новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
Новый литературный проектновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писателиновый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели
новый литературный христианский проект сказочник литература книги повести рассказы стихи сценки таланты молодые писатели


О проекте  skazochniki.ru и  его авторах
Наши произведения
Поизведения наших друзей Как с нами связаться и стать  участником проекта
Книга Жалоб и Предложений снова работает! Форум
Живой Журнал


 

 

© Богдан Мычка 

 

 

За два часа до смерти

 

"Скалолаз в Гималаях или охотник на тигров в Индии?" — Джон переводил взгляд с одной оптической дискеты на другую. В правой руке — возможность дышать острым горным воздухом на самой верхушке мира, куда забирались лишь самые смелые, и ощущать прилив адреналина из-за самого пребывания в таких экстремальных условиях. В левой — долгие ночи слежки, засад и постоянная опасность, нагнетаемая могучим хищником, но затем — вкус победы и полосатый голографический ковер с навеки застывшим оскалом. Долго думать не приходилось — время, отведенное на ожидание интервью, подходило к концу. "Скалы или тигры?" — почти вслух спросил себя Джон, заранее зная ответ. — "И скалы, и тигры!"

 

Распечатав очередной одноразовый шприц, Джон быстро ввел иглу в правый висок — боль уже не надоедала, как раньше. Еще две минуты, и освободится сектор мозга, которого хватит на запись обеих виртуальных "персоналий" — и он сможет в любое время стать либо скалолазом, либо охотником, либо любым из 36-и ранее загруженных персоналий — от хирурга до адвоката, от подводника на батискафе в Марианской впадине до солдата-штурмовика в Ираке. Однако он уже никогда не сможет вспомнить свой детский сад и первые два класса школы...

 

Нервным жестом поднеся левое запястье к лицу — вживленные в тело часы показывали без четверти одиннадцать — Джон стал в сотый раз рассматривать переливающееся всеми цветами радуги табло "Таймекса", который ему подарила Линда позавчера, в честь его тридцатилетия. Мысли навязчиво роились. "Кому нужна эта школа с детским садом!" Джон закусил нижнюю губу. Воспоминания о детстве никогда не приводили Джона в восторг. Он был самым маленьким и робким из всех детей в садике, за что и был постоянно подвержен насмешкам, а то и нападениям со стороны ребят постарше. В школе положение вещей только ухудшилось, так как смеялись над ним даже девочки. Ну и пусть — Джону они больше никогда не испортят настроение. Еще минута и...

 

Перед глазами вспыхнул голографический экран — место в мозге освободилось. Джон воткнул "Гималаи" в оптический дисковод, вживленный за правым ухом, подождал секунду, и моргнул глазами по голо-экрану. Экран мигнул зеленым цветом — "ОК" — и стал крутить саморекламу, пока 19.67 терабайтов информации о персоналии Гималайского скалолаза загружались в серую массу мозга. "Интересно, что же это я только что забыл?" — вопрос все еще интересовал Джона, хотя подобную операцию по стиранию памяти он сегодня провел уже почти двадцать раз. Но нечего раздумывать — все равно не вспомнить то, чего нет. Да и спешить надо...

 

Две минуты шесть секунд — реклама сменилась красным восклицательным знаком. Джон выдернул из дисковода "Гималаи" и ткнул "Охоту в Индии" — сразу не попал, сморщился — то ли от боли, то ли от утерянных секунд. Через несколько мгновений уже загружалась "Индия". А руки уже шарили в коробке, стоящей перед ним на никелированном столе — чего здесь только не было! "Чудеса генетики", "Японский самурай", "Мафиози 30-х годов", "Летчик-испытатель", "Кон-Тики: на плоту через океан", "Танцор диско", "Викинги", "Чемпион: Олимпийские Игры 2008", "Космонавты", "Жизнь и фильмы Арнольда Шварценеггера", "Гладиаторы", "Кома", "Всемирные звезды бейсбола"... всех не перечесть! И, главное, — все бесплатно! Да любая из этих персоналий стоила две-три тыщи долларов минимум — а у них их здесь сотни! И как же повезло — привели, посадили, попросили подождать, пока освободится человек, который будет принимать интервью... Мол, пока ждете, можете посмотреть, поиграть, установить, если пожелаете... А кто же откажется от бесплатного-то? Правда, с собой не унести — пропажу оптических дискет сразу заметят. Разве что установить все в мозг — типа, в РАМ — и все дела. Никто не может проверить, что у тебя в голове! Правда, человеческий мозг не рассчитан на такое количество информации, так что приходится "стирать" то, что там уже находится — знания, детские воспоминания, иностранные языки, общую эрудицию, друзей — у кого что есть...

 

Утром у Джона в голове было около двадцати семи лет ненужной информации. Вот уже час с лишним подряд он освобождал место в мозгу, сектор за сектором, устанавливая даровые "персоналии". Не беда, что он больше не вспомнит... что-то. И... кого-то. Не велика потеря. Наверняка интересней будет возможность целый день пользоваться полусотней программ альтернативной действительности.

 

Руки Джона лихорадочно перебирали "персоналии". "Ого, у них даже "Дон-Жуан" есть — это надо загрузить обязательно! Придется, однако, пожертвовать Линдой..."

 

* * *

 

Из-за зеркального стекла на человека с оптической дискетой смотрели двое. Младший то и дело поглядывал на руководство пользователя, которое держал в руках; старший спокойно наблюдал.

 

— Клэй, следи за часами. — Младший нервно взглянул на старшего коллегу, окликнувшего его, затем снова уткнулся в книгу.

 

— Клэй, да вытащи нос из книги и посмотри на приборы! — Старший прикрикнул. — Видишь, показатель сознательной активности мозга приближается к нулю? Значит, скоро конец.

 

В дверь тихонько постучали.

 

— Клэй, открой, это Картер.

 

Картер ввалился в открывшуюся дверь, запыхавшись от подъема по ступенькам с первого этажа — лифт был переполнен.

 

— Ну, как этот? — Картер сегодня был деловой. — Сколько еще ждать?

 

— Как всегда, процесс занимает немногим меньше двух часов. — Старший даже не повернулся, чтобы посмотреть на вошедшего. Они с Картером работали вместе уже много лет. — Смотри, он нашел "Космонавтов"!

 

Улыбка невольно расползлась по лицу Картера — старик был самоуверен донельзя. Клэй же, наоборот, имел вид человека, тщетно старающегося попасть в свою тарелку...

 

— Извините... — Клэй закрыл книгу, вместо закладки вставив указательный палец между страниц. — Почему немногим меньше двух часов?

 

— Этим практикантам сколько не повторяй, все равно доходит долго, как до того любителя "персоналий". — Клэй проследил за жестом наставника, указывающего на печально-потешную картину по ту сторону зеркального окна. Там из-за лихорадочных движений у сидящего за столом человека то и дело из рук падали оптические диски, а сам он то закатывал глаза, то беззвучно ругался обкусанными губами. — Почему? Потому что теоретически за два часа можно загнать в мозг более одного пета-байта цифровых данных, но практически ни один мозг не может выдержать такого количества информации. Посмотри на счетчик байтов!

 

— Девятьсот пятьдесят шесть терабайт... Девятьсот шестьдесят три... Девятьсот семд...

 

— Про себя, Клэй! У нас тоже глаза есть. — Старик взглянул на Картера. — Все еще не веришь? Гляди, час и сорок девять минут, а от мозговой активности осталось полпроцента!

 

Картер молча склонил голову — мол, куда нам, простым смертным, равняться с таким гением — и постарался скрыть улыбку. Старик гордился программой и не пропускал возможности покрасоваться. Однако он имел на это право — более двадцати лет их фирма занимала первое место в стране по трудоустройству кадров на всевозможные должности и позиции со стопроцентным успехом. И все это благодаря разработкам Главного Нейро-Инженера — старик не любил свой титул, ссылаясь на схожесть его звучания со словом "нержавейка"...

 

"Внимание! Внимание! Сознательная активность мозга равна нулю!" — мелодичный голос компьютера прервал ход мыслей Картера.

 

— Час пятьдесят три! — Старик победоносно повернулся к Картеру. От широкой улыбки его лицо словно помолодело. — А я что говорил?

 

— Извините... — робкий голос Клэя раздался как нельзя некстати. — Ну... а теперь-то что? Вы же посмотрите на него...

 

Оба его собеседника перевели взгляд на человека за стеклом. Он сидел неестественно прямо, смотря перед собой в какую-то несуществующую точку. На правом виске от множества уколов выступили капельки крови. Из правой руки с тихим шорохом выпала дискета с "Донжуаном" — он даже не пошевелился.

 

— Что с ним? — голос Клэя прозвучал неестественно тонко.

 

— С ним ничего. — Старик указал на панель приборов. Сердце, легкие, почки работали ровно, без сбоев. Давление, температура тела были нормальными. Только датчик активности мозга горел цифрой "ноль". Старик повторил:

 

— С ним совершенно ничего. Просто он перегрузил свой мозг "персоналиями", а они сами по себе пассивные, их нужно активировать сознанием, чтобы пользоваться. Освобождая место под новые и новые "персоналии", он должен был постепенно стирать сознание, по частям, пока полностью не удалил его. Поэтому и выглядит, будто мозг не работает. А работа сердца, легких и всего остального организма сознанием не контролируется, поэтому там изменений нет.

 

— А что же теперь? — Клэй очень хотел записать эти объяснения в блокнот, но побоялся выглядеть еще большим "салагой".

 

— А теперь мы устанавливаем ему программу нашего производства, "МоЗГ 1.2с", которая форматирует секторы мозга, занятые "персоналиями", стирая их и освобождая место под новую "персоналию". — Старик привычным движением руки вытащил из ящика рабочего стола футляр с дискетой. — Картер, кого тебе нужно по списку?

 

— Водителя-дальнобойщика. — Картер перевернул несколько листов, аккуратно подшитых в папку. — Да, точно. Для "Трансконтинентальной".

 

Старик повернулся к стеллажу и пробежал глазами по названиям программ, высвеченных на торцах оптических дисков. Они были сложены в алфавитном порядке, и уже через мгновение нужная дискета была найдена. "Скоро обед, а тут этот лезет с вопросами..." — мысли старика на мгновение оставили работу и переметнулись на Клэя, молодого сотрудника, которому он должен будет когда-то передать руководство проектом; самому Главному Нейро-Инженеру давно перевалило за шестьдесят. — "Помалкивал бы да мотал на ус. Видите ли, директоров племянник — ознакомь да подготовь!... Отвлекает только!"

 

— Клэй, бери обе программы и пошли устанавливать. Пора тебе от теории переходить к практике. — В голосе старика звучало плохо скрытое раздражение, замаскированное под усталость. — Да захвати аптечку, там вата и спирт, вытрешь ему кровь с виска...

 

— Но почему... Почему он стер себе сознание? — В словах молодого сотрудника угадывался еще один скрытый, немой вопрос. Клэй явно не одобрял весь процесс и, наверное, даже сомневался в его легальности. Обращался он к Картеру, впервые за весь разговор. В сторону старика он старался не смотреть.

 

— Мы тут ни при чем. Никто не заставлял его это делать. Он, как и все, был знаком с технологией "персоналий". У него даже был собственный оптический дисковод. Ему явно импонировала возможность становиться разными людьми, жить разными жизнями. Он просто хотел быть всеми, — Картер высказал свое мнение, собираясь уходить.

 

— А по-моему, он просто не хотел быть собой. — Голос старика теперь звучал беспристрастно, даже холодно. — Взял аптечку? Тогда пойдем!...

 

* * *

 

Картер спустился вниз, листая подшивку. Подошел к двери, ведущей в комнату ожидания, приоткрыл ее и остановился, все еще шурша страницами. За дверью можно было расслышать голос секретарши, объясняющей кому-то по телефону достоинства их фирмы:

 

— Да-да, наша фирма потому и называется "УСТРОИМ ВСЕХ", что у нас не бывает отказов... Мы стопроцентно гарантируем ваше трудоустройство... Заинтересованы? Прекрасно! Ближайшее интервью можем провести завтра, в восемь утра... Что нужно приносить на интервью? Ничего! У вас ведь есть оптический дисковод? Да, подойдет любая стандартная двадцати-терабайтовая модель за правым ухом... У вас пятидесяти-терабайтовая? Еще лучше — интервью не займет и двух часов... Да, наш адрес можно найти в виртуа-нете...

 

Все еще листая подшивку, Картер невольно вспомнил вопрос Клэя. Когда-то он сам был таким же наивным молодым сотрудником, как Клэй. Правда, он был немного умнее — после поступления на эту работу Картер сразу решил не задавать моральных вопросов, довольствуясь хорошей зарплатой и ежегодными бонусами. А в этом году бонус обещал быть большим... Через месяц он с семьей поедет в Мексику, на курорт, на целых три недели.

 

Наконец нашлось нужное заявление. Картер сосредоточился, свел брови и попробовал прогнать с лица улыбку. Он любил производить впечатление делового человека. С заявлением в руке он шагнул сквозь открывшуюся дверь в комнату ожидания. Обвел глазами находящихся там полдюжины скучающих людей. Навстречу поднялся молодой высокий брюнет и спокойно ответил ему сосредоточенным взглядом умных карих глаз. Картер еще раз вспомнил о солнечной Мексике, затем нахмурился, окончательно подавил улыбку и позвал полу-безразличным голосом:

 

— Следующий!

 

* * *

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все права защищены. Copyright © 2004 - 2006 гг. СКАЗОЧНИКИ.ru