новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал

 

© Лара Лонд

 

 

Христианская художественная литература: что это такое?

 

Христианская художественная литература — термин, на мой взгляд, не слишком удачный, что-то сродни соцреализму: не просто вот реализм, а социалистический. Идейно окрашенный. Написанный, считай, по заказу, для пропаганды. Очень не хотелось бы, чтобы подобное мнение сложилось о христианской художественной литературе, хотя, без сомнения, произведения такого рода в ней существуют, и обвинений в идейной окрашенности авторам-христианам не избежать. Однако, термин этот уже устоялся, как в России, так и на Западе (Christian fiction). За неимением лучшего, воспользуемся им и мы, и попробуем определить, что же это такое.

Обобщенно, христианская художественная литература — это художественные произведения, написанные христианами и, главным образом, для христианской аудитории. В идеале, я думаю, каждый автор хотел бы, чтобы его читали как христиане, так и неверующие, но для этого нужно достичь определенного уровня писательского мастерства, и даже при этом, как показывает практика, перешагнуть черту удается очень немногим. В Америке, например, существует четкая граница между так называемым Си-Би-Эй (рынком христианской литературы) и Эй-Би-Эй (рынком литературы обычной, мирской). Каждая сторона имеет свои издательства и агентства, работает со своими авторами, проводит свои конференции, семинары и т.п. Писатель, задумавший сесть на два стула и написать нечто универсальное, что подошло бы и тем, и этим, рискует остаться не у дел: обычные издательства не хотят «религиозной добавки», а христианским, наоборот, нужен сильный духовный контекст. Российское христианское книгоиздание, я думаю, будет развиваться по такому же принципу, и авторам не нужно бояться этого раздела. Главное — писать хорошо, а хорошая книга найдет своего читателя.

Если с писательско-издательской точки зрения найти определение христианской художест­венной литературы достаточно несложно, то вот с читательской... Тут сколько людей, столько и мнений, и чего только не услышишь порой! Раз не про веру и Бога прямо с первой страницы, значит нехристианская книжка. Художественная — значит, выдумки, сказки, зачем их читать-то? Главный герой бизнесмен, в конце не уверовал, чего ж тут христианского?

Попробуем разобраться. Что делает произведение «христианским»? Сюжет? Персонажи? Многие почему-то считают, что автор-христианин должен писать только о церкви и верующих, главной темой произведения должны быть путь к вере, духовная борьба, прозрение и обращение. Можно писать и об этом, спору нет, и некоторые авторы могут быть особенно одарены именно в этой области. Фрэнк Перетти, например, практически полностью построил свою повесть «Тьма века сего» на теме духовной войны, главным героем сделал пастора. Книга получилась, стала популярна до такой степени, что некоторые даже обвиняют Перетти в том, что он чуть ли не подменил своими выдумками Библию, т.к. многие верующие читатели воспринимают эту его повесть как руководство к действию. (Замечу в скобках, что подобное обвинение по меньшей мере странно: если среди читателей нашлись люди, не знающие разницы между литературой художественной и учебной, чем автор-то виноват?)

Итак, христианская художественная литература может, конечно же, обращаться к темам церковной жизни и веры, но отнюдь ими не ограничивается. Не надо пугаться, если вы раскрыли книгу, приобретенную в магазине христианской литературы, и вместо Васи-христианина, лидера домашней группы, увидели там в качестве героини продавщицу с рынка. Подождите кричать, что «нехристианское», давайте не будем фарисеями. Дочитайте. Загляните вместе с автором в душу этой продавщицы, посмотрите, что он такое хотел вам показать. Вы ведь тоже не родились верующим, тоже жили в миру. Может, и отзовется что. И, может быть, такую книгу и неверующему соседу не стыдно будет дать почитать.

Еще одно распространенное заблуждение: раз книжка христианская, значит, туда должна быть упакована вся евангельская весть, так или иначе, от начала и до конца. Совсем не обязательно. Христос, когда рассказывал притчи, чаще всего иллюстрировал ими один какой-то момент, одну мысль. Притча о сеятеле говорит нам о том, как приживается (или не приживается) Слово; притча о потерянной монете показывает, насколько ценна для Бога каждая душа; притча о зарытых талантах предупреждает не лениться, толково распоряжаться дарами Божиими. Точно так же и автор-христианин вполне может выбрать себе одну какую-то тему — прощение, жадность, смирение, самопожертвование, эгоизм, гордость — и посвятить этой теме произведение. Не следует утверждать, что книга «нехристианская» лишь потому, что вы не увидели там темы спасения, искупления и ясного указания на Христа. Возможно, автор хотел поговорить о другом.

Так что же, возвращаясь к уже поставленному выше вопросу, делает произведение «христиан­ским»? Я бы ответила так: мировоззрение автора. Это не означает, конечно же, что если человек называет себя христианином, то все его книги автоматически христианские, чего бы он ни написал. Христианское мировоззрение автора должно отражаться в его произведениях, и, если автор действительно настоящий, серьезный христианин, книга его будет нести соответствующее духовное содержание. Будь это фантастическая повесть, детектив, или даже, представьте себе, роман о любви, христианская книга не станет оправдывать грех, не будет защищать общепринятые нормы морали, если нормы эти не соответствуют библейским. Даже если герой оправдал свой грех для себя, успокоил свою совесть, вы увидите, что автор с ним не согласен. Хороший автор, развивший свое мастерство, покажет это изящно и тонко; не вполне развивший рубанет напрямую, выведет в конце недвусмысленную «мораль» — но не оставит читателя думать и гадать, на чьей же он стороне, чьи утверждает ценности: христианские или мирские. Во всяком случае, так должно быть. На Западе, где пятнадцать — двадцать лет назад тоже еще не существовало христианской художественной литературы как таковой, читатели достаточно быстро устали от шаблонов, сюжетной и жанровой ограниченности, а писатели научились нести Слово без проповедничества, вести честный, вдумчивый разговор, и достигли серьезного профессионального уровня, ничуть не уступающего литературе мирской, светской. Так же, я надеюсь, будет и в России, когда пробьются пишущие на русском языке авторы, разовьется читательский вкус, и зародыш российского христианского книгоиздания начнет, наконец, подавать признаки жизни. Но это уже тема для отдельной статьи.

 

 

© Л. Лонд

октябрь 2004

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru