешего. Она вынула из своего лукошка русалочье платье: вот это будет подходящий наряд для бала, и в нём она сможет идти дальше! Девочка быстро переоделась, потом отстегнула с запястья электронные часики и спрятала в лукошко вместе с сапожками и одеждой. Она была готова к выходу, не хватало только туфель. Оля снова вспомнила пещеры гномов и усмехнулась. Из массы бальных туфель, хранившихся в шкафу под платьями, она выбрала серебристые туфельки с хрустальной розочкой, усыпанные, словно росой, капельками хрусталя. Вспомнила сказку о Золушке и, сравнивая себя с ней, порадовалась. Вот только принц её, а вернее властелин лесных духов, не ждёт на балу свою Золушку...

– Откуда это? – удивилась Хризантена, разглядывая платье девочки, когда та вышла из комнаты. Оле не хотелось рассказывать о чудесном свойстве платья превращаться в воде в рыбий хвост, поэтому она сказала только, что взяла платье из своего мира на всякий случай. Хризантена повела девочку в огромный зал на первом этаже, где их уже ждали разряженные духи, живущие в замке и приглашённые. Оля смутилась от всеобщего внимания и рукоплесканий, которыми встретили её появление.

На круглых катающихся столиках по залу развозили бокалы с вином, фрукты и сладости. Оля была сладкоежка, и внимание её сразу привлекли шоколадные конфеты и разноцветное мороженое, соблазнительно дымящееся в запотевших хрустальных чашечках.

«Странно, ведь духи не едят!» – подумала она, наблюдая, как аппетитно поглощают лакомства юноши и девушки.

– В нас живут воспоминания о вкусной пище, которую мы любили, находясь в теле, – объяснила Хризантена, угадав её недоумение. – Тебе тоже необязательно есть, но разве ты не хочешь насладиться вкусом вот хотя бы этого винограда?

Хризантена оторвала от виноградной кисти ягоду и подала Оле.

– Ты можешь есть сколько угодно, пока не надоест, и без всякого для себя вреда. Угощайся!

Оля подумала, что и пользы от еды она не получит никакой и что всё это, наверное, лишнее, но виноградина выглядела так соблазнительно: крупная, плотная, зелёная, полупрозрачная, с малюсенькими в сладком соке косточками, что девочка не выдержала и сунула её в рот. Вкус изумительный! И Оля с удовольствием принялась за виноград, не уступая жующим духам, и ела до тех пор, пока на столике остались только голые, похожие на скелеты веточки.

– Приятного аппетита! – раздался за спиной голос так неожиданно, что девочка едва не подавилась последними виноградинами. Обернувшись, она увидала Жака в светло-коричневом с искоркой костюме старинного покроя, с объёмными рукавами и плотно обтягивающими ноги панталонами. Та же бриллиантовая брошь сверкала теперь уже на кремовой, из тончайшего шёлка сорочке. И – ах эти туфли с пряжками!..

– Твоё платье – прелесть! – сказал он Оле и взял её за руку. – Я хочу танцевать только с тобой.

Тотчас грянула музыка, воздушная и кокетливая. Ноги сами просились в пляс, но Оля застенчиво улыбнулась.

– Я не умею по-вашему.

– Это ничего, – ободрил Жак. – Ты скоро научишься.

Действительно, девочка быстро усвоила движения разных вальсов, кадрилей, мазурок и уже не уступала в танцах местным дамам. Но они ей не завидовали, а, напротив, радовались её успехам, хлопая в ладоши и поощряя восклицаниями. Жак был великолепным кавалером. Чёрные глаза его горели дерзко и весело, а угольные, с ровной над бровями чёлкой волосы резко оттеняли смуглую кожу с лёгким алеющим румянцем.

«Даже жутко, какой он!» – подумала Оля, но внешность Жака её почему-то не пленяла, а даже наоборот – отталкивала. Это было смутное чувство, объяснить которое она не могла, но, несмотря на расположение к ней Жака, держалась настороже.

Она перетанцевала со всеми подряд юношами и ни капельки не устала, потому что не ощущала своего тела, и подумала, что весьма неплохо существовать только духом без телесной оболочки, которая диктует духу свои условия. Но, наконец, танцы девочке надоели. Она чувствовала, что прошло много времени, и решила продолжить свой путь. Но только собралась об этом сказать, как Жак громко предложил всем спуститься к озеру – кататься на лодках. Оля пыталась возражать, мол, ей пора уходить, но громогласная, ликующая толпа подхватила её, и девочка сбежала по мраморным чёрным ступеням вместе со всеми и вышла с обратной стороны замка к спокойному ярко-синему озеру. На зеленоватой вблизи воде покачивались лёгкие разноцветные лодочки, вызолоченные внутри и с золочёными вёслами. Нарядные юноши смело спрыгивали в лодки и принимали на руки повизгивающих от страха и восторга тоненьких девушек.

– Прыгай! – сказал Жак, и девочка ступила в лодку, опершись на его плечи. Глаза Жака по-особенному блеснули, когда лица их сблизились, и он коснулся губами щеки девочки. Оля нахмурилась и оттолкнула его, отчего лодка закачалась, и они едва не свалились в воду.

– Ты что? – удивился Жак.

– Ничего, – ответила Оля. – Ещё раз попробуешь – получишь!

Жак засмеялся.

– Какая ты ещё маленькая! – с сожалением сказал он.

Оля в лодке сидела молча и хмурилась. Эта затея с катанием по озеру ей совсем не нравилась. И вообще во всём здешнем развлечении было что-то такое, отчего оно представлялось скверным, да и сама себе девочка тоже не нравилась. Она снова подумала, что пора уходить.

– Думаешь о своём друге? – спросил Жак, неторопливо выгребая на средину озера. Лодки рассеялись по водной глади, с них доносились радостные голоса и смех.

– Правильно, – после минутной паузы продолжил Жак, – друзьям надо помогать. Для настоящего друга ничего не бывает жалко!

– Почему здесь всё время день? – тоже помолчав, спросила Оля. – Когда наступит ночь?

– День здесь может быть сколько мы захотим, – ответил Жак. – Разве тебе нужна ночь?

– Но мне сказали, что каждый день, проведённый Маленьким Лешим в подземелье Оркуса, будет равен году на земле. А день всё никак не заканчивается!

– Тем лучше! Значит, ты можешь гостить у нас, сколько захочешь, а мы будем растягивать этот день, пока не надоест.

«Действительно, – лениво подумала Оля, убаюканная мерным покачиванием лодки, – зачем торопиться, если время здесь подвластно духам?»

Сквозь полузакрытые веки она любовалась картинно раскинувшимися по краю озера берегами с яркой парковой зеленью и, опустив руку за борт, мочила пальцы в тёплой воде. На фоне зелени Жак смотрелся особенно живописно в своём светло-коричневом костюме. Этот цвет очень шёл к его смуглому лицу, чёрным глазам и волосам, и Оля сказала ему об этом, на что Жак довольно улыбнулся и заметил, что, и она отлично выглядит в своём серебряном платье на фоне озера. Ей стало приятно от этих слов, а особенно от мягкого бархатного голоса Жака, но мысль о Маленьком Лешем больно уколола: уж он бы точно не катался на лодке с другой девочкой, зная, что она в опасности!.. Оля отвернулась и, перегнувшись через край лодки, стала смотреть в воду.

«И почему во мне нет силы, чтобы уйти отсюда?» – тоскливо спросила себя она.

В прозрачной, как зелёное стекло, воде кружились необыкновенные рыбки: с двумя, тремя, а то и шестью разноцветными хвостами, расположенными один над другим наподобие юбочек у старинной модницы. Оля подумала, что рядом с этими отжившими свой век на земле духами она потеряла само понимание моды, и про себя решила, что его попросту не существует, а есть только красота, модная во всякое время, а что некрасиво – недолговечно. Мысль эта промелькнула быстро и уступила место новым впечатлениям. Чем больше девочка всматривалась в глубину озера, тем более странные вещи она там наблюдала. Толща воды раздвигалась перед глазами, открывая странную картину. Резвые рыбки пропали из виду, а взамен появился дворец, увитый водорослями, точно плющом. Возле него стояли сооружения из камней и раковин, искусно обложенные жемчугом и цветными кораллами. Форма сооружений была неопределённой, а чувство, вызываемое их созерцанием – пленительным.

«Красиво, но непонятно», – подумала Оля и сразу обо всём забыла, потому что из подводного дворца веселой гурьбой выпорхнули русалки и стали резво носиться друг за дружкой. Движения их гибких тел были плавны и стремительны, длинные зелёные волосы развевались за ними, словно хвосты комет. Девочка насчитала одиннадцать русалок и подивилась, как умещаются они и подводный дворец в небольшом с виду озере. Ей захотелось поплавать с русалками, тем более что платье её превращалось в рыбий хвост, стоило произнести заклинание. Она покосилась на Жака: он о чём-то задумался, медленно перебирая вёслами. Девочке вдруг захотелось прыгнуть в озеро и скрыться в его глубине. То-то Жак удивится! Она напряглась, чтобы перевалиться за борт лодки, и приоткрыла рот для заклинания, как вдруг заметила что-то красное, мелькающее в круглом дворцовом окошке. Огонь в воде? Это было невероятно. Девочка всмотрелась в маленькое зарешечённое окно. Толща воды расступилась, и к своему величайшему удивлению за прутьями решётки она увидела Младшую Русалку! Та сжимала в руке красную веточку коралла и махала ею так неистово, что привлекла к себе Олино внимание. Заметив, что девочка на неё смотрит, Младшая Русалка отбросила веточку и припала лицом к решётке. Ярко-синие глаза её светились тревогой, личико снежно белело, а пальцы судорожно сжимали оконные прутья. Русалка быстро шевелила губами, но девочка слов не слышала. Она что есть силы напряглась, вслушиваясь, и наконец до неё стал доноситься голос русалки. Он становился всё громче.

– ...помочь ему. Мы, духи, – рабы Великой Змеи. Только ты одна можешь спасти его! Всё обман! Они договорились погубить тебя – Великая Змея и Уриан. Умоляю тебя, уходи! Иди к Тому, Кто попрал ад, не останавливайся! Ты – человек и находишься под защитой Бога. Пока ты идёшь к Нему, Уриан и Великая Змея ничего не смогут тебе сделать. Спаси Маленького Лешего! Он очень страдает, думая, что ты скоро умрёшь, и вы никогда не встретитесь. Это ради тебя он...

Но в этот момент бурая перепончатая лапа грубо схватила русалку за лицо и, зажав рот, оттащила прочь. Затем в окошке показалась безобразная морда Водяного, и Оля в страхе отшатнулась.

– Что с тобой? – встревожился Жак. – Ты побледнела!

– Ничего, – стараясь казаться спокойной, ответила Оля, но сердце её часто билось. С его ударами, казалось, с неё сползала какая-то пелена. Желание действовать охватило её, она решила ни на что не отвлекаться, пока не достигнет своей цели: найдёт Того, Кто попрал ад, и попросит Его за Маленького Лешего! Чувства вины и раскаяния охватили Олю, и она велела Жаку возвращаться. Он внимательно посмотрел на неё и стал выгребать к берегу. Другие лодки тоже причаливали. Ловкие юноши выпрыгивали на пирс и лихо закрепляли лодки на кнехтах золочёными цепями. Жак выглядел грустно-серьёзным. Он помог девочке выбраться на пирс, и она объявила, что немедленно отправляется к Тому, Кто попрал ад.

– Мы не станем задерживать тебя, раз ты так решила, – сказала за всех Хризантена. – Но разве ты откажешь нам в последнем вечере? Ведь ты уходишь совсем, и больше мы тебя не увидим.

– Нет, – возразила Оля. – Я пойду сейчас!

Духи шумно запротестовали и стали уговаривать девочку остаться на прощальную вечеринку. Она отнекивалась, но неожиданно заговорил Жак:

– Мы можем растягивать этот день до бесконечности. Не прошли и сутки, как ты в мире духов, и у тебя впереди много времени. Это жестоко с твоей стороны отказывать нам в удовольствии проститься с тобой. Я очень прошу: побудь здесь ещё немного! Я никогда тебя больше не увижу, ведь ты уйдёшь в Мир Вечной Жизни, а я навеки останусь в мире смерти!

Он посмотрел на девочку с такой глубокой печалью, что она невольно кивнула, хотя знала, что не стоит ей этого делать.

– Только обещай мне, что прощание не будет долгим! – потребовала она.

– Обещаем! Обещаем! – раздались восторженные крики духов, смех и хлопанье ладош. – Ты будешь у нас королевой!.. Корону королеве!

Из замка принесли усыпанную разноцветными камнями корону и торжественно водрузили на Олю. Сопровождаемая духами она вошла в замок и поднялась по лестнице на третий этаж к голубым дверям «своей» комнаты.

– Я хочу отдохнуть! – решительно, по-королевски сказала она и, войдя в комнату, захлопнула дверь перед изумлёнными духами. Оставшись одна, девочка скинула корону на пол и упала лицом вниз на пузатенький диванчик. Обняла руками диванную подушку и расплакалась. Еле сдерживаемое волнение от встречи с Младшей Русалкой вылилось наружу, девочка плакала так отчаянно, что подушка скоро промокла.

– Господи, что со мной происходит? – всхлипывая, спрашивала она. – Почему у меня нет сил, чтобы уйти отсюда? Я не побоялась выпить яд, который, правда, оказался соком, чтобы помочь Маленькому Лешему, так почему же теперь я не могу настоять на своём решении? Господи, помоги мне, пожалуйста!

Внезапно Оля почувствовала, что с подушкой что-то происходит: она словно начала таять! В страхе девочка соскочила с дивана. С удивлением глядела она на жухнувшую и расползавшуюся на глазах подушку. За считанные секунды от неё осталась лишь горстка трухи. Оля потёрла ладонью лоб и осмотрелась. Прямо на глазах комната начала вдруг стариться: стены запаутинились трещинами, обивка на мебели истлела, зеркала с треском полопались и осыпались, а пол прогнил и стал проваливаться. Оля почувствовала, как проваливается вместе с ним, и вскрикнула. Видение сразу исчезло, она по-прежнему стояла в той же комнате, только вместо подушки на диване съёжилась отвратительная горстка трухи. Девочка схватила своё лукошко и вынула из него электронные часики. Они показывали двадцать три часа пятнадцать минут.

– Какое сегодня число? – наморщив лоб, прошептала девочка и нажала кнопку сбоку пластмассового корпуса. На часах появилась дата: десятое ноября. – Как десятое?.. Я же ушла седьмого!.. Выходит, я здесь уже трое суток! А на земле прошло три года!!! Они обманули меня! Так вот о чём предупреждала меня Младшая Русалка!

Оля стала быстро застёгивать ремешок часиков на запястье, но пальцы не слушались и дрожали. Едва она справилась с часами, как входная дверь распахнулась, в комнату влетела Хризантена, а за ней многочисленные духи и Жак.

– Что ты так долго? – нетерпеливо воскликнула Хризантена. – Идём скорее! Все собрались и ждут только тебя!

Оля беспомощно оглядела пёструю толпу, словно ища поддержки, взгляд её упёрся в чёрные глаза Жака. Он стоял посреди разодетых духов и пристально смотрел на неё. Девочку охватил ужас: взгляд Жака, казалось, просверливал её насквозь, он был абсолютно без блеска, но тем не менее обжигал, точно огонь. В тот же миг девочку озарило новое видение. Бывшие в комнате духи стали вдруг дряхлеть и сморщиваться, превращаться в мертвецов и разлагаться. С них кусками отваливалась плоть, оголялись сначала желтоватые, затем побелевшие кости и безобразные черепа. А над ними зависло страшное существо с огненными, злыми глазами. Оля в ужасе закричала и закрыла лицо ладонями.

– Что с тобой? – услыхала она встревоженный голос Хризантены и посмотрела на неё сквозь пальцы: та склонилась над ней, юная и цветущая, обмахивая девочку веером из перьев.

– Ты прямо позеленела вся! Идём вниз, там тебе будет лучше!

– Нет! – Оля оттолкнула её руку с веером. – Я ухожу! Ухожу немедленно! Пропустите меня!

Она хотела выбежать, но духи заслонили проход и хором уговаривали её остаться.

– Ах, так! – рассердилась Оля и выбежала на балкончик, закрыв за собой стеклянную дверцу. Духи сгрудились за ней, умоляя вернуться, но она бесстрашно перепрыгнула через перила и полетела в озеро.

– Платье, стань рыбой! – на лету выкрикнула она и уже русалкой ушла в воду.

Вынырнув, она с удивлением обнаружила на месте белокаменного замка груду развалин, над которыми с криками проносились чёрные птицы. Небо было серым, как в тот день, когда она впервые вступила в мир духов, а вода в озере стала холодной и мутной. Девочке быстрее захотелось выбраться на берег. Она нырнула в глубину и быстро-быстро поплыла, помогая себе русалочьим хвостом и руками. В новом обличье девочка чувствовала себя превосходно. Дышалось под водой так же легко, как на суше, и странно было смотреть на словно бы сросшиеся ноги, обтянутые чешуйчатой кожей и увенчанные внизу двумя аккуратными плавниками. Ей захотелось поплавать русалкой подольше, но она решила нигде не задерживаться, пока не отыщет Того, Кто попрал ад, а потому изо всех сил поплыла к берегу, скоро достигла его и выбралась из воды, произнеся обратное заклинание.

Оля пошла в сторону, противоположную бывшему замку, и скоро очутилась в том самом месте, куда попала, перешагнув хрустальную границу владений Ирбиса. Она с горечью отметила про себя, что прошло целых три с половиной дня, а она находится всё там же. Торчащие из зачехлённых орудий стволы усиливали тоскливый вид серого морского побережья. Девочке очень хотелось кого-нибудь встретить, но вокруг не было ни души.

«Буду идти, пока хватит сил!» – решила Оля, как вдруг услыхала голос, окликавший её по имени, и обернулась. Это был Жак, бежавший к ней по мельчайшему песку. Свои чёрные с огромными пряжками туфли он нёс в руках, погружаясь в песок ногами в белых чулках. Песчаное облако сопровождало его фигуру, оседая на чёрном бархате костюма и кружевной сорочке. Одет он был, как при первой их встрече.

– Что тебе нужно? – хмуро спросила Оля, когда Жак подбежал к ней и обулся. Не отвечая, он тщательно стряхнул пыль с одежды и расправил на груди растрепавшееся кружевное жабо. Потом пригладил волосы и виновато улыбнулся.

– Не сердись, – попросил он. – Возьми меня с собой. Ты не знаешь здесь ничего. Я буду тебе помогать.

– Ты мне уже помог, – усмехнулась Оля. – Иди-ка лучше своей дорогой, нам не по пути!

– Умоляю, не прогоняй меня! – жалобно сказал Жак. – Я расскажу тебе всё, только выслушай. Я выполнял чужую волю. Это Уриан велел мне задержать тебя, но клянусь, что я не хочу больше служить ему! Возьми меня с собой, ты не пожалеешь. Ты добрая девочка. Я понял это по тому, как ты стремишься выручить своего друга. Ты попросишь Того, Кто попрал ад, обо мне, и Он смилуется надо мной. Я не хочу больше быть злым! Я хочу научиться любить, как любит Он, как любишь ты. Не оставляй меня!

Оля заколебалась.

– Скажи, только честно, кто ты такой? – глядя ему в глаза, спросила она.

– Я уже говорил: дух Жака.

– Вот ты опять врёшь! – рассердилась Оля. – Как можно верить тебе, если ты всё время обманываешь? Между прочим, я видела вместо замка – развалины, вместо духов – скелеты, а вместо тебя – чёрное страшилище с жуткими глазами!

Жак, показалось ей, растерялся, но сразу оправился и сказал:

– Я хочу стать другим, это правда, поверь мне! Но вдруг измениться невозможно. Человек меняется медленно, а духу это ещё труднее. Если я и лгу иногда, то это по привычке, потому что в аду нет разницы между правдой и ложью. Правде мне ещё надо научиться, ты ведь поможешь мне, верно?

Оля машинально кивнула.

– Я действительно не дух Жака, – потупившись, признался он, – хоть имею его облик. Я демон, злейший дух ада, и адское имя моё – Гюбар. Теперь ты знаешь всё. Я отдаю себя в твои руки, и буду служить тебе до тех пор, пока мы не придём к Тому, Кто попрал ад, и тогда ты перед Ним замолвишь за меня слово!

 – Теперь я тебе верю, – подумав, сказала Оля, – но только не вздумай меня обманывать!.. Я буду называть тебя по-прежнему Жаком.

Жак-Гюбар согласился, и они отправились дальше вместе.

 

 

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru